read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



этот вкус в людях вашего возраста {Этот изысканный вкус свойственен любому
возрасту. Юный Альцибиад обладал им так же, как и старый Сократ: многие
народы предпочитают эту восхитительную часть женского тела всем остальным
прелестям, и действительно ни одна другая своей белизной, своими
округлостями и безупречными формами, а также несравненным наслаждением,
которые она сулит, не может претендовать на более высокие почести со стороны
истинного либертена. Много потерял тот, кто не сношал мальчика или не
превращал в такого мальчика свою любовницу. Его можно считать новичком в
науке сладострастия. (Прим. автора).}. Вот он, друг мой, любуйтесь, он
несколько крупнее, чем попка этого ребенка, но такой контраст вас позабавит.
Хотите посмотреть на них вместе, рядом друг с другом?
- Да, черт побери, - сказал Дюбур. - Влезайте на плечи девчонки, заодно
будете держать ее, а я буду сношать ее в задницу и целовать ваши ягодицы.
- Ах, я поняла, что вам нужно, шалун вы эдакий, - сказала Дельмонс;
оседлала Жюстину и таким коварным способом приготовила ее к жестоким и
сладострастным упражнениям Дюбура.
- Вы угадали, - обрадовался блудодей, осыпая довольно чувствительными
шлепками обе задницы, предлагаемые его вожделению. - Это именно то, что мне
нужно; теперь посмотрим, получится ли у меня содомия.
Злодей сделал первую попытку, но его слишком горячий пыл погас во время
лихорадочной возни. Небо отомстило за Жюстину, не позволив чудовищу
надругаться над ней, и мгновенный упадок сил этого развратника перед самым
жертвоприношением спас несчастного ребенка и не дал ему сделаться жертвой.
От неудачи Дюбур разозлился еще сильнее. Он обвинил Жюстину в своей
слабости; он захотел исправить положение новыми оскорблениями и инвективами,
еще более сильными; нет таких слов, каких он не сказал, таких поступков,
каких он не испробовал - он делал все, что диктовало ему его злодейское
воображение, его жестокий характер и его извращенность. Неловкость Жюстины
выводила его из себя, девочка никак не желала подчиниться и покориться
злодею, так как это было выше ее сил. Несмотря на все усилия распутников
ничего не получалось: даже Дельмонс со всем ее искусством не могла вдохнуть
жизнь в мужской орган, истощенный прошлыми забавами, и напрасно она сжимала,
трясла, сосала этот мягкий инструмент - он никак не поднимался. Напрасно сам
Дюбур в обращении с обеими переходил от нежности к грубости, от рабского
повиновения к жестокому деспотизму, от пристойных действий к самым мерзким
излишествам: несчастный член так и не принял величественного вида, который
требовался для нового натиска. В конце концов Дюбур смирился и взял с
Жюстины слово прийти на следующий день, а чтобы поощрить ее к этому, он не
дал ей ни единого су. Ее передали в руки Дерош, а Дельмонс осталась с
хозяином, который, взбодрив себя сытной трапезой, вскоре утешился благодаря
соблазнительной гостье за свое бессилие учинить надругательство над
девочкой. Дело, конечно, не обошлось без взаимной досады, было предпринято
немало стараний, с одной стороны, и проявлено не меньше такта и понимания с
другой; жертвоприношение состоялось, и роскошный зад Дельмонс принял в себя
жалкие дары, предназначенные для хрупкой Жюстины. А та, вернувшись домой,
заявила хозяйке, что даже если будет умирать с голоду, она больше не станет
участвовать в этом спектакле; она снова обрушилась с упреками на старого
злодея, который так жестоко воспользовался ее нищетой. Но счастливый и
торжествующий порок всегда смеется над бедствиями несчастья; он
вдохновляется своими успехами, и поступь его делается тверже по мере того,
как на него сыплются проклятия. Вот вам коварные примеры, которые
останавливают человека на распутье между пороком и добродетелью и чаще всего
подталкивают его к пороку, ибо опыт всегда свидетельствует о торжестве
последнего.


ГЛАВА ВТОРАЯ
Новые испытания, которым подвергается добродетельность Жюстины. - Как
небо своей справедливой рукой вознаграждает ее за неизменную верность своим
обязанностям
Прежде, чем продолжить наш рассказ, мы считаем нужным ввести читателей
в курс дела. Разумеется, даже самые неискушенные поняли, что похищение денег
у несчастной Жюстины было делом рук Дерош, но возможно не все еще
догадались, что в этой скандальной истории зловещую роль сыграл Дюбур. Ведь
именно по советам этого злодея действовала Дерош.
- Она никуда от нас не денется, если мы лишим ее последних средств, -
злорадно сказал он. - Я хочу, чтобы она была моей, следовательно ее надо
сделать нищей.
