read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



за болтовней и примерками засиделись допоздна, но сердце у Амфитриона в
последние дни было не на месте, и, когда начало смеркаться, он не
выдержал. Путь от его дома ко дворцу Креонта был один (если не блуждать по
грязным переулкам, на что Алкмена вряд ли бы решилась), так что Амфитрион
быстро собрался и вышел в сгущающиеся сумерки, намереваясь встретить жену.
И вскоре из-за очередного поворота до него донесся грубый смех,
мужские голоса - и почти сразу же гневно-испуганный голос Алкмены:
- Что вы делаете?! Вы что, не понимаете, кто я?!
Амфитрион ускорил шаг и пожалел, что не взял с собой оружия.

Их было шестеро. И назвать их можно было кем угодно, но только не
почтенными гражданами. "А хоть бы и почтенные..." - зло подумал Амфитрион,
чуть не споткнувшись о труп раба-эфиопа с раскроенным черепом. Шагах в
двадцати от него прижалась к забору Алкмена, а мужчины окружали ее,
подбадривая друг друга скабрезными шуточками. Спешить им явно было некуда.
Немного поодаль стоял еще один - не столько высокий, сколько
невероятно широкоплечий, уже немолодой, с курчавой седеющей бородой. Этот
кутался в длинный плащ цвета морской волны, и как бы был вообще
непричастен к происходящему.
Просто стоял, смотрел...
И негромко свистнул при появлении Амфитриона.
Мужчины обернулись и уставились на новоприбывшего.
- Эт-то еще кто? - пробормотал один из них.
- Я Амфитрион-Изгнанник, - Амфитрион специально назвался старым
прозвищем, под которым его знали в Фивах, когда он пришел звать басилея
Креонта против телебоев, не имея за плечами ничего, кроме молодой жены,
тяжелого копья и страшной славы. - А это моя жена...
И во весь голос, во все его медное звучание, не раз перекрывавшее шум
битвы:
- Прочь с дороги, ублюдки!
Насильники сперва шарахнулись, но после остановились, переглядываясь,
и вперед вышел один - толстошеий детина с крючковатым носом и маленькими,
сонными, близко посаженными глазками. От левого глаза вниз, теряясь в
щетине, тянулся похожий на дождевого червя шрам.
Покачиваясь, вожак двинулся к Амфитриону.
За поясом детины торчал кривой фракийский нож, но он не стал его
доставать, а попросту протянул вперед свою узловатую, похожую на древесный
корень руку и ухватил Амфитриона за хитон на груди.
- Герой, - уныло буркнул толстошеий, и червь на его скуле лениво
заизвивался. - Гля, братья, это вот герой... голова горой...
И истошно взвыл, когда жесткие, как дерево, пальцы Амфитриона ударили
его по глазам: взвыл и вскинул руки к лицу, и захрипел, забулькал, оседая
наземь, страшно скалясь новым ртом, прорезанным под подбородком.
Никто и не заметил, как кривой нож из-за пояса детины перекочевал в
руку Амфитриона, бронзовым всплеском омыв горло прежнего хозяина и тут же
метнувшись в сторону, с хрустом входя под ключицу самому расторопному,
замахнувшемуся короткой дубинкой.
Остальные дрогнули, засуетились, попятились за спину широкоплечему
владельцу сине-зеленого плаща - но попятились как-то странно, будто бы и
не замечая его - и быстро растворились в вечерней мгле.
Широкоплечий шагнул к Амфитриону, глядя на него с брезгливым
интересом - и Амфитрион ударил, коротко, умело, вложив в удар опыт и злую
боль, заставлявшую сердце стучать сухо и неумолимо.
Земля оказалась на удивление твердой.
Вскочив на ноги, Амфитрион ударил снова, чувствуя, что ноги
отказываются служить ему, что ребра кричат о пощаде, и голова наполняется
мутными сумерками без надежды на будущий восход.
Ударил, не понимая, что делает.
И попал, в кровь разбив кулак, как если бы бил скалу.
После чего земля снова толкнула Амфитриона в затылок.
...Широкоплечий стоял над ним, задумчиво держась за щеку, и в
пронзительных глазах его презрение непонятным образом смешивалось с
удивлением. Так, должно быть, смотрит волк на сумасшедшего козленка,
цапнувшего своими тупыми зубами свирепого зверя за бок.
- А у твоей жены ляжки волосатые, - равнодушно сказал широкоплечий,
так равнодушно, что это поначалу даже трудно было принять за оскорбление.
- Как у сатира. Мокрица ты, герой... Слизь.
И тогда Амфитрион понял - все. Пришла пора умирать. Только умирать
было нельзя, потому что Алкмена все еще прижималась к забору; умирать было
нельзя, и он заставил себя встать на колени - стоять на коленях перед
широкоплечим было унизительно, но почему-то не очень - потом на одно
колено, потом...
Потом откуда-то из темноты, из-за спины широкоплечего раздался голос.
Ехидный, почти мальчишеский и очень знакомый голос - только муть в голове
не давала Амфитриону понять, где же он слышал его раньше.
- Что, дядя, тоже героем решил стать? - спросил этот голос. - Так
тебе вроде бы не к лицу...
- Шел бы ты отсюда, Пустышка! - пророкотал широкоплечий. - Не лезь не
в свои дела, племянничек!
- Не буду, - как-то уж очень легко согласился голос. - И, пожалуй,
пойду. Быстро-быстро пойду. Даже, можно сказать, полечу. К папе. А он с
утра сегодня злой, как Тифон... Ну что, дядюшка, я пошел?
Широкоплечий "дядюшка" не ответил. Лицо его исказила видимая даже в
темноте гримаса злобы, он с силой выдохнул воздух и, резко повернувшись,
зашагал прочь. Тяжелая поступь его, казалось, сотрясала землю и долго не
затихала в темноте.
Амфитриону на миг померещилась перед собой неясная фигурка в хламиде
с капюшоном - и он вспомнил, вспомнил остро и болезненно, как тот же самый
голос не так давно предупреждал его о необходимости держать язык за
зубами...
Он застонал и поднялся на ноги.
Ему было стыдно смотреть на жену.
А Алкмена с обожанием глядела на мужа-героя, воина, своего мужчину,
который всегда спасет, всегда защитит, всегда, всегда...
Она не видела широкоплечего, не слышала странного разговора, для нее
все закончилось смертью толстошеего детины - и не стоял над Амфитрионом
его последний противник, и не уходил он потом, непобежденный, но вдруг
ссутулившийся...
Всего этого для нее не было - словно кто-то украл из ее жизни горсть
минут.
Разве что мелькнула в темноте знакомая хламида с капюшоном, так живо
напомнившая давешнего воришку, отравившегося украденным мясом.
...А Амфитрион избегал встречаться глазами с женой и брел на
подгибающихся ногах, понурив голову. Впервые за много лет он был побежден.
И сейчас они идут домой лишь благодаря неведомому покровителю, к которому
Амфитрион испытывал явную неприязнь - хотя изо всех сил старался
испытывать благодарность.
Горечь поражения, увы, не становилась слаще, когда он думал о числе
поверженных врагов и о том, что один из них - возможно, не совсем человек.
Если бы все повторилось - Амфитрион знал, что ударил бы его снова.
- О боги, - глухо пробормотал Амфитрион, - за что?..
Вопрос был глуп и наивен; он прекрасно понимал это, но не спросить не
мог.
- Надо ехать в Дельфы, - срывающимся голосом отозвалась Алкмена,
незаметно поддерживая шатающегося мужа. - Надо спросить пифию в святилище
Аполлона. Это последнее, что нам осталось.
Амфитрион помимо воли представил себе Аполлона в своем облике и в
постели Алкмены - и понял, что не хочет ехать в Дельфы.
Абсолютно.


