read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и поклонился, с намерением уйти.
- Куда же вы, Иван Никифорович? - говорил ему вслед судья. - Посидите
немного! выпейте чаю! Орышко! что ты стоишь, глупая девка, и перемигива-
ешься с канцелярскими ? Ступай принеси чаю!
Но Иван Никифорович, с испугу, что так далеко зашел от дому и выдер-
жал такой опасный карантин, успел уже пролезть в дверь, проговорив:
- Не беспокойтесь, я с удовольствием... - и затворил ее за собою, ос-
тавив в изумлении все присутствие.
Делать было нечего. Обе просьбы были приняты, и дело готовилось при-
нять довольно важный интерес, как одно непредвиденное обстоятельство со-
общило ему еще большую занимательность. Когда судья вышел из присутствия
в сопровождении подсудка и секретаря, а канцелярские укладывали в мешок
нанесенных просителями кур, яиц, краюх хлеба, пирогов, книшей и прочего
дрязгу, в это время бурая свинья вбежала в комнату и схватила, к удивле-
нию присутствовавших, не пирог или хлебную корку, но прошение Ивана Ни-
кифоровича, которое лежало на конце стола, перевесившись листами вниз.
Схвативши бумагу, бурая хавронья убежала так скоро, что ни один из при-
казных чиновников не мог догнать ее, несмотря на кидаемые линейки и чер-
нильницы.
Это чрезвычайное происшествие произвело страшную суматоху, потому что
даже копия не была еще списана с нее. Судья, то есть его секретарь и
подсудок, долго трактовали об таком неслыханном обстоятельстве; наконец
решено было на том, чтобы написать об этом отношение к городничему, так
как следствие по этому делу более относилось к гражданской полиции. От-
ношение за N389 послано было к нему того же дня, и по этому самому прои-
зошло довольно любопытное объяснение, о котором читатели могут узнать из
следующей главы.

Глава V,
В КОТОРОЙ ИЗЛАГАЕТСЯ СОВЕЩАНИЕ ДВУХ ПОЧЕТНЫХ В МИРГОРОДЕ ОСОБ
Как только Иван Иванович управился в своем хозяйстве и вышел, по
обыкновению, полежать под навесом, как, к несказанному удивлению своему,
увидел что-то красневшее в калитке. Это был красный обшлаг городничего,
который, равномерно как и воротник его, получил политуру и по краям
превращался в лакированную кожу. Иван Иванович подумал про себя: "Недур-
но, что пришел Петр Федорович поговорить", - но очень удивился, увидя,
что городничий шел чрезвычайно скоро и размахивал руками, что случалось
с ним, по обыкновению, весьма редко. На мундире у городничего посажено
было восемь пуговиц, девятая как оторвалась во время процессии при освя-
щении храма назад тому два года, так до сих пор десятские не могут отыс-
кать, хотя городничий при ежедневных рапортах, которые отдают ему квар-
тальные надзиратели, всегда спрашивает, нашлась ли пуговица. Эти восемь
пуговиц были насажены у него таким образом, как бабы садят бобы; одна
направо, другая налево. Левая нога была у него прострелена в последней
кампании, и потому он, прихрамывая, закидывал ею так далеко в сторону,
что разрушал этим почти весь труд правой ноги. Чем быстрее действовал
городничий своею пехотою, тем менее она подвигалась вперед. И потому,
покамест дошел городничий к навесу, Иван Иванович имел довольно времени
теряться в догадках, отчего городничий так скоро размахивал руками. Тем
более это его занимало, что дело казалось необыкновенной важности, ибо
при нем была даже новая шпага.
- Здравствуйте, Петр Федорович! - вскричал Иван Иванович, который,
как уже сказано, был очень любопытен и никак не мог удержать своего не-
терпения при виде, как городничий брал приступом крыльцо, но все еще не
поднимал глаз своих вверх и ссорился с своею пехотою, которая никаким
образом не могла с одного размаху взойти на ступеньку.
- Доброго дня желаю любезному другу и благодетелю Ивану Ивановичу! -
отвечал городничий.
- Милости прошу садиться. Вы, как я вижу, устали, потому что ваша ра-
неная нога мешает...
- Моя нога! - вскрикнул городничий, бросив на Ивана Ивановича один из
тех взглядов, какие бросает великан на пигмея, ученый педант на танце-
вального учителя. При этом он вытянул свою ногу и топнул ею об пол. Эта
храбрость, однако ж, ему дорого стоила, потому что весь корпус его по-
качнулся и нос клюнул перила; но мудрый блюститель порядка, чтоб не по-
дать никакого вида, тотчас оправился и полез в карман, как будто бы с
тем, чтобы достать табакерку. - Я вам доложу о себе, любезнейший друг и
благодетель Иван Иванович, что я делывал на веку своем не такие походы.
Да, серьезно, делывал. Например, во время кампании тысяча восемьсот
седьмого года... Ах, я вам расскажу, каким манером я перелез через забор
к одной хорошенькой немке. - При этом городничий зажмурил один глаз и
сделал бесовски плутовскую улыбку.
