read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Священник отвел взгляд в сторону.
- Ну я не уверен, что ты разговаривал с самим Князем... но это
неважно, его полководцы говорят те же слова. А не убил потому, что одним
меднолобым больше, одним меньше... Зато душа твоя стоит явно дороже.
Вообще любая душа неизмеримо ценнее мускулов и железа на этих мускулах.
Ну, станет у него на одного противника меньше сейчас? Но ты уж наверняка
уйдешь в ряды небесного воинства!.. И укрепишь ряды для будущей битвы,
последней и окончательной... Князю Тьмы очень хотелось бы поколебать
тебя, ибо душа твоя в этом теле... возможно, более великий воин, чем
твое тело в этих доспехах. И вообще Сатана никого не убивает сам. Он -
соблазнитель, это его самый страшный и самый разящий меч!
Бернард ничего не понял, сказал обиженно:
- Ты чего такое говоришь на моего оруженосца? Он дрался хорошо.
- Цыц, - сказал священник строго. - Это ты, дурень, в своем
невежестве полагаешь, что война идет за земли, за власть, за золото. Но
так думают простолюдины. Да-да, простолюдины! Неважно, на тронах они
сидят или пашут землю. Простолюдины - те, кто... прост. Главная война -
за души людские! Это вы в своем железе одинаковые, как гвозди для
подков, но души у вас настолько разные... Есть с гору, есть с маковое
зернышко, есть светлые, есть черные, а сколько продажных душ,
прожженных, подлых, замаранных, фальшивых?
Бернард сказал с интересом:
- А что за душа у Дика?
- Если она у него есть, - ответил Совнарол зло. - А если и есть, то
за семью печатями. Закрыта для Добра и Зла. А это и есть самый страшный
человек на свете... Возможно, этот... которого вы приютили так
неосторожно... и есть тот самый Антихрист, которого весь отар ждет с
трепетом и страхом!
Бернард посмотрел на меня, заскучал от умных разговоров, в которых
ничего понять невозможно, махнул рукой и указал нам на ближайшую
таверну.
Из таверны, уже будучи навеселе, все мы возвращались поздно вечером.
Солнце опустилось за городскую стену, великолепный кровавый закат
медленно угасал, а с восточной части неба уже поднималась бледная, как
призрак, луна. Рудольф явно хотел обнять меня, сиротку, за плечи, но не
дотягивался. На постой меня определили к нему, и теперь он вел меня в
свой дом. Поживем пока, а дальше будет видно. Перед дверью я долго
вытряхивал .пыль, смывал грязь и пот, присматривался, прислушивался к
разговору слуг.
Дом Рудольфа был не богат, но и не беден: просторные сени, широкая
горница, кухня, чулан и две боковушки. Окна аккуратно затянуты настоящим
бычьим пузырем, чистым, промытым, а очаг посреди горницы, что в земляном
полу, огорожен крупными камнями.
В потолке дыра, куда выходит дым, свисают черные космы копоти на
паутине, а на длинных поперечных балках, на колышках раскачиваются
окорока кабанов, медведей, оленей, там же коптятся широкие кольца
колбас, вырезки из воловьих и лосиных хребтов.
На полках, называемых мисниками, ровным рядком стоят глиняные и даже
две оловянные кружки. Ложки все, как одна, из хорошего дерева, половина
расписана яркими цветами и покрыта лаком.
Чтобы стены не казались пустыми, Рудольф велел повесить везде
крест-накрест добытые в бою мечи, копья, с улицы, дротики, секиры и
боевые топоры. Когда стена заполнилась, он повесил на другую, чтобы не
выглядела сиротой, все щиты и даже конскую сбрую.
Когда топят, горница, конечно же, наполняется едким дымом, оружие
быстро чернеет, слугам приходится периодически его чистить, зато рукоять
боевого топора не переломится в бою лишь потому, что ее изнутри прогрыз
проклятый жук-дровосек.
Обедать, это я тоже врубился сразу, садятся за общий стол в главной
горнице, не делая различия между хозяевами и челядью. Стол из простых
сосновых досок не ломится от еды, как не ломились и сосновые лавки под
тяжестью исхудавших поселян, однако достаток есть, есть.
Я сложил свои нехитрые пожитки, посмотрел, как устроили коня, - все
работают, как муравьи, все знают свое дело, свои обязанности, все
кому-то принадлежат и затем вышел в город.
Бернард - когда же он спит? - с двумя мастерами отбирал в городской
оружейной палате оружие для молодых воинов.
- Что делать? - повторил он мой вопрос. Мне послышалось далекое
грохотание в тучах. - Я нашел было тебе занятие... все-таки ты мой
оруженосец, но умные люди отговорили. Ты ведь больше пользы принес,
когда... словом, когда тобой не управляли. Не указывали, что делать,
какого коня какой щеткой скрести. И меч добыл, и Галахада отыскал... ну
ладно, наткнулся случайно, но все же сам... Так что пока походи на
длинной веревке. Надо будет, укоротим. На недельку свободен, понял?
