read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кусства, и человеческое общество, и сама эволюция - продукт слепого слу-
чая. "Случай - поворотный фактор всякого эволюционного процесса, уклад,
возникший в результате данного процесса, создает собственные системные
законы, не имеющие ничего общего с первоначальным поворотным фактором".*
* S. Lеm. Filozofia przypadku. W.L. Krakow, 1988.
Правда, спустя несколько лет Лем самокритично признал, что был не
вполне прав. Что ж, истина, как ей и полагается, лежит всегда посереди-
не. Есть у нее этакая милая привычка - всегда лежать посередине...
Скажем, распространение протестантского учения в Германии было
следствием не "чаяний народных масс", а вполне меркантильных желаний та-
мошних баронов и герцогов, сделавших из проповедей Лютера простой и нед-
вусмысленный вывод: появилась теоретическая база, которая позволяет как
бы и на законном основании отобрать у католической церкви все движимое и
недвижимое имущество. И отбирать бросились со всем усердием.
Правда, тут же обозначает свое присутствие насмешник-случай. Во мно-
гих странах господа дворяне облизывались на церковное имущество. Но не
во всех хватило духу претворить мечты в жизнь. И остается открытым воп-
рос: случайностью или закономерностью было поражение католицизма в Анг-
лии? Будь король английский Генрих VIII не столь любвеобилен, не разо-
бидься он на папу римского за отказ освятить очередной королевский
брак... Простор для версий открывается необозримый.
И поневоле заставляющий вернуться к старому спору о роли личности в
истории. Александр Дюма трактовал этот вопрос с исконно галльской лег-
костью: Европа едва не погрузилась в огонь и кровь оттого, что герцог
Икс принял маршала Игрека, сидя на сломанном стуле..."
Насчет стула - явный перебор. Стул здесь выполняет роль той самой ко-
робки из романа Азимова "Конец вечности". Помните? Достаточно путешест-
веннику во времени переставить коробку не на ту полку, чтобы никогда не
появились в данной реальности сверхбыстрые космические корабли...
И, конечно, классическая бабочка Рэя Брэдбери, о которой помнит вся-
кий любитель фантастики...
Пожалуй, это тоже - доведение до абсурда. Можно было убить Гитлера,
можно было убить десяток Гитлеров, но вряд ли это остановило бы грохот
подкованных сапог по германской брусчатке. Чересчур сильно была унижена
Германия после первой мировой войны, чересчур ограблена, слишком много
горючего материала накопилось, чтобы надеяться на мирный исход. Хаос
рождает чудовищ - и чудовище пришло...
И наоборот. Порой одна-единственная сильная личность способна спра-
виться с хаосом (конечно, если дело не зашло слишком далеко). Классичес-
ким экспериментом на тему "роли личности в истории" можно считать шведс-
кие события второй половины XVIII века, точнее - переворот, совершенный
молодым королем Густавом III Адольфом.
Сейчас об этом помнят плохо, но в те времена Швеция представляла со-
бой практически полный аналог Польши. Точно так, как в Польше, разгул
"вольностей дворянских" достиг немыслимых пределов. Страна стояла на по-
роге беззастенчивого раздела - в риксдаге, шведском парламенте, совер-
шенно открыто действовали "прусская", "датская" и "русская" партии, за
солидное денежное вознаграждение от соответствующих держав интриговавшие
в их пользу. У короля была одна-единственная привилегия: второй, допол-
нительный голос в парламенте. И только. И все. Крах стоял на пороге.
В это время вспыхнули крестьянские восстания, и риксдаг (полностью
выражавший интересы дворянства, и только дворянства) перед лицом несом-
ненной угрозы сделал опрометчивый шаг: доверил молодому королю командо-
вание армией (каковой привилегии после смерти Карла XII* шведские монар-
хи были лишены)...
* Есть интересная, довольно доказательная версия о том, что Карл XII
не погиб от шальной пули при осаде неприятельской крепости, а был убит
выстрелом из своего же окопа в результате заговора тех, кто хотел покон-
чить с его военными авантюрами, губительно действовавшими на Швецию.
Господа дворяне и подозревать не могли, что данные крестьянские восс-
тания подготовлены агентами короля на его же деньги. Ради незатейливой
цели: получить в свое распоряжение вооруженную силу. Когда спохватились,
было уже поздно: молодой Густав сумел завоевать расположение армии, и в
одно прекрасное утро здание парламента окружила гвардия с пушками, нехо-
рошо посверкивали граненые багинеты, дымились фитили, а третье сословие,
моментально смекнувшее, что к чему, шумно выражало одобрение столь ради-
кальным реформам.
Реформы, в самом деле, последовали радикальные. Дворянству основа-
тельно прищемили хвост и навели в стране порядок. Планы по разделу Шве-
ции так и остались нереализованными и потраченные на это денежки - руб-
ли, кроны и талеры - пропали зря. Королю Густаву так и не простили столь
крутых реформ - в 1792 г. граф Анкерстром выстрелил в него на дворцовом
балу, нанеся смертельную рану, но возврата к прежним вольностям шведское
дворянство так и не дождалось, процесс оказался необратимым. Ну, а ока-
жись на месте Густава более вялая и нерешительная личность? Швеция могла
исчезнуть с географической карты, как в том же XVIII в. исчезла Польша,
где сильного человека не нашлось...
