read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



человек... Да еще закомплексованный Пестель витийствовал в эмпиреях о
цареубийстве во благо народных свобод. Интересно, оставить его с
Александром Павловичем наедине - неужто и впрямь поднялась бы рука? Или
крепостным передоверил бы - дескать, ты, Ванька, сперва выпусти по моему
велению своею косою кишки помазаннику божию, а уж посля будет тебе воля...
Перепугали мечтательные предки Николая Павловича так, что ему потом всю
жизнь от слова "свобода" икалось - ну, и вел себя соответственно, мел
мыслителей из аппарата, оставлял одних неперечливых воров; чуть не
прогадал Россию...
Секретарь - молодец; даже бровью не повел, завидев в сих суровых
стенах такое чудо в перьях, как нынешний я.
- Иван Вольфович ждет вас, господин полковник. Прошу.
И растворил передо мною тяжелые двери.
Ламсдорф встал из-за стола и, отчетливо похрустывая плотной тканью
выутюженного мундира, пошел ко мне навстречу, протянул обе руки. Костистое
остзейское лицо его было печально вытянуто.
- Экий вы южненький, батенька, экий вы мокренький... Уж простите
старика, что этак бесцеремонно выдернул вас из картвельских кущей в нашу
дрякву. Вы возглавите следствие. И назначал не я, - он потыкал пальцем
вверх. - Есть факторы... То есть, не подумайте, Христа ради, - он всерьез
испугался, что допустил бестактность, - будто я вам не доверил бы... Но
устали ж вы за весну, как черт у топки, мне ль не знать!...
Сюда, голубчик, присаживайтесь. Мы сейчас радиаторчик включим,
подсохните, - покряхтывая, он выкатил масляный обогреватель из-за видавшей
виды китайской ширмы, прикрывавшей уголок отдыха-столик, электрочайник,
коробочки со сладостями; генерал был известный сладкоежка. Воткнул
штепсель в розетку. - Чайку не хотите ли?
- Благодарю, Иван Вольфович, я так наобедался у князя Ираклия, что
теперь два дня ни есть ни пить не смогу. Давайте уж лучше к делу.
- Ай, славно, ай, мальчики мои молодцы! Хоть денек успели урвать.
Какая жалость, что князь Ираклий так рано в отставку вышел!
- Ему в грузинском парламенте дел хватает.
- Да уж представляю... Тепло там?
- Тепло, Иван Вольфович.
- Цветет?
- Ох, цветет!
Он горестно вздохнул, уселся не за стол, а в кресло напротив меня.
Закинул ногу на ногу, немилосердно дергая левую бакенбардину так, что она
едва не доставала до эполета. В черное, полуприкрытое тяжелыми гардинами
окно лупил дождь.
- К делу, говорите... Страшное дело, батенька Александр Львович,
страшное... Уж и не знаю, как начать.
Я ждал. От радиатора начало помаленьку сочиться пахнущее пылью тепло.
- В восемь сорок три вылетел цесаревич с Тюратама. С ним секретарь,
профессор Корчагин, знали вы его...
- Не близко. Консультировался дважды.
- Ну да, ну да. Это когда вы от нас входили в госкомиссию по аварии
на Краматорском гравимоторном. Помню, как же, - он замолотил себя
указательным пальцем по бакенбардам, затем снова поволок левую к плечу. -
Врач, два офицера охраны и два человека экипажа, люди все свои,
постоянные, который год с цесаревичем...
- Никто не спасся? - глупо спросил я. Жила какая-то сумасшедшая
надежда, вопреки всему услышанному. Иван Вольфович даже крякнул. Обиженно
покосился на меня. Встал, сложил руки за спиною и, наискось пошел по
кабинету. Поскрипывал паркет под потертым ковром.
- Батенька, - страдальчески выкрикнул генерал, остановившись у стола,
- они же с трех верст падали! С трех верст! Что вы, право!
С грохотом выдвинув один из ящиков, он достал пачку фотографий и
вернулся ко мне.
- Вот полюбуйтесь-ка на обломочки! Аэросъемка дала...
Да. Я быстро перебрал фотографии. Что да, то да. Иными фрагментами
земля была вспахана метров на пять в глубину.
- Разброс обломков близок к эллиптическому, полторы версты по большой
оси. И ведь не просто падали, ведь взрыв был, голубчик мой! Весь моторный
отсек снесло-разнесло!
- Мина с часовым механизмом или просто сопряженная с каким-то
маневром? Скажем, при первом движении элерона - сраба...
- Ах, батенька, - вздохнув, Ламсдорф забрал у меня фотографии и,
выравнивая пачку, словно колоду карт несколько раз побил ее ребром
раскрытую ладонь. - Разве разберешь теперь? Впрочем, обломки конечно,
будут еще тщательнейшим образом исследованы. Но, по совести сказать, так
ли уж это важно?
- Важно было бы установить для начала, что за мина, чье производство,
например.