Как бы ни был бесчеловечен этот план, он оказался безупречно
эффективным. За обедом Дюбур признался Дельмонс в своем мерзком поступке. И
в голове этой женщины, неистощимой на подобные пакости, вмиг появилась новая
идея. Быстро составился заговор и было решено, что Дельмонс сделает все,
чтобы Жюстина переехала к ней на три месяца, в продолжение которых ее супруг
будет находится в деревне, и за это время Дюбур предпримет новые попытки при
помощи Дельмонс, и что если в конечном счете ничего из этого не получится,
они жестоко отомстят строптивице, чтобы, как выразился Дюбур, добродетель
вышла из этой истории такой истерзанной, такой униженной, какой ей и
надлежит быть всякий раз, когда она осмеливается сразиться против порока с
открытым забралом. Эту ловкую сделку миллионер, как мы уже упомянули,
ознаменовал излиянием своей спермы в глубины несравненного зада Дельмонс, и
начиная со следующего дня эта любезная дама неустанно трудилась над
осуществлением коварного плана. Обладая достаточно злобным характером, чтобы
испытывать большое удовольствие при мысли погубить бедную Жюстину, она не
замедлила явиться к Дерош на обед.
- Вчера вы меня очень заинтересовали, - так обратилась лицемерка к
Жюстине. - Я не знала, что скромность может дойти до таких высот; по правде
говоря вы - настоящий ангел, специально сошедший с небес для обращения
людей. До сих пор я относилась к вашим убеждениям с точки зрения либертины,
но признаться вы стали виновницей резкой перемены, происшедшей во мне, и я
готова поклясться чем угодно, мой несравненный идеал, что отныне вы будете
видеть перед собой только кающуюся и добродетельную женщину. О Жюстина, о
небесное создание, столь необходимое для моего обращения! Не согласишься ли
ты разделить со мной мое одиночество? Я бы хотела постоянно иметь твой
пример перед глазами, и выдающиеся уроки, которые я буду получать от тебя,
очень скоро помогут мне осуществить мой замысел.
- Увы, мадам, - отвечала Жюстина, - я не гожусь служить примером, а
если ваше раскаяние искренне, вы не мне обязаны им, а всевышнему. Я слабое и
хрупкое существо и далека от того, чтобы сделаться образцом, это вы, мадам,
вы станете для меня идеалом, если будете всегда слушать небесный голос,
который звенит в вашей душе. Я благодарна вам за предложенный кров, я готова
помочь вам в той мере, в какой могу быть вам полезной, мадам, не отказываясь
от моих принципов; приказывайте - я к вашим услугам, и моя признательность и
моя скромная помощь вознаградят вас, если это вообще возможно, за ваши
благодеяния.
Дерош, предупрежденная блудницей, с трудом сдерживалась, чтобы не
расхохотаться в продолжение этой комедии; она пожелала Жюстине счастья, и
девочку быстро собрали в дорогу.
Мадам Дельмонс занимала роскошный особняк: лакеи, экипаж, лошади,
богатая обстановка скоро убедили Жюстину, что она будет жить у одной из
самых знатных женщин Парижа.
- В силу моего уважения к другим служанкам, - заявила
Дельмонс, как только Жюстина оказалась в ее руках, - я не могу сразу
поднять вас на должную высоту в моем доме, но со временем так и будет, мой
ангел, а пока, хотя вам придется исполнять черную работу, поверьте, что от
этого я буду уважать вас не меньше.
- Я согласна на все, мадам, - сказала Жюстина, радостная от того, что
по крайней мере нашла средства к жизни и уважение в этом доме.
- Вы будете моей туалетной служанкой, дитя мое, - продолжала Дельмонс.
- Будете отвечать за все, что касается этой стороны, и если докажете свое
прилежание, не пройдет и года, как я назначу вас своей третьей горничной.
- О мадам, - ответила сконфуженная Жюстина, - я не думала...
- Ах, как я вас понимаю! Это говорит ваша гордость; скажите, Жюстина,
это и есть одна из добродетелей, которые я предполагаю в вас?
- Вы правы, мадам, хотя послушание должно быть на первом месте, во
всяком случае так диктуют мне мое нынешнее положение и мои злоключения, так
что распорядитесь, чтобы меня ознакомили с моими обязанностями, и будьте
уверены в моем прилежании.
- Я сама ознакомлю вас с ними, дорогая, - ответила Дельмонс, вводя
Жюстину в две глухие комнаты, которые находились за стеклянной перегородкой
в элегантном будуаре. - Вот место вашей службы. Здесь, - продолжала
сибаритка, открывая дверь одной из комнаток, уставленной всевозможными биде
и ваннами, - комната для омовения, вы должны поддерживать здесь чистоту,
опорожнять и наполнять эти сосуды. Вторая, - продолжала Дельмонс, открывая
другую дверь, - предназначена для занятий, так сказать, менее возвышенных:
вы видите кресло с отверстием; здесь есть и удобства в английском духе, но я
предпочитаю именно это удобное приспособление. Теперь вы знаете, девочка
моя, чем вам придется заниматься, кстати, эти хрустальные вазы предназначены
для малой нужды. Есть еще одна вещь, о которой я должна вас предупредить, я
понимаю, что. она довольно деликатная, но это стало для меня привычкой, и
мне трудно будет от нее отказаться.
- О чем идет речь, мадам?
- Вы всегда должны присутствовать, когда я делаю здесь свои дела, и...
остальное я скажу тебе на ушко, дитя мое, так как добродетельные люди обычно
краснеют, когда им приходится признаваться в таких причудах: тебе придется
мягкой губкой, которую ты видишь в этом шкафчике красного дерева, вытирать
то, что неизбежно остается на теле после отправления таких грязных
надобностей.
- Мне самой, мадам?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.