Знакомься с нашим королевством. Боюсь, твое время придет раньше, чем ты
думаешь...
Я кивнул, пряча глаза. Как же, как же, я помню про святейшую
инквизицию. У них суд скор, как у наших чекистов с их революць"нной
бдительностью..
- Хорошо, - сказал я с готовностью, - я попробую быть полезным. Да
что там попробую, постараюсь! Но, Бернард, ты знаешь, я здесь человек
новый, могу ляпнуть глупость... даже оскорбительную глупость! Но это не
со зла или желания ляпнуть или наляпать, понимаешь, а по невежеству. А
невежи угодны Господу, помнишь? Так что не сердись, ответь мне,
пожалуйста, кто такие оборотники?
Молодые воины услышали, отпрянули. На их лицах были стыд и
отвращение, а на Бернарда они смотрели подлинным изумлением. Бернард
перекосился в злой гримасе.
- Я уже жалею, что тебя взяли!
- Бернард, ты только ответь, - сказал я умильно, - и я сразу от тебя
отстану.
Бернард опустил ладонь на рукоять ножа, взгляд скользнул по моему
открытому горлу.
- Я знаю и другой способ, чтобы ты отстал. Навсегда.
- Ты этого не сделаешь, - ответил я торопливо. Лоб покрылся
испариной, а голос дрогнул от осознания, что Бернард в самом деле может
зарезать легко и просто, как режет овец. Конечно, просто пугает, но
все-таки в этом мире в самом деле слово и дело стоят рядом. - Я ведь не
враг!.. Я еще могу пригодиться.
Бернард вздохнул, плечи опустились.
- Да, сейчас каждая пара рук дорога. Ладно, парень, живи. Но больше
никого не спрашивай, кто такие оборотники. В крепости не все такие
ангелы, как я.
Я трусливо уронил взгляд. Если Бернард ангел, то весьма и весьма
гневный ангел. Если есть такие волосатые ангелы.
- Ладно, - сказал я и сделал осторожный шажок назад. - Я пойду,
ладно?
- Иди, - буркнул Бернард. Потом, видя мое смирение, бросил вдогонку:
- Мой тебе совет - никого не расспрашивай про них! Понял?
Я покачал головой:
- Не понял, но все равно не буду. Мне жизнь дорога.
- Жизнь что, - сказал Бернард зло, - ты душу береги! Оборотники
больше опасны душе, чем плоти. Ведь жену того мужика не убили, а
околдовали! А единственный правильный путь борьбы с оборотниками - не
говори о них, не думай о них, а едва где встретишь - убивай, пока они не
успели раскрыть рта.
Я кивнул.
- Так бы и сказал. Только не понял, почему о них нельзя говорить даже
между собой?
- Потому что это тоже как-то дает им силы! Понял? К ним надо, как к
крысам. Только тогда будешь сильнее, а они - слабее.
На улице я постоял, подумал, оглядывая двор. Прошла миленькая
девушка, улыбнулась мне тихо и застенчиво. На палочке проскакал
мальчишка, остановился передо мной, выдохнул изумленно:
- Ого! Вот это рост!.. Ты огр?
Я подумал, пожал плечами.
- Да вроде бы нет. А что, похож?
- В точности, - заверил мальчишка. - Тогда ты из благородных?
- Гм, - ответил я, - интересный выбор: либо огр, либо благородный. А
чем лучше быть благородным?.. Я вот из простонародья.
- Фи, - сказал мальчишка. - У простонародья красная кровь и черные
кости! Я в удивлении развел руками.
- А у тебя какая?
- Голубая, - ответил он. - Голубая кровь! И в доказательство засучил
рукав и с гордостью показал маленькие детские вены, в самом деле почти
голубые.
- Голубая кровь, - повторил я задумчиво, в голове мелькнуло что-то из
классиков, но что, не вспомнил, - и белые кости... да?
- Да, - ответил он гордо, - ибо я - благородный!
А вот Асмер живет в достатке, определил я, когда подошел к его дому.
Можно сказать, в сравнении с Рудольфом купается в роскоши. Окна в его
горницах из пластин рога, распиленного и отшлифованного до толщины
тончайшей льдинки, и через них виден не только свет факелов за окном, но
можно различать даже людей и коней.
Вместо очага, что у Рудольфа, здесь настоящая печь, жарко полыхают
две жаровни, а сам пол не земляной, не глиняный, а из настоящих досок,
плотно подогнанных так, что в щель не просунуть и палец. Пол листает,
гладко выструганный и вымытый, от него пахнет сеном.
На широких мисниках, кроме глиняных кувшинов лежали медные миски и
тарелки. Все кружки оловянные, есть даже медные, а из ложек я заметил



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.