read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Чани, любимая, - прошептал он, - ты знаешь, что я хочу положить
конец джихаду, отделиться от божества, роль которого навязал мне Квизарат?
Она вздрогнула всем телом.
- Тебе стоит только приказать...
- О, нет! Даже если бы я сейчас умер, мое имя все равно повело бы их.
Когда я думаю об имени Атридесов, связанном с этой религиозной бойней...
- Но ты Император! Ты...
- Я лишь номинальный вождь. Однажды появившись, так называемое
божество лишается власти. - Горький смех сотрясал его тело. Он чувствовал,
как смотрит на него будущее - смотрит глазами не народившейся еще
династии. Он чувствовал, как в страхе гибнет его существо, отвязавшееся от
цепи судьбы - остается только его имя. - Я был избран, - сказал он. -
Может быть, при рождении... и, во всяком случае, раньте, чем я начал
говорить. Я был избран.
- Тогда откажись от выбора.
Он еще крепче обнял ее за плечи.
- Со временем, любимая. Дай мне немного времени.
Невыплаканные слезы жгли ему глаза.
- Мы должны вернуться в съетч Табр, - сказала Чани. - В этом каменном
шатре становится слишком опасно.
Он кивнул, проводя подбородком по гладкой поверхности шарфа,
укрывающего ее голову. Успокаивающий запах спайса наполнил его ноздри.
Съетч... Древний смысл проступил в этом слове: место отступления и
безопасности... во время опасности. Предложение Чани вызвало у него острый
приступ тоски по открытым песчаным просторам, по далеким горизонтам, где
любого врага видно издалека.
- Племена ждут возвращения Муад Диба, - сказала она, затем подняла
голову и посмотрела на него. - Ты принадлежишь нам.
- Я принадлежу провидению, - прошептал он.
Он подумал о джихаде, о генах, смешивающихся во многих парсеках, и о
предвидении, которое показало ему, как покончить со всем этим. Должен ли
он уплатить цену? Тогда вся ненависть умрет, погаснет, как костер - уголек
за угольком. Но... ах! Что за ужасная цена!
"Я никогда не хотел быть Богом, - подумал он. - Я хотел лишь
исчезнуть, как исчезает жемчужная роса по утрам. Не хотел быть ни среди
ангелов, ни среди дьяволов... один, брошенный, словно по недосмотру".
- Мы вернемся в съетч? - настаивала Чани.
- Да, - прошептал он, а про себя подумал: "Я должен заплатить цену".
Чани тяжко вздохнула, устраиваясь поудобней.
Я медлю, подумал он. И увидел, как связывают его требования любви и
джихада. Что значит одна жизнь, как бы ты ни любил этого человека, по
сравнению со множеством жизней, которые заберет джихад? Можно ли страдания
одного противопоставить мучениям миллионов?
- Любимый? - вопросительно произнесла Чани.
Он закрыл ей рот рукой.
Я сдамся сам, подумал он. Я попытаюсь, пока у меня еще есть силы,
найду щель, через которую не пролететь и птице. Бесполезная мысль, и он
это знал. Джихад последует за его тенью.
Что он может ответить? Как объяснить тем, кто обвиняет его в
несусветной глупости? Кто поймет?
Он хотел только оглянуться и сказать: "Вот! Вот мир, в котором я
существую... Смотрите - я исчезаю! Никакая сеть человеческих желаний
больше не поймет меня! Я отрекаюсь от своей религии! Этот великолепный миг
- мой! Я свободен!"
Пустые слова.
- Вчера у Защитной стены видели большого червя, - сказала Чани. -
Длиннее ста метров. В том районе теперь редко появляются такие большие
черви. Я думаю, их прогоняет вода. Говорят, этот червь пришел звать Муад
Диба домой, в пустыню. - Она ущипнула его. - Не смейся надо мной!
- Я не смеюсь.
Пол, удивленный живучестью мифов Свободных, чувствовал, как сжимается
его сердце. Происходит нечто, влияющее на его линию жизни, - адаб,
требовательное воспоминание. Он вспомнил свою детскую комнату на
Келадане... темную ночь в каменном помещении... видение! Один из самых
первых случаев его предвидения. Он чувствовал, как разум его окунается в
это видение, видел сквозь затуманенную память (видение в видении) линию
Свободных в запыленных одеждах. Они двигались мимо щели в высоких скалах и
несли что-то продолговатое, завернутое в ткань.
Пол слышал свой собственный голос и видении: "Много было хорошего...
но ты была лучше всех..."
Адаб освободил его.
