read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Две светелки, - поднял два пальца ведун. - И не поросенка ловите, а кабанчика. Нас скоро не двое, а десятеро будет.
- Почему десять? - не поняла девка. - Нас же семеро!
- Радула нужно за троих считать, - пояснил Олег, поднимаясь на крыльцо. - Рубится он за десятерых, но и ест, как работает. Да и я чего-то оголодал на походной каше с сушеным мясом. Хочу жаркого, с сальцем и румяной корочкой.
- Будет с корочкой! - немедля подтвердил хозяин, которого известие о большой компании только обрадовало. - А поместитесь в двух светелках-то?
- Холопы и в конюшне поспят на сене, - невозмутимо сообщил ведун.
- Мало пока сена, не запас еще, - посетовал хозяин, распахивая перед гостями дверь. - Но мы им лавки в людской составим. А мальчишки на кухне подремлют, али в амбар пущу. Светелки смотреть пойдете?
- А чего на них смотреть? - пожал плечами Олег. - Все они одинаковы. Да гляжу я, двор у тебя новый, только выстроен. Ты хоть окна затянуть чем успел, али токмо дыры прорубил.
- Полотном затянул промасленным, - поморщился хозяин. - Ох уж этот Владимир, отродье похотливое! Да отвернутся от него Услад с Ладой вместе, да не даст ему Дидилия потомства, да плюнет Велес ему на макушку...
- Владимир князь Киевский, что ли? - осторожно уточнил ведун.
- А кто же еще?! Не дает ему покоя окаянный отросток, а мы все токмо убытки считаем!
- Прости, хозяин, из дальних мест я приехал... - тщательно подбирая слова, начал Середин. - И чем его "окаянный отросток" навредил твоему двору, мил человек?
- Ужели не слышал? - изумился крепыш, выставляя на ближнюю лавку высокие глиняные кружки. - Прознал князь Владимир, тогда еще Новгородский, про красоту княжны нашей, Рогнети. Просватался к ней, стало быть. Дары прислал, бояр приближенных, всё честь по чести. Но княжна наша и дары, и бояр завернула. Не люб ей Владимир, дескать, и всё!
Хозяин налил полные кружки чего-то пенистого и янтарного, кивнул на Раду:
- Твоя красавица пиво пить станет?
- Ты будешь? - перевел Олег взгляд на девушку. Холопка отрицательно мотнула головой, и тогда крепыш взял вторую кружку сам:
- Давай, гость дорогой. Пусть дороги ложатся пред тобой скатертью, а в каждом селении у тебя найдется верный друг.
- Спасибо на добром слове, мил человек... - Середин отпил несколько глотков, пытаясь понять, чем же его угощают, отер с усов пену, а хозяин, пригубив кружку, сообщил:
- Белояром меня кличут. Так, молвил ты, кабанчика мне для вас заколоть? Счас, сделаем...
Крепыш направился к полотнищу у дальней двери, из-за которой пахло вареными овощами.
- Постой! - спохватился Олег. - Так про княжну ты не досказал, Белояр. Не вышла она, стало быть, за Владимира?
- Вышла, - ненадолго задержался у полога хозяин. - Заявился Владимир с ратью, посады все пожег, башню подъездную развалил, стену в трех местах проломил, город силой взял. Опосля на Киев ушел. И Рогнеть увез. Хоть не снасильничал, женой честно назвал, и то ладно. А мы вот... Строимся...
- Ага... - Теперь ведуну стало понятно, отчего Радул не рвется в гости к здешнему правителю. Он взял со стола кружку, допил до конца, поставил обратно. - Пожалуй, в здешних краях про киевского правителя лучше не упоминать.
- Я тебе очень благодарна, ведун, - тихо сообщила от стола Рада.
- За что? - не понял Олег, мысли которого были сейчас заняты совсем другим.
- За упырей на болоте. Ты мне живот тогда спас, от участи страшной уберег.