7
Отговорить Алкмену от поездки к оракулу не удалось - в ней проснулось
наследственное упрямство Персеидов, а Амфитрион знал по собственному
опыту, что в таких случаях дальнейшие уговоры бессмысленны.
Тем более что Алкмена, будучи на пятом месяце, чувствовала себя
прекрасно, заметно округлившийся живот носила с величавым достоинством и
вообще ничем таким не отличалась от Алкмены прежней, если не считать
неожиданной любви к родосским копченостям. На фессалийские, после того
случая на базаре, она даже смотреть не могла.
Амфитрион, скрепя сердце, согласился - хотя не мог избавиться от
мысли, что совершает чудовищную ошибку, потакая прихоти жены обратиться за
пророчеством к Аполлону Дельфийскому или любому другому божеству, одно из
которых походя, из минутного любопытства, растоптало их семейное счастье.
Впрочем, Алкмена ничего не знала о его терзаниях и лучилась радостью,
ласкаясь к мужу... а муж избегал ее, отговариваясь занятостью, боясь даже
намеком дать Алкмене понять причину своей угрюмости - и жалел Амфитрион
лишь об одном.
Что за долгие годы жизни своей, жизни внука Персея, сына одного из
царей микенских, воина, убийцы поневоле, изгнанника, мужа,
полководца-лавагета - что за эти годы он не научился двум вещам.
Прощать обиды и гордиться милостью с чужого плеча.
Он мрачнел, клял свою гордыню и пил по ночам.
Однажды он проговорился Креонту, что опасается поездки к оракулу. К
счастью, хмель теперь плохо брал Амфитриона, и он на этот раз успел
остановиться в своих неуместных откровениях - да и Креонт, басилей Фив и
муж государственный, понял его по-своему. Мало ли разбойничков пошаливает



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.