- Вот вы и займитесь... Ох, что ж я, олух старый! - вдруг
встрепенулся он. Размахивая пачкой, словно дополнительны
плавником-ускорителем, он чуть ли не вприпрыжку вернулся к столу, поднял
трубку одного из телефонов и шустро нащелкал трехзначный номер.
Внутренний, значит.
- Ламсдорф беспокоит, как велели, - пробубнил он виновато. - Да,
прибыл наш князь, уж минут двадцать тому. Ввожу помаленьку. Так точно,
ждем.
Положил трубку и вздохнул с облегчением.
- Ну, что еще с этим... Взорвались уже на подлете, неподалеку от
Лодейного Поля их пораскидало. Минут через шесть должны были от тяги
отцепляться и переходить на аэродинамику... Так что с элеронами, или с чем
там вы хотели - не проходит, Александр Львович. С другой стороны - в
Тюратаме уже тоже чуток надыбали. С момента предполетной техпроверки и до
момента взлета - это промежуток минут в двадцать - к кораблю теоретически
имели доступ четыре человека. Все - аэродромные техники, народ не
случайный. Один отпал сразу - теоретически доступ он имел, но возможностью
этой, так сказать, не воспользовался - работал в другом месте. Это
подтверждено сразу пятью свидетелями. Все утро он долизывал после
капремонта местную поисковую авиетку. Что же касается до трех остальных...
Мягко открылась дверь в конце кабинета. Не та, через которую впустили
меня. Вошел невысокий, очень прямо держащийся, очень бледный человек в
партикулярном, траурном; в глубине его глаз леденела молчаливая боль. Я
вскочил, попытался щелкнуть каблуками хлюпающих туфель. До слез было
стыдно за свое разухабистое курортное платье.
- Здравствуйте, князь, - тихо сказал вошедший, протягивая мне руку. Я
осторожно пожал. Сердце заходилось от страдания.
- Государь, - проговорил я, - сегодня вместе с вами в трауре вся
Россия.
- Это потеря для всей России, не только для меня, - прозвучал
негромкий ответ. - Алекс был талантливый и добрый мальчик, ваш тезка,
князь...
- Да, государь, - только и нашелся ответить я.
- Иван Вольфович, - произнес император, чуть оборотясь к Ламсдорфу, -
вы позволите нам с Александром Львовичем уединиться на полчаса?
- Разумеется, ваше величество. Мне выйти?
- Пустое, - император чуть улыбнулся одними губами. Глаза все равно
оставались, как у побитой собаки. - Мы воспользуемся вашей запазушной
приемной, - и он сделал мне приглашающий жест к двери, в которую вошел
минуту назад.
Там произошла заминка; он пропустил меня вперед - я, растерявшись,
едва не споткнулся. Он мягко взял меня за локоть и настойчиво протолкнул в
дверь первым.
В этой комнате я никогда не бывал. Она оказалась небольшой - скорее
чуланчик, нежели комната; смутно мерцали вдоль стен застекленные стеллажи
с книгами; в дальнем от скрытого гардинами, сотрясаемого ливнем окна углу
стоял низкий круглый столик с двумя мягкими креслами и сиротливой,
девственно чистой пепельницей посредине. Торшер, задумчиво наклонив над
столиком тяжелый абажур, бросал вниз желтый сноп укромного света.
Император занял одно из кресел, жестом предложил мне сесть в другое.
Помолчал, собираясь с мыслями. Достал из брючного кармана массивный
серебряный портсигар, открыл и протянул мне.
- Курите, князь, прошу.
- Курить не хотелось, но отказаться было бы бестактным. Я взял, он
тоже взял; спрятав портсигар, предложил мне огня. Закурил сам. Пальцы у
него слегка дрожали. Придвинул пепельницу - ко мне ближе, чем к себе.
- Хороша ли княгиня Елизавета Николаевна? - вдруг спросил он.
- Благодарю, государь, слава богу [слово "Бог" произносят с большой
буквы истинно верующие, и с маленькой - те, у кого это лишь привычное
присловье, наравне с "например", "елки-палки" или "мать чесна" (прим.
авт.)].
- А дочь... Поля, если не ошибаюсь?
- Не ошибаетесь, государь. Я благополучен.
- Вы еще не известили их о своем возвращении из Тифлиса?
- Не успел, государь.
- Возможно, пока еще и не следует на всякий случай... А! - с досадой
на самого себя он взмахнул рукой с сигаретой и оборвал фразу. - Не мое это
дело. Как лучше обеспечить успех думаете вы, профессионалы, - помолчал. -
Я предложил, чтобы вы, князь, возглавили следствие, по некоторым
соображениям, их я раскрою чуть позже. А пока что...
Он глубоко затянулся, задумчиво глядя мне в лицо выпуклыми,
тоскующими глазами. Сквозь конус света над столиком, сонно переливая
формы, путешествовали дымные амебы.
- Скажите князь. Ведь вы коммунист?
- Имею честь, государь.
- Дает ли вам ваша вера удовлетворение?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.