- Ничего, - пожал плечами Середин. - Это долг мой. Ты женщина, я мужчина. Значит, я должен тебя защищать.
- Да, боярин, - кивнула Рада. - Я тебе очень благодарна, ведун. Я для тебя на все готова.
- Спасибо, конечно, за благодарность. В общем, коли что, можешь и впредь на меня полагаться.
- Я совсем-совсем на все для тебя готова.
- Спасибо, я буду про это помнить.
- Надо бы перину проверить в светелках наших. А то вдруг боярыне Пребране не по нраву придутся?
- Так проверь. Надо только у хозяина или мальчишек его спросить, которые наши комнаты.
- Я для тебя на все готова, ведун, - повторила Рада. - Очень тебе благодарна.
- Хорошо, - согласился Середин. - Спасибо на добром слове.
Через комнату стремглав промчался Белояр и выскочил во входную дверь. Холопка же, угрюмо повесив голову, продолжала стоять на месте. И тут вдруг в мозгу у ведуна, раздумывающего о том, как это великий князь из-за одной женщины вдруг решился затеять целую войну, что-то перещелкнулось. Он повернул голову и окинул Раду совсем уже другим взглядом. Забавные конопушки, маленький вздернутый носик, карие глаза, тонкие, высоко изогнутые брови и пухлые выпяченные губки. Сарафан, перехваченный пояском чуть не под самыми плечами, многообещающе оттопыривается на груди. А чтобы узнать о прочих достоинствах, способ имеется только один.
- Какая ты сегодня красивая, Рада-Радуница... - прошептал он. Девушка мгновенно вскинула голову, и глаза ее сверкнули, как два крохотных зеркальца. - Давай-ка я тебя наверх провожу. А то мало ли что может в пустых комнатах случиться?
- Всякое... - многообещающе ответила Рада и, взяв его за руку, повела к лестнице.
Позади распахнулась дверь, внутрь шумно ввалились мужчины, сопровождаемые радостным голосом хозяина:
- В нашем дому гостям завсегда рады! Сбитеньку горячего с дороги отопьете, али пивка налить? Щец можно холодненьких, вчерашних, налить, али убоину запечь на вертеле...
Внезапно запястье левой руки ощутило теплое прикосновение. Ведун замер.
- Ты чего? - обернулась девушка.
- Подожди...
Олег оглянулся на новых гостей. Молодые, лет по двадцати-двадцати пяти. Обветренные загорелые лица, на всех войлочные и кожаные поддоспешники, мечи на боках. Кое у кого за пояс заткнуты кистени. Но не такие, как у Середина, а боевые - на коротких деревянных рукоятях. На него внимания никто не обращал. Да и не похожи были эти ребята на магов-знахарей. Скорее - на варягов, ищущих прибыльной службы, али ратников, вернувшихся после долгого похода.
- Всё тащи, что есть на печи! - громко рассмеялся один из гостей, звякнув о стол кожаным кошелем. - Настал твой счастливый час: мы так голодны, что готовы сожрать быка.
- И выпить бочку пива! - добавил второй.
- Подожди... - Ведун высвободил руку, пересек зал, вышел на крыльцо, огляделся. Нет, больше никого..
Он дошел до конюшни, опасаясь за коней, - но тут исходящая от креста теплота спала. Середин остановился, поймал за плечо пробегающего мимо мальчишку:
- Сумки мои где?
- Дядя Белояр в светелку наверх отнести повелел.
- Какую?
- А первая самая от лестницы, по левую руку.
Олег разжал пальцы, повернул к дому, опять пересек трапезную, поднялся по ступеням.
- Боярин... - широко улыбнулась ожидавшая его наверху Рада.
- Сейчас...
Середин толкнул первую слева дверь, ступил в комнатку метра три на четыре с одним топчаном и двумя лавками возле узкого стола, увидел свои сумки, провел над ними рукой. Нет, ничего. Никакой порчи, поклада, прочей магии не ощущалось.
