read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



уже не мог удержать их, и новые гости клали цветы на ступеньки. Там были
маки и васильки из австралийских пшеничных заповедников, белые магнолии,
африканские лотосы, орхидеи, букеты маргариток, цветущие яблоневые ветки из
Антарктиды, где только начиналась весна, и крупные белые розы, которые росли
лишь в оранжереях Луны. Тот, кто положил свой дар, молча отодвигался в
сторону, и отец провожал его взглядом, в котором иногда мелькало смутное
воспоминание, Тогда его губы начинали беззвучно шевелиться, но к нему
подходил уже другой, а над садом, как тяжелая птица, взмывал геликоптер,
увозивший того, кого отец узнал. Толпа уменьшалась; груда цветов на лестнице
росла.
Вдруг в глубине сада появились девять стариков в блестящих белых
скафандрах; они шли обнажив седые головы, с явным трудом справляясь с
тяжестью межпланетной одежды, от которой давно отвыкли. У меня замерло
сердце: на груди у каждого из них я увидел значок пилота с Нептуна. Отец
когда-то, еще до того, как познакомился с матерью, был врачом, обслуживавшим
ракеты, хотя об этом никогда не говорил. Пилоты шли с пустыми руками, но,
подойдя к веранде, отцепили серебряные значки и один за другим ударом ладони
вбивали их острием в доску нижней ступеньки, так что эта доска, потемневшая
и вытертая тысячами ног, вдруг засверкала, как бы украшенная серебряными
гвоздями.
Потом мы остались одни в пустом, залитом солнцем саду. Отец, все
стоявший неподвижно, сделал шаг назад. Цветы посыпались из его рук. Найдя
ощупью дверь, он скрылся в доме.
А я все вслушивался в шум удаляющихся машин. Через несколько мгновений
появилась еще одна, пролетела с мягким шумом над деревьями и села на землю.
Из нее выскочил человек в комбинезоне; быстро оглядевшись вокруг, он
подбежал к веранде, бросил что-то на груду цветов и так же быстро вернулся в
геликоптер.
Я отличался хорошим зрением и издали увидел этот последний подарок:
связку красноватых сухих и колючих веток ареозы - единственного цветущего,
растения на Марсе.


МАРАФОНСКИЙ БЕГ
"Люди славили мудреца за его любовь к ним, однако, если бы они не
сказали, мудрец так и не знал бы, что любит их". Эти слова древнего философа
характеризуют моего отца лучше, чем любая фраза, какую я мог бы придумать.
Многие спрашивают себя: "Правильно ли я избрал профессию, счастлив ли я,
хорошо ли мне жить?" - и немедленно отвечают: "Да". Отец никогда не задавал
себе подобных вопросов: они не приходили ему в голову, и он, наверное, счел
бы их такими же бессмысленными, как вопрос: "Живу ли я?"
Его братья служили обществу своими знаниями. Он делал то же, а когда
наука оказывалась бессильной и битва за жизнь больного была проиграна, он
оставался при умирающем, но уже не как врач, а как человек. Его братья
испытывали то радость успехов, то горечь поражений. Отец всегда оставался
самим собою, ощущая никогда не покидавшую его тяжесть ответственности,
бывшую для его души тем, чем для наших тел является земное тяготение,
которое заставляет мускулы совершать усилие, постоянно напрягаться,
преодолевать тяжесть тела, но без которого жизнь была бы немыслимой.
После глубоко врезавшихся мне в память летних каникул я ушел со
старшего курса Института кибернетики и стал заниматься медициной. Это новое
решение, принятое с такой же головокружительной быстротой, с какой я
принимал предыдущие, вытекало, однако, из других побудительных причин: это
была попытка проникнуть в смысл основных ценностей жизни и хоть немного
искупить свою вину перед отцом.
Я окончил медицинский факультет и в то же время не оставил главной
своей цели: участвовать в звездной экспедиции. Годы занятий медициной
остепенили меня. Бабушка нашла известное утешение в том, что хоть я и не
стал художником, однако у меня появился талант: в университете меня стали
считать восходящей звездой в беге на длинные дистанции. Я завоевал звание
чемпиона континента среди студентов, а к концу занятий - чемпиона Северного
полушария.
Получив диплом, я поступил в хирургическую клинику. Полгода спустя
руководство экспедиции к созвездию Центавра объявило о наборе экипажа, и я
стал добиваться должности ассистента профессора Шрея, назначенного первым
хирургом межзвездного корабля. Меня беспокоило отсутствие профессионального
опыта, но, поскольку в экспедицию подбирали людей, имеющих разностороннюю
подготовку, я рассчитывал, что при решении вопроса будет иметь значение то
обстоятельство, что я занимался звездоплаванием и кибернетикой. Когда я
выдвинул свою кандидатуру, один из астронавтов заявил мне, что ответа
придется ждать долго, поскольку наплыв желающих очень велик и каждое
заявление рассматривается весьма тщательно. "Однако, - тут он усмехнулся, -
такой урок терпения может оказаться крайне полезным на будущее, потому что
нам придется много лет ожидать в ракете, пока мы достигнем цели..." "Нам
придется", - так сказал он, и, хотя это был лишь случайный оборот речи, я
жил этим словом четыре месяца.
