read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Продолжай.
-- Понимаешь, там были три двухлетки, и у каждой из них была отрубле-
на нога.
Я почувствовал то же отвращение, которое видел у него на лице.
-- Один жеребец в марте, -- сказал он. -- Один в апреле. Один в мае.
-- И не в полнолуние?
-- Не совсем. Просто в лунные ночи.
-- Но почему ты не написал об этом?
-- Меня посылали писать о крупных бедствиях, -- терпеливо объяснил
он. -- Воздушные катастрофы, массовые убийства, десятки несчастных случаев.
Какой-то псих, который раз за разом рубит ноги лошадям, -- это не самое
главное, но, может быть, я этим займусь. Агентство новостей ничего на этот
счет не добыло, но я намерен почитать провинциальные газеты. Старая привыч-
ка. Где-нибудь да промелькнет что-то о нападениях на животных. Такое посто-
янно случается. Лошади, овцы, собаки -- психи ко всем тянут свои грязные
лапы. Давай займемся, и, если в этом месяце еще что-нибудь такое случится,
я буду не прочь обсудить это за кружкой. А пока не отдавай чего накопа-
ешь... в другие газеты. Я хочу получить свою сенсацию.
-- Буду молчать, -- пообещал я. -- Если:
-- Если что? -- с подозрением спросил он.
-- Если ты сможешь дать мне список людей, чьи чистокровные лошади
стали жертвами.
-- Это будет тебе кое-чего стоить, -- предупредил Кевин.
-- Согласен, -- ответил я, и мы сошлись в цене и в том, что я ему
первому отдам любую историю, которую раскопаю.
Он выполнил свои обязательства в тот же день, прислав с курьером за-
печатанный коричневый пакет с фотокопиями небольших заметок из газет Ливер-
пуля, Ридинга, Шрусбери, Манчестера, Бирмингема и Йорка. Во всех газетах
указывались имена и адреса владельцев пострадавших лошадей, так что я сел в
машину и навестил их. Четыре дня спустя, когда я вернулся в дом Линды Фернс
в Кенте, я уже наслушался о негуманном отношении людей к лошадям столько,
что хватит на всю жизнь. Причиненные увечья и в самом деле превосходили все
мыслимые пределы, но по сравнению с тем, что случилось с тремя двухлетками,
все они были случайными и цельной картины не составляли. Связь прослежива-
лась в случаях с отрубленными ногами.
-- Я нашла его ногу возле поилки на пастбище, -- сказала мне одна
женщина. -- Я не могла в это поверить. Просто нога. Правду говоря, меня
вырвало. Он был такой симпатичный жеребчик. -- Она вздохнула. - Его не было
возле этой ноги. Он бродил неподалеку на трех ногах и щипал траву. Просто
пасся, как будто ничего не случилось. Похоже, он совсем не чувствовал боли.
-- Что вы сделали? -- спросил я. -- Я вызвала ветеринара. Он при-
ехал... Он дал успокаивающее мне. Он сказал, что мне это нужно больше, чем
жеребцу.
-- Был ли ваш жеребец застрахован?
Она не обиделась на этот вопрос. Я подумал, что ее уже много раз об
этом спрашивали. Страховки не было. Они сами разводят чистокровных лошадей,
сказала она. В этот день они были на состязаниях в Челтенхэме и выиграли
Золотой кубок -- это был день триумфа, а на следующее утро...
Я спросил имя и адрес ветеринара и отправился навестить его.
-- Как была отрублена нога? -- спросил я.
Ветеринар наморщил лоб.
-- Я точно не помню. Сделано было аккуратно, кровь почти не шла. На
траве примерно в ярде от отрубленной ноги была лужа крови -- и все. Жеребец
позволил мне подойти. Он выглядел спокойно и нормально, вот только передняя
нога кончалась у щетки.
-- Это было сделано топором?
Он задумался.
-- Я бы сказал, что скорее это было мачете. Всего один удар, быстрый
и точный. Тот, кто это сделал, знал, куда целиться, если только это было не
просто везение.
-- Вы говорили с полицией?
-- Конечно. Приехал детектив в чине сержанта. Его тоже вырвало. Потом
я позвал живодеров, и они завалили жеребца. Проклятые вандалы! Я бы им са-
мим ноги поотрубал и посмотрел, как им понравится ковылять на обрубках.
Тут он вспомнил о моей покалеченной руке и покраснел, смущенный и
сконфуженный. Это дело насчет моей руки было шумным. Все знали, что про-
изошло. Я в конце концов перестал вздрагивать, когда мне об этом напомина-
ли.
-- Да ничего, -- сказал я.
-- Простите. Язык у меня длинный...
-- Как вы думаете -- может, ампутацию произвел ветеринар? Или кто-то,
знакомый с хирургией? Было ли это сделано скальпелем? Делали ли жеребцу
местную анестезию?
-- Не знаю, -- расстроенно сказал он. -- Я только могу сказать, что,
кто бы это ни сделал, он умеет обращаться с лошадьми. Этот жеребец бродил
на пастбище, хотя и был объезжен.