- Боярин... - проникла следом девушка.
- Подожди...
Середин вышел из светелки, спустился вниз. Ощущая жар крестика, снова оглядел трапезную постоялого двора. Кроме ратных путников, более никого. Ведун прошел к отгораживающему кухню пологу, чуть приоткрыл. Две бабы, две простоволосые девицы лет по тринадцать.
Середин заколебался. Разумеется, присутствие колдовства еще не означало, что оно направлено именно против него. Но всё равно - если опознать источник магического воздействия, будет намного спокойнее.
"Может, кикимора или рохля местные? Или баечника кто занес? - подумал он и тут же поправил себя: - Не может такого быть. Дом новый, нежити тут обосноваться рановато. Старый двор киевский князь спалил, а нечисть огня не переносит, должна была разбежаться".
И тем не менее - ведь нашел же он на Себежской гати поклад в обозе! Если маг после обратной порчи отбился, то вполне мог предпринять новую попытку.
- Чего ищешь, гость дорогой? - спросил из-за спины хозяин.
Середин вздрогнул, оглянулся:
- Проголодался я чего-то. Как там насчет кабанчика?
- Освежевали уж, мил человек. Сейчас на вертел, да и в печечку. Может, грибков пока соленых принесть? Печень кабанью пожарить можно да почки на вертел насадить. Это быстро, оглянуться не успеешь.
- Печень? - переспросил ведун. - Ладно, давай печень. - Тут с грохотом распахнулась дверь, ударилась о стену, прыгнула вперед, сложилась пополам и рухнула на пол.
- Ты здесь, ведун? - пригнувшись под высокой притолокой, вошел в дом боярин Радул. - Всё, сполнили мы свое обещание! Теперича и дух перевести не грех. Хозяин, меду хмельного неси! Маковой росинки с утра во рту не было.
Богатырь перебросил ногу через ближнюю лавку, уселся за стол, оперся локтями. Что-то с легким потрескиванием заскрипело. Лавка прогнулась. Если бы у нее были глаза - то наверняка бы выпучились от натуги. Середин увидел, как уголки рта у хозяина поползли вниз, а лицо, быстро бледнея, заметно вытянулось. Олег вздохнул, полез в карман, вытащив золотой дирхем, оставшийся еще со времен поездки через Булгарию:
- Это задаток. Тащи мед. И это, девицу из светелки моей вели позвать. Пусть тоже поест.
Как и следовало ожидать, золото немедленно оказало яркое терапевтическое воздействие: на щеках хозяина появился румянец, лицо снова округлилось.
- Буривоп! - закричал он в открывшийся во двор проем. - Сбегай в светелку гостя нашего, красавицу его позови. А потом к Рюрику беги, который плотник. Сказывай, пусть идет, дверь свою латает. Да на совесть! А то двух дней не простояла...
Олег прихватил со стола свою кружку, дошел до товарища, сел напротив:
- Сдал, что ли, князю на руки?
- Не, в воротах попрощался. Чего в городе стольном случиться может? Тем паче, с холопами она, с оружными. Хозяин! Мед где?! - Радул наклонился вперед. - У меня после гати той по сей час кошки по душе скребут. Одно дело, с сотней хазар одному рубиться, а другое - с такими тварями. Ей вжик голову, а она прыг на ноги и тикать. И голова хихикает. Али пополам развалишь, а они обе когтями шварк, шварк, и поползли. Мыслил, не дойдем. Никакое твое ведовство не поможет. Однако же видишь, - распрямился он, - в Полоцке мы ныне! На перинах мягких отоспимся, медку откушаем, да завтра дальше тронемся! Хозяин? Ты спишь?!
- Я здеся уже... - Крепыш поставил на стол бочонок со сбитым верхним кольцом, водрузил перед боярином не кружку, а толстостенный деревянный ковш размером с двухлитровую кастрюльку.
