read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Жгутович.
-- Он вообще может быть неграмотным! -- небрежно бросил я.
-- Нонсенс! -- сказал Арнольд.
-- Хорошо. Если ты проиграешь, а это неизбежно, то я буду по первому
звонку в любое время пользоваться твоей квартирой! Идет? -- оживился
Жгутович.
Тут я должен снова сделать пояснительное отступление. Дело в том, что
Стас по натуре бабник-тихушник, а книжная пыль к тому же, как я где-то
прочел, чрезвычайно стимулирует женолюбие. В Италии, например, ослабшим
мужчинам врачи даже рекомендуют чаще бывать в библиотеке. Однако Стасу очень
не повезло с женой: она у него из кубанских казачек -- ревнива до
умоисступления и не только лазает по карманам, но еще ежевечерне
тщательнейше осматривает его одежду в поисках приставших дамских волос и
даже обнюхивает на предмет внебрачных запахов. Однажды она до полусмерти
отходила Стаса чугунной сковородкой за то, что от его майки тянуло "Диором".
И только потом, отходив и немного отойдя, вспомнила, как сама же и
помазалась этими духами, когда заезжала к подружке за выкройками. Кроме
всего, жена звонит ему на работу через каждый час -- проверяет, а в
девятнадцать ноль-ноль неукоснительно встречает его на пороге магазина с
полными сумками продуктов, каковые он и тащит на себе домой -- в Теплый
Стан.
Ясное дело, Стас не мог себе позволить даже самые невинные мужские
удовольствия, а в тот памятный вечер он оказался в ресторане нашего клуба
только потому, что после обеда должен был ехать на курсы повышения
квалификации продавцов-букинистов, но занятия отменили из-за болезни
лектора, о чем, естественно, он жену в известность не поставил. Но такие
подарки судьба подкидывала ему нечасто. Сам он свою жизнь называл
добродетелью строгого режима. А ведь в нем, как в каждом мужчине, тоже
кипели страсти: он влюблялся в своих постоянных покупательниц, ужасно
страдал от бесперспективности, и постепенно на его лице установилось
выражение застоявшейся невостребованности, которое часто путают с признаком
пытливого ума. Свое сексуальное неудовлетворение Стас сублимировал в
творчество, но за мелькнувший в его стихах "ласкающий пепельный локон",
абсолютно вымышленный, он был жестоко избит кофеваркой. От более лютой
расправы Стаса спасло то, что его жена лет десять назад, сдуру,
покрасилась в какой-то пепельно-пегий цвет, о чем и вспомнила, занеся
кофеварку для решающего удара... Методом жестоких проб и роковых ошибок Стас
нащупал безопасную для жизни тематику. Обычно его стихи и поэмы назывались
крайне филологично -- "Перечитывая третью главу "Кентерберийских рассказов",
или "Модильяни пьет абсент в "Ротонде", или "Смерть Альбера Камю в
автомобильной катастрофе 4 января 1960 года". Но надо ли объяснять, что
Жгутович мечтал о большем? Вот почему моя однокомнатная квартира,
расположенная в пяти минутах бега от букинистического магазина "Книжная
находка", была единственным выходом из того кошмара, в котором он влачил
свои половозрелые годы.
-- Значит, ты будешь пользоваться моей квартирой? -- игриво переспросил
я.
-- В любое время и в любых целях! -- уточнил Стас.
-- Молоток! -- Арнольд хлопнул Жгутовича по плечу.
-- Идет, -- согласился я и сделал многозначительную паузу. -- Но если
ты проиграешь, то я буду в любое время пользоваться твоей "Масонской
энциклопедией"!
-- В каком смысле? -- затомился алчный Стас.
-- В прямом. Ты мне ее просто отдашь!
-- Молоток! -- Арнольд хлопнул меня по плечу.
На мгновение Жгутович замер, и на лице его живо отобразилась схватка
скрытого сладострастия с явным честолюбием, но довольно скоро честолюбие
пискнуло и подняло вверх свои крысиные лапки.
-- Идет! -- кивнул он. -- Тем более что ты все равно не выиграешь!
-- Подумай! -- усмехнулся я и решил его помучить. -- Ты теряешь
единственный шанс. Если ты отдашь мне энциклопедию, книгу тебе никто не
издаст, и взыскательный читатель никогда не сможет насладиться твоей поэмой
"Иван Тургенев читает Полине Виардо фрагменты романа "Дым".
-- Романа "Новь", -- обиженно поправил Стас. -- Ты всегда был Терситом
по натуре...
-- А кто такой Терсит? -- вмешался Арнольд.
-- Так, мужик один, -- объяснил Стас и добавил: -- Я подумал. Ты
никогда не выиграешь! -- и он протянул мне руку.
Я протянул свою. Нет, это было не рукопожатие, а схватка двух лукавств.