Я поехал повидаться с сержантом, который выглядел так, будто от одно-
го воспоминания его опять вывернет наизнанку.
-- Я видел множество покалеченных людей. И трупы тоже видел, -- ска-
зал он. -- Но это совсем другое дело. Бессмысленное. У меня даже желудок
взбунтовался.
У полиции не было подозреваемого. Для них это было отдельное событие,
а не часть общей картины. Единственное свидетельство, которое они имели, --
это :что от поля, где пасся жеребец, удалялся голубой "Лендровер", а "Лен-
дроверов" в сельской местности тринадцать на дюжину. Дело не закрыли, но и
не вели активного расследования. Жеребец и его копыто давно отправились на
фабрику по производству клея.
-- У вас есть какие-нибудь фотографии? -- спросил я. Сержант ответил,
что фотографии -- дело полиции, а не общественности.
-- Я знаю, кто вы, -- добавил он, -- но для нас вы -- общественность.
Извините.
Хозяйка жеребца сказала, что была слишком потрясена, чтобы заботиться
о фотографиях.
Я поехал дальше, на север Ланкашира, и попал в бурю эмоций. Рослый,
шумный и взбешенный фермер -- из тех, кто всегда знает все лучше других, --
дал волю своему праведному гневу, кричал мне в лицо, брызгал слюной и тыкал
в воздух пальцем, выпятив челюсть в классическом животном выражении агрес-
сии.
-- Лучший жеребец, какой только у меня был, -- бушевал он. -- Он сто-
ил мне кучи денег, но был хорош. Порода, стать и все такое. И быстрый, ска-
жу я вам. Он должен был скакать в Ньюмаркете на следующей неделе.
Он упомянул известного тренера, который, как я знал, не работал с
пустышками.
-- Прекрасный жеребец, -- продолжал фермер. -- И потом эти полицей-
ские спрашивают, не убил ли я его, чтобы получить страховку! Я вас спраши-
ваю, что это такое! Он не был застрахован. Я им так и сказал. Они сказали,
что я не могу подтвердить, что он не был застрахован. Вы понимаете? Вы зна-
ете, что можно подтвердить, застраховано ли что-то, но нельзя подтвердить,
что вы ничего не застраховали? Вы это знаете?
Я сказал, что слышал об этом.
-- Я их послал! Они не искали того, кто отрубил моему коню ногу, они
только проверяли, не я ли это сам сделал. Они так меня обозлили...
Ему не хватило слов, и он умолк. Я встречал людей, которых несправед-
ливо обвиняли в поджогах, избиении детей, воровстве и взяточничестве, и по-
этому я знал этот тон оскорбленной невинности. Я готов был поспорить, что
разозленный фермер не рубил ногу своему жеребцу, и так ему об этом и ска-
зал. Он сильно удивился.
-- Вы мне верите?
-- Конечно, -- кивнул я. -- Все дело вот в чем: кто знал о том, что
вы купили прекрасного быстрого жеребца и держите его на своей ферме в поле?
-- Кто знал? -- Он выглядел виноватым, как человек, столкнувшийся с
неприятным фактом. -- Я трепал языком направо и налево. Да половина граф-
ства знала. И еще я хвастался им в Эйнтри, накануне Большого национального.
Я был одним из спонсоров этого ленча -- ну, "Топлайн фудс", -- и с жеребцом
было все в порядке. Утром я его проведал. А на следующую ночь, после Наци-
онального, это и случилось.
Он сам сделал цветные фотографии, не доверяя полиции, и с готовностью
показал их мне.
-- Передняя бабка, -- сказал он, тыкая пальцем в сделанный крупным
планом снимок отрубленной ноги. -- Отсечена точно под щеткой. Почти в сус-
таве. Вон, видите -- белые концы костей.
Фотографии дрожали в руках. Не помогло и то, что я видел собственную
левую кисть почти в таком же состоянии.
-- А что думает ваш ветеринар? -- спросил я.
-- То же, что и я.
Я отправился к ветеринару. Одним ударом, сказал он. Только одним. Ни-
каких пробных ударов. Точно в самом уязвимом месте конской ноги.
-- Каким орудием?
Он не знал.
Я поехал в Йоркшир, где месяцем раньше, во время Йоркских весенних
скачек, в лунную ночь лишился передней бабки каштановый жеребец-двухлеток.
Один удар. Страховки нет. Потрясенные владельцы. И никаких зацепок.
На этот раз владельцами оказались сдержанные супруги со старомодными
манерами и непоколебимым достоинством. Они были крайне возмущены и потрясе-
ны, столкнувшись с таким открытым злом, которое могло без причин уничтожить
прекрасное создание -- в данном случае превосходного, быстрого, благородно-
го коня.
-- Зачем? -- спрашивали они меня. -- Зачем кому-то совершать этот
бесцельный и безнравственный поступок?
Я не мог ответить. Я только побудил их поговорить, излить страдание и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.