Дома я не мог найти места и надолго уходил в лес. Была осень, деревья с
голыми ветками, резко выделявшимися на фоне голубого неба, неподвижно стояли
в желтоватых лучах словно постаревшего солнца. Так ходил я целыми часами,
пока не наступала ночь и на небосклоне не высыпали звезды; я останавливался,
поднимал голову и долго вглядывался в звездное небо. Уже ударил первый
мороз, под ногами шуршали сухие листья, отовсюду доносился холодный терпкий
запах гниения, запах разложения мертвых растений, но ни в одну весну у меня
не билось сердце так сильно, как этой поздней осенью в безлистом лесу.
Какими странными путями идет история человечества! Как часто то, что
вчера казалось непонятным сплетением запутанных, противоречивых
обстоятельств, в которцх люди с трудом продвигаются вперед и отступают назад
под влиянием ошибок, потомкам в перспективе времени представляется очевидной
необходимостью, а повороты, подъемы и спуски на пройденном пути становятся
такрди же понятными, как строки письма, составленные из простых и ясных
слов!
Много веков назад, задолго до эры звездоплавания, люди считали, что
межпланетные путешествия не удастся осуществить, не построив промежуточных
станций за пределами земной атмосферы - так называемых искусственных
спутников. Затем с развитием техники было доказано, что такая точка зрения
ошибочна: звездоплавание развивалось в течение семисот лет совершенно
независимо от искусственных спутников, на которых теперь размещаются лишь
астрономические обсерватории и пункты регулирования погоды. Однако вновь
возникла необходимость создания опорных пунктов на искусственных спутниках,
удаленных на значительное расстояние от Земли для преодоления вредного
влияния ее притяжения. На этих спутниках удобнее было изучать влияние
огромных скоростей на.человеческий организм. Потом, когда было начато
строительство корабля для межзвездных полетов, оказалось, что его надо
строить за пределами Земли; он должен был обладать большими размерами, не
позволяющими ни стартовать, ни приземляться на нашей планете. Раньше крупные
океанские корабли не могли входить в небольшие порты и становились на якорь
далеко от берега, сообщаясь с портом при помощи маленьких судов. Подобно
этому и "Гея", первый межзвездный корабль, построенный в межпланетном
пространстве на расстоянии ста восьмидесяти тысяч километров от Земли, не
был рассчитан на то, чтобы приземляться на какой-нибудь планете. Он должен
был лишь снизиться до верхних слоев атмосферы и, как бы плавая в них,
выбрасывать из себя стаи ракет связи.
Именно так уже в мое время в безвоздушном пространстве возникла первая
верфь, где строили корабли для межзвездных полетов.
Как-то я прилетел посмотреть, как строится звездный корабль. Наблюдать
работы можно было с четвертого искусственного спутника. На остекленной
палубе, на вершине металлического корпуса, стояла толпа любопытных. Ракеты
прямого сообщения доставляли сюда все новых туристов.
Верфь была покрыта тенью, которую отбрасывала Земля. Место
строительства освещали колебавшиеся подобно маятникам юпитеры; каждый
отбрасывал двенадцать лучей, сверкавших молниями далеко внизу, отражаясь от
стальных плит, уложенных слоями на корпусе корабля. На поверхности корабля
работали автоматы: одни без устали двигались вперед и назад подобно челнокам
гигантского ткацкого станка, другие ежеминутно поднимались над корпусом, то
вспыхивая в лучах прожекторов, то исчезая во мраке. В бинокль можно было
рассмотреть различные элементы конструкций, которые эти маленькие создания
легко переносили с места на место - все предметы здесь были лишены тяжести.
Над всей строительной площадкой вились разноцветные полосы дыма, вылетавшие
из-под сварочных аппаратов. Длинные хвосты цветных искр, свисая по бокам
строящегося корабля, лениво собирались в облака, пронизанные в разных
направлениях десятками лучей. Симфония света гасила бледные звезды,
мерцавшие на плоском фоне постройки. Вся площадка совершала по отношению к
нашему наблюдательному пункту, отстоявшему от нее в тридцати километрах,
величественно-медленное вращение.
Прошло одиннадцать месяцев непрерывных работ, и автоматы исчезли: они
вползли внутрь корабля, если принадлежали к его механической прислуге, или
же удалились на одну из своих баз, и "Гея", освобожденная от лесов двигалась
подобно искусственной Луне вокруг Земли, огромная, серебристая, молчаливая.
В ее бездонных соплах еще ни разу не сверкнули вспышки атомного огня.
Отец мой любил поэзию, но эта любовь проявлялась довольно своеобразно.
Он называл стихи своей помощью и очень редко читал любимых поэтов. Лишь
иногда ночью в окне его комнаты загорался свет: отец брался за томик стихов.
Такой же помощью для меня в течение многих месяцев ожидания были
альпинистские экскурсии.
Когда мне становилось очень не по себе, я просил друзей заменить меня в
клинике и совершал в одиночку восхождение на труднодоступные горные вершины.
Вдруг как-то неожиданно над моей головой разразился ливень событий: я
получил от первого астронавигатора экспедиции извещение о включении меня в
состав экипажа, увидел свое имя в списке участников летних олимпийских игр и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.