Разумеется, в умозрительных гипотезах на тему "параллельной истории"
следует придерживаться строгой логики, а не произвольных фантазий. Люби-
тели творчества английского юмориста Джером Джерома должны помнить те
строчки из "Троих в одной лодке", где Джером (гораздо раньше многих фан-
тастов) пытается создать "альтернативную историю".
Герои попадают в городок, где некогда под нажимом баронов король Ио-
анн (тот самый незадачливый "принц Джон" из романа "Айвенго") подписал
Великую хартию вольностей. И один из них, фантазер и мечтатель, невольно
начинает размышлять: а возможен ли был другой исход?
"...он бросает быстрый взгляд на своих французских наемников, выстро-
енных сзади, и на угрюмое войско баронов, окружившее его.
Может быть, еще не поздно? Один сильный, неожиданный удар по рядом
стоящему всаднику, один призыв к его французским войскам, отчаянный на-
тиск на готовые к отпору ряды впереди - и эти мятежные бароны еще пожа-
леют о том дне, когда они посмели расстроить его планы! Более смелая ру-
ка могла бы изменить ход игры даже в таком положении. Будь на его месте
Ричард, чаша свободы, чего доброго, была бы выбита из рук Англии, и она
еще сотню лет не узнала бы, какова эта свобода на вкус!"
Ситуация смоделирована великолепно - и наверняка послужила образцом
доя многих писателей, интересовавшихся альтернативной историей. Здесь
допущен, увы, один-единственный логический изъян...
Король Ричард Львиное Сердце просто-напросто и не смог бы оказаться
на месте жалкого и ничтожного Иоанна, навсегда припечатанного в английс-
кой истории кличкой Безземельный. Слабый, нерешительный, чуть ли не са-
мый ничтожный среди британских королей, Иоанн как раз и позволил загнать
себя в столь унизительную ловушку.
Но не Ричард. Человек, который однажды после взятия одной из сара-
цинских крепостей приказал распороть животы нескольким сотням пленни-
ков*, чтобы проверить, не проглотили ли они драгоценности, развесил бы
баронов по деревьям и воротам при первом же намеке на непокорность...
Какие, к черту, вольности?!
* Некоторые историки оценивают число жертв этой резни в три тысячи.
Иногда случайности проявляют себя в истории столь замысловато и нео-
жиданно, что требуют какого-то иного имени - быть может, следует допол-
нить Историю неким подразделом, которому лично я не в силах подобрать
названия...
Открытие Америки и завоевание Америки - разные вещи. Вполне возможно,
завоевание и не последовало бы столь быстро вслед за открытием, не будь
в Испании столь многочисленных деклассированных элементов, оставшихся не
у дел после окончания многовековой войны с маврами. Вся эта разномастная
орда умела лишь воевать, ничего другого не знала и не хотела - а потому
как нельзя более кстати оказалась под рукой. Вместо того чтобы тратить
массу денег и времени, ликвидируя и рассаживая по королевским тюрьмам
буйную вольницу, ее отправили за океан, где она вдребезги разнесла ин-
дейские государства и обеспечила поток золота в метрополию. Увязни Кас-
тилия и Леон в Реконкисте еще лет на полсотни - история обеих Америк
могла бы стать совершенно другой. Примером тому - Франция, у которой так
и не нашлось избыточных людских ресурсов, которые можно было бы перебро-
сить в Америку. А потому своих заокеанских владений французская корона
лишилась так жалко и бездарно, как пьяница теряет на улице кошелек...
Наверное, навсегда останется нерешенным вопрос: какую роль в крахе
Бориса Годунова, далеко не самого худшего русского царя, сыграли обру-
шившиеся на Россию природные катаклизмы 1601-1602 года? Вполне возможно,
не случись этих стихийных бедствий (к которым мы вернемся в одной из
последующих глав), династия Годуновых могла и не прерваться - а это, в
свою очередь, влекло несомненное изменение истории...
Кстати, о климате и природе. Много язвительных слов было написано о
"нечистоплотности" западных европейцев, отроду не ведавших такого удо-
вольствия, как русская банька, вообще мывшихся едва ли не раз в жизни. В
общем, насмешки эти вполне справедливы - Западная Европа и в самом деле
не грешила регулярным мытьем лица и тела. Однако причины тому лежат не в
области морали и нравов, а связаны со вполне конкретными природными ус-
ловиями...
Своим многовековым банным традициям Русь обязана, как легко дога-
даться, превеликому обилию лесов, сиречь - неограниченному потоку дров.
Самое естественное дело на Руси - пойти в лес и невозбранно нарубить
дровишек, сколько сможешь унести (были, правда, ограничения на порубку,
но уж на баньку-то дрова всегда находились).
В Западной Европе обстояло иначе. Письменные источники средневековья
свидетельствуют, что мылись там столь же часто и охотно, как на Руси -
до определенного времени. Примерно к концу XV века, однако, густые не-
когда европейские леса были чуть ли не сведены под корень, и наступила
первая, пожалуй, в писаной европейской истории экологическая катастрофа.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.