- Молодец, хозяин! - похвалил его предусмотрительность богатырь и хотел было хлопнуть хозяина по плечу, но Белояр от такой ласки благоразумно увернулся:
- Вкусно вам откушать. Сейчас вертела принесут.
- Вертела? - не понял боярин.
- Я кабанчика цельного заказал, - сообщил Середин. - А покуда жарится - потрошка нам для разжигания аппетита сделают.
- Разжигания чего?
- Открывай, - вместо ответа кивнул на бочонок Олег.
- Это мы запросто... - Богатырь встал, взялся двумя пальцами за затычку, потянул вверх. Бочонок на пару сантиметров оторвался от стола, потом грохнулся обратно, а из дырки в верхней доске ударила струя пены. - Ах, ты ж...
Боярин схватил бочонок за пухлые бока, перевернул над головой - в его распахнутый рот полилась струя в два пальца толщиной. В трапезной повисла тишина, в которой слышались громкие глотки. Примерно через полминуты киевский воин опустил бочку к губам, наклонился вперед, ставя на стол, и утер усы:
- Хороший мед, хозяин. Холодненький, но шипучий. Где там обещанные потроха?
За медом, почками на вертеле и пивом под печень в глиняном лотке время бежало легко и быстро. Трапезная постепенно наполнялась народом. Кто-то, поев, уходил, но на свободное место тут же усаживались новые желающие. Ратные посетители ушли, крест на руке успокоился, а потому Олег спокойно прикладывался к пиву и не особенно смотрел по сторонам.
Вскоре после того, как хозяин запалил масляные лампы, подвешенные над каждым столом на двойных пеньковых веревках, появилась Пребрана с холопами. Глядя на ее довольное лицо, ничего выспрашивать сотоварищи не стали, но боярская дочка и без вопросов похвасталась:
- Недоимку князь простил, за отвагу, что сама всё привезла, похвалил, здоровьем отца озаботился, дозволил в этом году в ополчение, буде понадобится, не выходить. - Она хихикнула: - Я пообещалась сама в броне и с мечом явиться, он и рассмеялся. Сказал, что в верность бояр рода Зародихинского верит и гнева своего держать на них долго не может. Коли не подрос старший в роду, сам пока землю нашу оборонит.
- Отлично. - Ведун хлопнул в ладоши: - Хозяин, неси нашего кабанчика!
- И меду не забудь, - спихнул богатырь со стола опустевший бочонок. - Пригубишь с нами зелья веселящего, красавица?
- Отчего теперь не пригубить? - чуть не в точности повторила слова боярина Пребрана. - Коли дело сделано, можно и погулять, за спину не оглядываясь.
При появлении оловянного блюда с цельным кабаном разговоры за столом надолго умолкли. Холопы, глотая слюни, дождались, пока хозяйка и двое ее знатных спутников утолят первый голод да отрежут себе на ломти хлеба по хорошему куску, после чего оттянули блюдо на край стола и дружно принялись истреблять остатки мяса. Девушка выпила кружку меда. Еще одну. Оглянулась на хозяина, приказав по доброте своей принести холопам пива, дабы не смотрели с такой завистью, осушила еще кружку и наклонилась вперед:
- Бояре, возьмите меня с собой.
- Да никак не можно! - испугался киевлянин. - Че люди подумают, че отец твой скажет?! Он мне тебя под честное слово доверил, под клятву на мече - а я тебя в Киев увезу? Не будет такого!
- Ты меня клялся до Полоцка довести, боярин Радул, - напомнила девушка. - Ныне мы здесь, ты от клятвы свободен. Так возьми меня с собой, именем Триглавы тебя прошу! Когда еще такая возможность у меня случится? Вы воины сильные и честные, с вами никакой беды бояться не надобно. Коли сейчас не поеду, никогда в жизни ужо Киева мне не видать, точно знаю... На усадьбе завсегда хлопот хватает. Летом одни, зимой другие. Мужи в поход уходят - кому с хозяйством разбираться? Мне, бабе старшей! А так хочется хоть разик в первопрестольный город зайти, хоть краем глаза на великого князя посмотреть. Сейчас не поеду - никогда ужо не поеду.