-- Разбей! -- приказал я Арнольду. Тот сначала решительно занес руку,
но вдруг заколебался:
-- Не-ет, так не пойдет...
-- Почему?
-- А вы мне объясните, что значит -- первый встречный?
-- Как что? -- пожал я плечами. -- Мы выходим на улицу, останавливаем
первого встречного и предлагаем ему принять участие в нашем эксперименте, --
растолковал я.
-- А если он отказывается? -- уточнил Арнольд.
-- Тогда мы останавливаем другого.
-- А если и он отказывается?
-- Тогда третьего -- и так до тех пор, пока кто-нибудь не согласится.
-- Но ведь тогда это будет не первый встречный! -- логично заметил
Арнольд.
-- Не придирайся к словам! -- заступился за меня Стас, которому уже не
терпелось поразвратничать на моей жилплощади.
-- Ладно, -- смирился Арнольд, -- в конце концов, вы спорите, а не я.
Вам и расхлебывать.
-- Что? -- не понял я.
-- Подумайте сами: а если первым встречным окажется, допустим,
Франсуаза Саган? По ящику сказали: она как раз сейчас в Москве...
-- Хорошо, -- согласился я. -- Известных людей мы отметаем как класс!
-- А если первым встречным окажется твой друган, с которым ты заранее
все обшляпил? -- спросил Арнольд и глянул на меня с чалдонской хитрой
улыбкой.
-- Ваши необоснованные подозрения мне странны! -- ответил я, и, хотя у
меня не было никаких жульнических планов (у меня вообще не было планов),
щеки мои затеплились, как у всякого порядочного человека, заподозренного в
свинстве.
-- В самом деле, -- насупился Стас, -- я хотел бы гарантий.
-- Мое честное слово для тебя не гарантия? -- фальшиво, несмотря на всю
чистоту своих намерений, возмутился я.
-- Писатель, дающий честное слово, то же самое, что проститутка,
которая клянется своей невинностью! -- отрезал Жгутович.
-- Как сказал! -- воскликнул Арнольд, и его лицо напряглось в
запоминающем усилии.
-- Что ж, в таком случае наше пари расстраивается, -- облегченно
констатировал я.
-- Вы, мужики, не расстраивайтесь, -- успокоил Арнольд, глянув на часы.
-- Прямо сейчас должен прийти Витек, племяш нашего редакционного шофера. Я
ему от дяди привез рыжиков, -- он кивнул на пустую банку, -- и бутылку
"амораловки", -- он показал глазами на свой рюкзачок.
-- Кем он работает? -- подозрительно поинтересовался Стас.
-- Чальщиком.
-- А что это? -- .продолжал допытываться Жгутович.
-- Так, мужик с чалками, -- ответил злопамятный охотовед.
-- Образование? -- не обратив на это внимание, спросил обладатель
"Масонской энциклопедии".
-- Ну какое образование у чальщика? Незаконченное...
-- Конкретнее! -- потребовал Жгутович.
-- Из ПТУ за двойки выгнали...
-- Очень хорошо!
-- Вот вы Витька и заделайте знаменитым писателем. Он дядьке письма
присылает с такими ошибками, что вся редакция гогочет. Вот вам и чистота
эксперимента. А из первого встречного тебе любой дурак гения сконструлит!
-- Идет! -- обрадовался Стас и буквально вцепился в мою руку.
Я нехотя сжал его вспотевшую от предчувствия удачи ладонь, а Арнольд,
крякнув, разбил наш заклад. Отмечая заключенное пари, мы допили остатки пива
и закусили по-братски последним рыжиком из дядиной банки. Арнольд пошел
встречать будущую знаменитость: по его прикидкам Витек должен был уже
подъехать.
-- У тебя диван или кровать? -- задумчиво жуя гриб, спросил Стас.
-- Диван-кровать, -- буркнул я, мысленно ругая себя за это дурацкое
пари.


4. ПРОСТОДУШНЫЙ
Через несколько минут он уже сидел за нашим столиком -- здоровенный
кудряво-конопатый парень, не знающий, куда деть свои огромные красные
ручищи. На нем были синие портки, которые сшившие их в городе Можайске люди
почему-то поименовали джинсами, и байковая клетчатая рубаха с
залохматившимися манжетами. А его башмаки, грубые строительные бахилы,
удивляли взгляд бело-серыми разводами, похожими на те, что остаются на
черной школьной доске, если стереть написанное мелом с помощью грязной
тряпки. Зато лицо парня светилось добродушной безмятежностью: вероятно, из
всех проклятых вопросов бытия его беспокоил только один -- как дотянуть от
аванса до получки. И то, видимо, не очень... Я еще раз пожалел о заключенном
пари. Когда Арнольд подвел его к нашему столику, он, ужасно робея и
запинаясь, представился: "Витек". Не "Витя" , не "Виктор", не "Витька", а
именно -- Витек. Чувствовалось, что малый впервые оказался в таком



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.