- Ты лежал так тихо, - прошептала Чани. - Что это было?
Пол вздрогнул, сел и отвернул лицо.
- Ты сердишься, потому что я была на краю пустыни, - сказала Чани.
Он молча покачал головой.
- Я пошла туда, потому что хочу ребенка.
Пол не мог говорить. Он чувствовал, как его захватило это раннее
видение. Ужасная цель! Вся жизнь его в этот момент представилась ему
веткой, дрожащей после взлета птицы, а эта птица была - возможность.
Свободная воля.
"Я уступаю оракулу", - подумал Пол.
И почувствовал, что, уступая, он закрепляется на единственно
возможной линии жизни. "Неужели, - подумал он, - оракул не просто
предсказывает будущее? Неужели оракул создает его?" Он давным-давно попал
в сеть, и теперь ужасное будущее надвигалось на него со своими зияющими
челюстями.
В мозгу его вспыхнула аксиома Бене Джессерит: использовать грубую
силу - значит, оказаться во власти гораздо более могущественных сил.
- Я знаю, что сердит тебя, - сказала Чаны, дотрагиваясь до его руки.
- Да, племена возобновили старые обряды и кровавые жертвоприношения, по я
в этом не участвовала.
Пол, весь дрожа, сделал глубокий вдох. Поток его видений расширился и
превратился в тихую глубокую заводь. Течение же ушло далеко, за пределы
его досягаемости.
- Я хочу ребенка, - просила Чани, - нашего ребенка. Разве это так
много?
Пол погладил ее руку и отодвинулся, потом встал с постели, погасил
шары, подошел к балконному окну и откинул занавеси. Прямо перед ним в
ночное небо поднималась стена без окон. Пустыня могла вторгаться сюда
только своими запахами. Лунный свет падал в сад, освещал деревья, влажную
листву. Пол видел пруд, в котором отражались звезды. На мгновение он
увидел этот сад глазами Свободного: чуждый, угрожающий, опасный изобилием
воды.
Он думал о продавцах воды, исчезнувших после того, как он стал щедро
раздавать воду. Они его ненавидят, он убил прошлое. Были и другие, даже
те, что сражались за драгоценную воду. Они ненавидели его за то, что он
изменил их жизнь. По мере того как, повинуясь приказам Муад Диба,
изменялась биология планеты, усиливалось и сопротивление людей. Разве не
самонадеянно, думал он, пытаться взять верх над целой планетой? А если ему
это удастся, то его ждет вся Вселенная. А с ней он сможет справиться?
Он резко задернул занавеси и повернулся в темноте к Чани. Ее водные
кольца звенели, как колокольчики пилигримов. На ощупь он пробрался к ней и
встретил протянутые руки.
- Любимый, - прошептала она, - я растревожила тебя?
Руки ее, обнимая его, скрыли видения будущего.
- Не ты... - ответил он. - О... не ты.


4
"Появление защитного поля и ласгана с их взрывным
взаимодействием, смертельным и для нападающего, и для
обороняющегося, наложили определенные ограничения на
технологию вооружения. Мы не будем вдаваться в особую роль
атомного оружия. Тот факт, что любая Семья в моей Империи
может так развернуть свое атомное оружие, чтобы уничтожить
планетарную базу пятидесяти и более Семейств,
действительно вызывает некоторую нервозность. Но все мы
располагаем планами развернутых предохранительных мер
против опустошения. Союз и Ландсраад удерживают контроль
над атомным оружием в своих руках. Нет, меня больше
заботит развитие человека как особого типа оружия. Здесь
буквально неограниченное поле для изучения, которым пока
мало кто занимался".
"Муад Диб: лекция в военном колледже".
Из хроники Стилгара.
Старик стоял в дверях, глядя на пришельца своими синими без белков
глазами. В его взгляде застыла подозрительность, которого все жители
пустыни проявляют по отношению к чужакам. Глубокие морщины прорезали кожу
его лица у рта, там, где начиналась белая борода. На нем не было
стилсьюта, и он беспокоился о влаге, уходящей через дверь его жилища.
Скайтейл поклонился и сделал условный знак заговорщиков. Откуда-то
изнутри, из-за старика, донеслись стонущие звуки семуты. В старике не
чувствовалось пристрастия к наркотику, значит, семута - слабость кого-то
другого. Скайтейл не ожидал встретить в таком месте столь утонченный
порок.
- Привет издалека, - сказал Скайтейл, - улыбаясь плоским лицом,
которое он выбрал для этой встречи. Потом ему пришло в голову, что старик



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.