- И не думай, - легко подняв почти полный бочонок, налил в свой ковш меда богатырь. - Ладно, туда с нами пойдешь - а назад как же? Да и отец твой изведется весь в неведении.
- Я завтра в усадьбу Вавилу отправлю, - подставила ему свою кружку Пребрана. - Телеги отведет, товар кое-какой я тут на торгу прикупила. Заодно и письмецо батюшке передаст. И на словах - про решение мое.
- Нет-нет, - возмутился Радул. - Куда без отцовской воли, отцовского разрешения? То грех, боярыня... Нехорошо это.
- А я всё равно поеду! - дернула к себе кружку девушка. - За вами сзади и поеду. Дорога княжеская, кто мне запретит?
- Я твоему отцу клятву давал! - тихонько, чтобы не расплескать мед, стукнул кулаком по столу боярин.
- Кончилась твоя клятва, - с ехидством покрутила головой Пребрана. - Боле ты мне не указ. Куда хочу - туда и еду! Всё! Завтра в Киев отправляюсь. Поживу на любом постоялом дворе, к детинцу погуляю, на Днепр посмотрю, князю челом ударю, а по снегу назад уеду, дабы до посевной в усадьбе быть.
Середин расхохотался.
- Ты чего, ведун? - не понял богатырь.
- Ох, уж эти бабы, спорить с ними... соглашаешься, что-то доказываешь, отпираешься - а всё едино по-своему делают. Непонятно только, зачем тогда спрашивают? Ты хоть понял, чего тебе выбрать предлагают? Или ты ее с собой берешь - или она сама с тобой поедет. Тебе как больше нравится, боярин?
Радул посмотрел на девушку, тяжело вздохнул, взял ее кружку и наполнил медом.
- Вот и я примерно так же думаю, - усмехнулся ведун.
Стараниями семи человек и кабанчик, и мед с пивом закончились довольно быстро. Пошатываясь от сытости, люди поднялись из-за стола. Женщины и ведун с боярином пошли на второй этаж, а холопы остались обгладывать косточки и ждать, пока хозяин отведет им место для сна. А может, избавившись от хозяйских глаз - выпить чего-нибудь еще, коли кто-то из них успел поднакопить немного серебра.
Наверху стало ясно, что спать на перине повезло боярину Радулу. Когда он укладывался на постель - места для кого-то еще уже не оставалось. А на составленных рядом лавках он просто не помещался. Середин достал свою верную, мягкую и теплую медвежью шкуру, но расстелить ее не успел - привязанный к запястью крест начал быстро нагреваться. Ведун схватился за саблю, подступил к двери, прислушиваясь. В коридоре было тихо - а крест начал потихоньку остывать.
- Ква... - пробормотал ведун. - Боярин, пошли со мной...
Он резко распахнул дверь, выскочил, посмотрел по сторонам: никого. Удерживая наготове саблю, дошел до соседней двери, постучал:
- У вас все в порядке?
- Кто там? - узнал он голос Пребраны.
- Это мы, боярин Радул и я.
- Рада, открой...
Олег с Радулом вошли в комнату. Женщины были уже простоволосы, в одних рубашках. Боярышня даже успела забраться под одеяло.
- Ничего не слышали? - Ведун подошел к окну, потрогал раму. Деревяшка, конечно, прочная. Но промасленная тряпица - не стекло. И пробить легко, и шума при этом почти не будет.
- Случилось-то чего?
- Колдуна чувствую, - задумчиво погладил подбородок Олег. - Днем был. Сейчас вот приходил и ушел. Не иначе, выслеживает. Проверил тайно, здесь мы или нет. Вот только кого ищет, не знаю. Может, меня. У меня среди этой братии врагов хватает. А может, и вас. Помните, поклад я в вашей телеге нашел?
