read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



было с приходом Светки Портфелия. Пламя свечи колыхалось в ее глазах
огненной полоской посередине зрачка, отчего то кошачье, что от природы
было в ее лице, усиливалось во много раз.
- Ясно за что, - сказал Джон, скручивая с пробки проволоку, - за
женщин.
Светка выдавила из себя презрительный смешок и, демонстративно
отвернувшись к стенке, принялась так яростно качать ногой, что, казалось,
еще немного, и в такт начнет подпрыгивать все кресло.
Джон наполнил фужеры, я подал один Портфелии и сказал:
- Жека, я, может, некстати, но у меня другой тост. В память о Деде
Славе. Я-то его не помянул.
- Давай, старик, - одобрил Джон, и мы выпили, по поминальной традиции
не чокаясь.
- Дед был - что надо, - сокрушенно сказал Джон.
- Только масон. Или сектант, - влезла Светка.
- Ну, ты-то у нас все знаешь! - огрызнулся Джон.
- Мне, Женечка, если хочешь знать, твоя мама сказала. Он в каком-то
обществе был у Заплатина.
Когда прозвучала эта фамилия, в комнате словно вакуум образовался.
Джон дрожащими пальцами принялся доставать из пачки сигарету.
- Снова начался бред, - заметил я. - Женя, здесь только не кури. Мне
спать тут, не люблю. Пойдем в коридор.
Мы вышли из квартиры, поднялись на площадку между этажами и уселись
на подоконник. Закурили.
- Мне мать ничего не говорила, между прочим, - с обидой, по-моему,
сказал Джон.
- Если честно, меня сейчас совсем другое беспокоит. Я решил сделать
Офелии предложение. Но не могу решить - как: публично - сейчас, или потом
- наедине.
- Потом, - буркнул Джон, уткнувшись в сигарету.
- Чего ты посуровел? Она что - тебе нравится?
- Как тебе сказать... Нравится. Очень даже. Только я-то при чем? За
тебя рад. - Он улыбнулся одними губами. - Пойдем к ним.
В наше отсутствие Светка с Лелей явно не поладили. Они сидели,
насупясь и не глядя друг на друга. Для разрядки Джон вновь разлил, и мы
молча выпили. Я сел на пол перед креслом Портфелии у нее в ногах. Джон
повернулся к Светке:
- Что тебе мать наплела?
В его отношении к деду было намного больше теплоты, чем к матери. И
сейчас, когда свое брал хмель, Джон перестал этого стеснятся. Он
продолжал:
- При жизни его то лжеученым, то вообще врагом народа выставляли. И
бог знает, кем еще. А теперь?
Да, это так. В школе большинство учителей относилось к деду
настороженно. Ведь был он бывшим "морганистом-менделистом-вейсманистом". И
хотя с августовской сессии ВАСХНИЛ сорок восьмого года минули уже
десятилетия, Вавилов реабилитирован, "лысенковщина" - осуждена, косые
взгляды оставались.
Об этой самой сессии и о том, что Деда Слава - Владислав Степанович
Матвеев - до того, как вынужден был приехать в нашу провинцию, работал в
одной из ведущих лабораторий Ленинградского института цитологии,
гистологии и эмбриологии АН СССР, мы, естественно, узнали уже потом,
повзрослев. Но о механизме наследственности, о перспективах генетики он и
тогда часто рассказывал нам, рассказывал горячо, и, забывая, что перед ним
- дети, сбиваясь на совершенно непонятный для нас язык большой науки.
Он и внука своего назвал в честь науки (или лженауки?) евгеники.
Склад ума моего уже в те годы был довольно "филологическим", и мне
претила идея "исправления человеческой природы", о которой нет-нет да и
заговаривал Деда Слава...
- Кем же он посмертно стал? - повторил вопрос Джон, неприязненно
глядя на Светку. Ей, видно, стало не по себе:
- Да не знаю я ничего. Когда я мать твою успокаивала, говорила, мол,
это могло произойти с ним в любой момент, он ведь не молодой был, болел
серьезно и операцию тяжелую перенес... А она сказала, что в больницу он
лег совершенно здоровым.
- Как так? - удивился Джон.
- Когда он ложился, ей записку оставил. Сказал, что читать ее можно,
только если с ним в больнице что-нибудь случится. Ну, а она, конечно, не
удержалась и конверт вскрыла. - Светка говорила виновато, сознавая, что
разглашает чужой секрет.
- Узнаю любимую матушку, - хмыкнул Джон, - "активная жизненная
позиция".
- И что же там было? - забыв об обидах, нетерпеливо перебила его
Портфелия.
- Там было сказано, что он здоров, а в больницу ложится по настоянию
профессора Заплатина, который является руководителем какой-то организации.