- Где ж вы бывали сегодня? - спросил Иван Иванович, желая прервать
городничего и скорее навести его на причину посещения; ему бы очень хо-
телось спросить, что такое намерен объявить городничий; но тонкое позна-
ние света представляло ему всю неприличность такого вопроса, и Иван Ива-
нович должен был скрепиться и ожидать разгадки, между тем как сердце его
колотилось с необыкновенною силою.
- А позвольте, я вам расскажу, где был я, - отвечал городничий. -
Во-первых, доложу вам, что сегодня отличное время...
При последних словах Иван Иванович почти что не умер.
- Но позвольте, - продолжал городничий. - Я пришел сегодня к вам по
одному весьма важному делу. - Тут лицо городничего и осанка приняли то
же самое озабоченное положение, с которым брал он приступом крыльцо.
Иван Иванович ожил и трепетал, как в лихорадке, не замедливши, по
обыкновению своему, сделать вопрос:
- Какое же оно важное? разве оно важное?
- Вот извольте видеть: прежде всего осмелюсь доложить вам, любезный
друг и благодетель Иван Иванович, что вы... с моей стороны, я, извольте
видеть, я ничего; но виды правительства, виды правительства этого требу-
ют: вы нарушили порядок благочиния!..
- Что это вы говорите, Петр Федорович? Я ничего не понимаю.
- Помилуйте, Иван Иванович! Как вы ничего не понимаете? Ваша
собственная животина утащила очень важную казенную бумагу, и вы еще го-
ворите после этого, что ничего не понимаете!
- Какая животина?
- С позволения сказать, ваша собственная бурая свинья.
- А я чем виноват? Зачем судейский сторож отворяет двери!
- Но, Иван Иванович, ваше собственное животное - стало быть, вы вино-
ваты.
- Покорно благодарю вас за то, что с свиньею меня равняете.
- Вот уж этого я не говорил, Иван Иванович! Ей-богу, не говорил! Из-
вольте рассудить по чистой совести сами: вам, без всякого сомнения из-
вестно, что, согласно с видами начальства, запрещено в городе, тем же
паче в главных градских улицах, прогуливаться нечистым животным. Согла-
ситесь сами, что это дело запрещенное.
- Бог знает что это вы говорите! Большая важность, что свинья вышла
на улицу!
- Позвольте вам доложить, позвольте, позвольте, Иван Иванович, это
совершенно невозможно. Что ж делать? Начальство хочет - мы должны пови-
новаться. Не спорю, забегают иногда на улицу и даже на площадь куры и
гуси, - заметьте себе: куры и гуси; но свиней и козлов я еще в прошлом
году дал предписание не впускать на публичные площади. Которое предписа-
ние тогда же приказал прочитать изустно, в собрании, пред целым народом.
- Нет, Петр Федорович, я здесь ничего не вижу, как только то, что вы
всячески стараетесь обижать меня.
- Вот этого-то не можете сказать, любезнейший друг и благодетель,
чтобы я старался обижать. Вспомните сами: я не сказал вам ни одного сло-
ва прошлый год, когда вы выстроили крышу целым аршином выше установлен-
ной меры. Напротив, я показал вид, как будто совершенно этого не заме-
тил. Верьте, любезнейший друг, что и теперь бы я совершенно, так ска-
зать... но мой долг, словом, обязанность требует смотреть за чистотою.
Посудите сами, когда вдруг на главной улице...
- Уж хороши ваши главные улицы! Туда всякая баба идет выбросить то,
что ей не нужно.
- Позвольте вам доложить, Иван Иванович, что вы сами обижаете меня!
Правда, это случается иногда, но по большей части только под забором,
сараями или коморами; но чтоб на главной улице, на площадь втесалась су-
поросная свинья, это такое дело...
- Что ж такое, Петр Федорович! Ведь свинья творение божие!
- Согласен! Это всему свету известно, что вы человек ученый, знаете
науки и прочие разные предметы. Конечно, я наукам не обучался никаким:
скорописному письму я начал учиться на тридцатом году своей жизни. Ведь
я, как вам известно, из рядовых.
- Гм! - сказал Иван Иванович.
- Да, - продолжал городничий, - в тысяча восемьсот первом году я на-
ходился в сорок втором егерском полку в четвертой роте поручиком. Ротный
командир у нас был, если изволите знать, капитан Еремеев. - При этом го-
родничий запустил свои пальцы в табакерку, которую Иван Иванович держал
открытою и переминал табак.
Иван Иванович отвечал:
- Гм!
- Но мой долг, - продолжал городничий, - есть повиноваться требовани-
ям правительства. Знаете ли вы, Иван Иванович, что похитивший в суде ка-
зенную бумагу подвергается, наравне со всяким другим преступлением, уго-
ловному суду?
- Так знаю, что, если хотите, и вас научу. Так говорится о людях,
например если бы вы украли бумагу; но свинья животное, творение божие!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.