- Что же делать, боярин?
Хороший вопрос. Если оставить женщин одних - от мага им не отбиться. Ни знанием, ни силой. Забрать к себе? Не самая приличная идея. Впрочем, когда речь идет о жизни, всё остальное можно на время затереть...
- Вставай, красавица, дай перину скатаю. Переночуете у нас. Смею уверить, вам же спокойнее спать будет.
Споров, на удивление, не последовало. Женщины не медля перебежали в соседнюю светелку. Олег скатал перину, взял под мышку. Боярин прихватил лампу, чтобы масло зря не горело, прикрыл дверь.
- Так, - вернувшись, осмотрел комнату Олег. - Получается, на лавках придется лечь тебе, боярыня Пребрана. А мне судьба по полу валяться. Ничего, зато не упаду...
Ведун раскатил набитый перьями матрац, развернулся к двери и кисло поморщился, глядя на засов. Из-за дороговизны железа русский народ шел на массу разных хитростей. Двери, что полегче, вешали или на деревянные сучки, или на толстую воловью кожу, с успехом заменяющую рояльную петлю, и пришивали ее деревянными гвоздиками, а тяжелые ставили на "пятки" - в крайней доске оставлялось два шипа, сверху и снизу, которые вдевались в отверстия на бревнах под дверью и над ней. Вместо скоб засова к стене и двери были плотно примотаны три куска дерева с торчащими из них вверх обрезанными сучьями. Засов ложился на них плотно и дверь запирал надежно. Но оставался маленький пустяк. Сквозь щель косяка легко было просунуть тонкое лезвие и аккуратно поднять засов вверх. Быстро и почти бесшумно.
Назначить дежурство? После такого количества выпитого меда - не получится. Схватку выиграет хмель. К тому же, они остановились на постоялом дворе, чтобы выспаться. Дозор нести и в поле можно.
- Знаю! - Середин развязал мешок с кузнечным инструментом, нашел правильную пластину, аккуратно вставил ее в щель между дверью и притолокой. Потом не спеша наложил сверху зубила, клещи, оправочные стержни, шила и пробойники. - Теперь нашу дверь открыть быстро еще можно. Но вот тихо - вряд ли. Думаю, всем можно пожелать спокойной ночи. Надеюсь, я стараюсь зря.
Дождавшись, пока Пребрана заберется под одеяло, а Рада свернется на сумках, прикрывшись Радуловой епанчой, Олег потушил лампы, скинул косуху, сапоги, развязал веревку порток. Наконец, оставшись в одной шелковой рубахе, улегся на шкуру и, положив саблю на расстоянии вытянутой руки, привычно забросил на себя мохнатый край. Сомкнул глаза, плавно уплывая в дрему, - как вдруг рядом возникло шевеление, в самое ухо ударило тяжелое дыхание...
- Мне холодно, боярин, - услышал он горячий шепот Рады. - Согрей меня хоть немного, сделай милость.
Тонкая материя между двумя телами почти не ощущалась - Олег почувствовал прикосновение к груди мягких сосков. Ее колено заползло ему между ног. Мужская плоть, поняв, что для нее настает утро, встрепенулась и стала стремительно наливаться силой. Ведун опустил руку вниз, нащупал край ее рубашки, потянул вверх, освобождая бедра, коснулся пальцами курчавых волос внизу живота...
- Рада, это ты, что ли, шуршишь? - сонно пробормотала Пребрана. - Не спится что-то. Иди, пятки мне почеши.
