read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мной за квартиру? Я ненавижу тебя! - У него сорвался голос, он как-то
некстати жалобно всхлипнул, и отвернулся к стене. И снова она сумела
удержать обиду в себе, и снова, перешагнув через себя, коснулась его
плеча. Но он, не оборачиваясь, зло, больно сдернул ее руку своей рукой и
брезгливо отер пальцы о больничную пижаму.
Она поднялась. Хотела что-то сказать, но только тряхнула головой и
тихо, очень тихо, произнесла одно только короткое слово: "ВСЕ". И вышла из
палаты.
Он лежал без движения около часа. Он хотел только одного - мести. Не
ей, а тому, кто приказывал, снова, как в детстве, унижая своим
пренебрежительным покровительством. Отомстить или умереть. Одно из двух.
Принцип дуэли. И странная уродливая идея стала прорастать сквозь его
ненависть. И вот уже через час весь механизм последующих действие четко
стоял перед его мысленным взором. Механизм мести. Именно такой, какая и
была ему нужна: если он умрет, вопрос исчерпан, если же он выживет, Грибов
будет низложен, опозорен, оплеван.
Он встал, прошлепал в больничных тапочках по коридору этажа к
тумбочке с телефоном, набрал номер и дождался, когда на том конце провода
прекратились гудки, и хриплый пропитый голос Геннадия произнес: "Да?.."
Гендос - как раз тот человек, который ему нужен. Человек, способный
на любую подлость (он понимал, что затевает именно подлость). Когда-то они
с Гендосом были связаны увлечением литературой о покорителях Арктики.
Потом Гендос запил. Потом - сел.
Кстати, об Арктике. Пора начинать очередное письмо Витальке. Но
сколько же можно врать? А зачем, собственно, врать? Он ведь хоть сейчас
может побывать там.
- Раав, - рявкнул василиск, и услужливая молнийка-убийца моментально
взлетела по его хвосту и спине к уху и пропела влюбленным шепотом:
- Слушаю, Хозяин.
- В мир желаю, - молвил он ритуальную фразу.
Раав исчезла, а через минуту перед ним стояли, дрожа от счастливого
возбуждения (Повелитель выбрал их!) очередные жертвы его прихоти - аспиды
Стахий и Савл, на свет рожденные многие веки назад. И вот уж уходят в
аспидово царствие небесное души Стахия и Савла, а василиск, заглотив
карбункулы, волевым толчком вывел себя в астрал, вверг дух свой в желанную
эпоху, отыскал загаданное тело, ощутил "родное" этому телу сознание и
помчался по темпорально-эмоциональной разверстке этого сознания в сторону
взросления, старения и биологической смерти. Путь был довольно ровен,
видно владелец сознания был человеком сдержанных чувств и неярких эмоций.
Но вот, сильный всплеск болезненно деформировал блуждающий дух, он
остановился, вернулся к основанию этого всплеска и включился в реальность.
Огромный, в несколько десятков метров высотой ледяной вал неумолимо
приближался к трещавшему по швам кораблю, на палубе которого стоял он -
Отто Юльевич Шмидт.


9
С остекленевшими от ужаса глазами подбежал гидрограф Павел Хмызников:
- Все! Конец "Челюскинцу"! Нужно скорее сходить на лед, иначе всем
каюк.
Шмидт знал, что это правда. Но уж очень не хотелось поступать так,
как сказал именно Хмызников, которого Отто Юльевич подозревал в
стукачестве.
- Не паникуйте, товарищ, - ответил он, - подождем еще пять-шесть
минут, быть может, вал до корабля и не дотянет. - Отто Юльевич понимал,
что слова эти звучат глупо, как женский каприз, что поступает он сейчас не
самым разумным образом - восьмиметровый вал дотянет обязательно, и сейчас
каждая минута - на вес золота, но уж очень не любил он энкаведешников.
Хмызников бросился вниз, наверное, в каюту, собрать все самое ценное;
в это время раздался оглушительный треск, это из обшивки вылетели
заклепки. Сзади возник штурман Борис Виноградов и сдавленно сообщил:
- Разорван левый борт у носового трюма.
Нет, в такой ситуации терять время - не просто глупый каприз, а
преступление. И Шмидт дал команду:
- Тревога! Все ценное, все, что можно спасти - на лед!
Штурман кинулся выполнять приказание. Шмидт подумал: "Ему только и
нужно было, чтобы я скомандовал, - душу его наполнили страх и отчаяние. -
Какого черта; с какой стати он считает, что я лучше его знаю, что сейчас
нужно делать? Сейчас, когда на моих глазах рушится дело всей моей жизни,
рушится жизнь. Могу ли я рассчитывать на то, чтобы меня в этот миг
оставили в покое?... Нет, проклятие, не могу!"