И записку эту нужно передать в КГБ.
- И почему же она не передала? - поинтересовался я.
- Так ведь ничего плохого с ним не случилось. Выписался, пришел и
забрал бумажку. Спросил еще, не прочитала ли; она призналась. А он: "Как
видишь, дочка, со мной все в порядке, значит, я ошибался".
- Все опять выворачивается наизнанку, - заметил я. - Еще пятнадцать
минут назад я подозревал, что Заплатин занимается чем-то стратегически
важным, и КГБ его охраняет от чужих глаз. А теперь выходит, все наоборот.
Да, - вспомнил я, поймав на себе озадаченный взгляд Джона, - вы же ничего
не знаете. Расскажи-ка им Леля.
После рассказа Портфелии о ее сегодняшних злоключениях, мы некоторое
время молча переваривали полученный от нее и Светланы "информационный
комплекс".
- Дверь на ремонте, стучать по телефону, - попытался Джон снять
напряжение шуткой. Но мы оставались серьезными.
Я высказал предположение:
- Выходит, Леля, они тебя просто купили. Напугали специально, чтобы
ты больше не в свои дела не лезла. Мы же политики все, как огня, боимся.
Между прочим, непонятно почему. Сейчас, вроде, гласность, демократия. А мы
все равно боимся. - Я чувствовал, что под действием шампанского начинаю
философствовать не по существу, но не мог остановиться. - Вот они тебя и
купили - прознали где-то про "Свободу" твою. Знают, на что давить.
- Похоже, - поддержал мою догадку Джон.
- А раз так, - продолжал я, окончательно уразумев, что, собственно, я
хочу сказать, - что получается? Кто-то (вероятнее всего, Заплатин и
компания) пугает нас КГБ. Что из этого следует? Что этот кто-то сам его
боится. Недаром и Деда Слава наказывал записку именно туда передать. А раз
так, нам нужно бегом бежать в этот самый комитет и обо всем, что знаем
подробно рассказать. Знаем мы, правда, совсем немного, но у нас явно в
руках какая-то ниточка. Вот пусть там ее и распутывают.
И вдруг (я даже подскочил от неожиданности) у меня за спиной раздался
тихий голос:
- Ни в коем случае.
Джон ткнул пальцем в дальний угол комнаты: "Нарисовался!" Мы и забыли
про пьяного Валеру. А сейчас он в позе лотоса восседал на диване, и в
неверном мерцании свечи казался выходцем из средневековья: бледность,
худоба, эспаньолка, черные вьющиеся локоны. Глаза черные, но взгляд
почему-то кажется бесцветным. Белым. И ясно, что он абсолютно трезв.
- Кто вы? - сдавленным голосом спросила Портфелия.
"Спокойно, Маша, я - Дубровский", - как всегда некстати выскочило у
меня из недр памяти.

- Предположим, я - Заплатин. Нам есть о чем говорить?
- Вы - не Заплатин, - дрогнувшим голосом возразила Портфелия.
- Где ты его откопал? - вполголоса спросил я Джона.
- В "Музе". Только что познакомились.
- И все-таки предположим, - с нажимом произнес Валера. - Пусть я буду
доверенным лицом профессора.
Я, стараясь, чтобы никто не заметил, дотянулся до нижнего ящика
стола, чуть приоткрыл его и включил лежавший там диктофон.
- Вы - политическая организация? - с места в карьер взяла Портфелия.
Я не в первый раз уже поразился ей.
- Нет, это было бы мелко. Мы - сообщество людей, разрабатывающих
научную идею такого уровня, что она автоматически переходит в разряд
политических, но этим ни в коем случае не ограничивается.
- Что это за идея? - спросил я.
- О вашей же безопасности заботясь, открыть вам этого не могу.
- Она имеет оборонное значение?
- В некотором смысле. Но это не оружие.
- Что же это?
- С чего, собственно, вы взяли, что я обязан отвечать на ваши
вопросы?
- Тогда зачем вы здесь? - резонно заметила Портфелия.
- Да, - впервые с того момента, как "Валера" заговорил, открыла рот
Светка. - От нас-то вам что нужно?
- Браво. Вопрос по существу. Отвечаю: я здесь для того, чтобы
обезвредить вашу группу.
- То есть? - Высокая температура, хмель и необычность происходящего,
прихотливо переплетаясь, давали мне острое ощущение нереальности. Беседа
эта скорее забавляла, нежели интересовала меня. Мысли, словно в банке
повидла, ворочались еле-еле. Но что-то подсказывало мне, что все
происходящее - чрезвычайно важно.
- То есть я должен свести до минимума вероятность в настоящем и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.