Девушка замерла, жалобно застонала - но из-под шкуры выбралась. Олег перевернулся на живот, прижимая свое достоинство к твердому полу, и закрыл глаза. Напряжение ушло не скоро, но в конце концов он всё-таки расслабился и покатился в бездонную яму дремоты... Как вдруг край шкуры исчез. По телу скользнули горячие руки, решительно задирая подол рубахи; пальцы легко, словно пианист по клавишам фоно, пробежали по бедрам, животу, по отдыхающей плоти. Послышался легкий шелест - рядом кучкой упала ткань, и подле ведуна опустилось обжигающе-нагое тело:
- Она спит, боярин. Мой повелитель, спаситель мой... - Мягкие губы стали целовать лицо, уши, подбородок, нежные ладошки опять сообщили его обиженному достоинству, что пора совершить нечто таинственное, сладостное и прекрасное. Через считанные мгновения оно налилось силой так, что стало даже больно и...
Да-да-дадах!!!
Железо с оглушительным в ночной тиши грохотом посыпалось на пол. Ведун привычным движением рванулся к рукояти сабли - и со всего размаха врезался пальцами в женский живот. От боли взвыли оба. Олег на миг даже забыл, что нужно делать - но быстро спохватился, нащупал саблю, вскочил, кинулся к двери... Но услышал только удаляющиеся шаги, причем уже довольно далеко.
- Вот, электрическая сила... - Вернувшись, он бросил саблю на пол, зажал пальцы под мышкой. - Сбежали, колдовская сила. Однако, наведывались к нам гости, оказывайся. Значит, не зря вместе собрались.
Радул у окна чиркал кресалом, выбрасывая на фитиль яркие искры. В коротких вспышках можно было различить сидящую на перине с прижатым к груди одеялом Пребрану и смущенно оправляющую рубашку холопку.
- Оставь, боярин, - попросил Олег. - Смотреть не на что. Больше сегодня не придут, пуганые. Давайте спать.
- А дверь запереть?
- Я и так закрою. Засов у меня под ногой.
- Как знаешь, ведун, - щелчки прекратились, - тебе виднее.
- Рада, с краю ко мне ложись, - потребовала Пребрана. - Зябко мне.
Середин положил засов на место, вернулся к шкуре и закатался в нее, как сосиска в тесто. Больше его никто не тревожил до самого рассвета.
Утро началось со скандала: хозяйка надавала Раде подзатыльников за то, что та слишком долго сворачивает перину, после чего женщины ушли к себе одеваться. Олег собрал в мешок раскиданный по полу инструмент.
- Как мыслишь, ведун, за кем тати ночные приходили? - поинтересовался боярин.
- Не знаю, - пожал плечами Середин. - Если бы мы девиц к себе не забрали, вот тогда было бы понятно. Коли утром нашли бы их мертвыми - значит, к ним...
- Тьфу, типун тебе на язык! - отмахнулся Радул.
- Ты же сам спросил!
- Я гадаю, стоит брать боярышню с собой али нет? - почесал в затылке богатырь. - Коли за нами охоту ведут, то ни к чему ее брать, а коли за ней - то без нас сгинет баба, дня не проживет.
Середин, затянув узел, промолчал. Можно подумать, от них с Радулом тут хоть что-нибудь зависит...
Спустя примерно полчаса все они встретились в трапезной. Середин запросил у Белояра карасей в сметане - в походе такого лакомства себе не сготовишь. Карасей у хозяина не оказалось, а потому сошлись на лещах - но таки в сметане. Пока гости, приняв на дорожку бочонок пива на всех, вылавливали из рыхлой рыбной плоти мелкие косточки, малолетняя прислуга перетаскала к конюшне тюки, узлы и чересседельные сумки, оседлала коней, запрягла все три телеги. Ведун, глядя, как стараются мальчишки, подозвал одного из них и сунул серебряную чешуйку7, предупредив, что это на всех. Дал второй золотой Белояру, попросив на сдачу уложить им с собой вяленого и сушеного мяса и насыпать в торбы ячменя для коней. Наконец Олег вышел во двор и, сладко потянувшись, подставил лицо теплому солнышку.
Вскоре подтянулись и спутники. Снова вырядившаяся степнячкой Пребрана, предусмотрительно встав перед дверьми, в которых возвышался богатырь, дала последний наказ Черному Вавиле:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.