Корабль тряхнуло, палуба накренилась, и тут с диким свистом наружу из
недр корабля вырвался пар; прорвало один из котлов. Шмидт бросился на
корму. Выгрузка шла полным ходом. Капитан Воронин следил за состоянием
льда: то тут, то там появлялись новые и новые трещины, они увеличивались,
но, слава богу, пока не настолько, чтобы всерьез опасаться отделения
льдины.
Люди распались на две группы: одни сбрасывали ящики с галетами и
консервами, бочки с нефтью и керосином за борт, другие - оттаскивали все
это подальше от агонизирующего судна. Природа словно почувствовала, что
власть, наконец, в ее руках и решила поизгаляться вдосталь. Все - мороз,
сумерки, пурга - все одновременно с аварией навалилось на людей.
Шмидт заметил, что работа вроде бы вошла в определенный ритм и,
выбрав момент, спешно спустился в свою каюту; схватил портфель и,
поочередно открывая ящики стола, набил его документами. "Тьфу ты, -
пронеслось в голове, - на кой черт мне все эти бумажки? Разве я верю в то,
что мы спасемся?" Он бросил портфель на пол, во все стороны полетели
брызги, и Отто Юльевич тут только заметил, что стоит по щиколотку в воде.
Тогда он забрался, не снимая сапог, на постель и, сорвав со стены портрет
жены и сына Сигурда, сунул его за пазуху под шубу.
Ругая себя за бездарно потраченное время, он выскочил из каюты, чтобы
немедленно вернуться на палубу, и вдруг услышал детский плач. Сначала он
не поверил своим ушам, потом кинулся заглядывать в каюты и в одной из них
обнаружил Дору Васильеву, кормящую грудью маленькую Карину.
- Вон! - закричал Шмидт и, выхватив ребенка из рук матери, побежал по
лестнице. Но Васильева быстро догнала его и, молча отобрав дочку, полезла
наверх.
На корме матрос Гриша Дурасов огромным кухонным ножом колет плачущих
свиней и тушки бросает на лед. Шмидт почувствовал, что ощущение реальности
покидает его. Но вновь раздается душераздирающий скрежет. Кажется, пробит
и правый борт. Погружение стало таким быстрым, что заметно стало, как за
бортом поднимается лед.
Шмидт стряхнул с себя оцепенение и хриплым от волнения голосом
скомандовал:
- Всем - покинуть судно!
Люди стали прыгать за борт. Шмидт отвернулся и, стараясь делать это
незаметно (старый коммунист), трижды перекрестился.
Но вот на корабле, кажется, не осталось никого. Шмидт и Воронин
последними спустились на лед. Именно тут корабль резко пошел ко дну, все
сильнее накреняясь вперед. Кусок доски, оторвавшийся от трапа, сбил
Воронина с ног, он рухнул в полынью, но был тут же вытащен товарищами.
Шмидт без приключений обрел твердую почву под ногами и в этот миг увидел
на корме невесть откуда взявшегося Бориса Могилевича с его извечной
пижонской трубкой во рту. Фраер!
- Прыгай! - закричал ему Шмидт и закашлялся, сорвав голос.
Борис, не торопясь, приблизился к борту, картинно занес ногу... В
этот момент корабль сильно тряхнуло, и Борис, поскользнувшись, упал. И в
миг он был завален покатившимися по палубе бочками. Из-за треска и
скрежета крика его слышно не было. Отто Юльевич сжал виски руками. Слезы,
не успев выкатиться из глаз, превращались в сосульки. Хорошо, что никто
сейчас не смотрит на него.
Грохот. Треск. Это ломаются металл и дерево. Корма обволакивается
дымом и погружается в воду за три-четыре секунды.
- Дальше от судна! - кричит Воронин, - сейчас будет водоворот!
Действительно, вода вскипает белыми обломками льда, они кружатся и
перевертываются с той же неопределенностью, какая царит в душе Шмидта.
- Отто Юльевич, - тихо сказал ему возникший сзади Хмызников, - думаю,
первое, что в этой обстановке нужно сделать - собрать партийное собрание.
- Пошел-ка ты в задницу, товарищ гидрограф, - так же тихо ответил
Шмидт, ощущая огромное наслаждение от того, что теперь-то ему не придется
пресмыкаться перед этим сталинским выродком. Но ощущение триумфа вмиг
покидает его, уступив место тяжелым мыслям о предстоящей борьбе за жизнь.
Не отрывая взгляда от круговерти обломков там, где только что было судно,
он шепчет одними губами, без звука: "Проклятая Арктика. Гадина. Как же я
тебя ненавижу".
В этот-то момент его мозг и покинуло чужое сознание и через время и
пространство помчалось к Хозяину.


10
...Запечатав очередное письмо Витальке, василиск возжелал наведаться
в сокровищницу.
Чего тут только нет! Племя шелестящих кобр охраняет эти груды
жемчугов и алмазов, изумрудов и сапфиров, эти прекрасные золотые статуи,
выполненные мастерами древнего Перу, и византийскую утварь из слоновой
кости, инкрустированную самоцветами...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.