read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ожидал. Не высокое, не великое, это видно... Вон у меня там "Освобождение
Москвы" лежит, в Москве же и сочинили, - ну так оно с первой строки,
братец, видно, что так сказать, орлом воспарил человек... Но знаешь ли,
Ваня, у тебя оно как-то проще, понятнее. Вот именно за то и люблю, что
понятнее! Роднее как-то оно; как будто со мной самим все это случилось. А
то что высокое-то? И сам бы не понимал. Слог бы я выправил: я ведь хвалю, а
что ни говори, все-таки мало возвышенного... Ну да уж теперь поздно:
напечатано. Разве во втором издании? А что, брат, ведь и второе издание,
чай, будет? Тогда опять деньги... Гм...
- И неужели вы столько денег получили, Иван Петрович? - заметила Анна
Андреевна. - Гляжу на вас, и все как-то не верится. Ах ты, господи, вот
ведь за что теперь деньги стали давать!
- Знаешь, Ваня? - продолжал старик, увлекаясь все более и более, - это
хоть не служба, зато все-таки карьера. Прочтут и высокие лица. Вот ты
говорил, Гоголь вспоможение ежегодное получает и за границу послан. А что,
если б и ты? А? Или еще рано? Надо еще что-нибудь сочинить? Так сочиняй,
брат, сочиняй поскорее! Не засыпай на лаврах. Чего глядеть-то!
И он говорил это с таким убежденным видом, с таким добродушием, что
недоставало решимости остановить и расхолодить его фантазию.
- Или вот, например, табакерку дадут... Что ж? На милость ведь нет
образца. Поощрить захотят. А кто знает, может и ко двору попадешь, -
прибавил он полушепотом и с значительным видом, прищурив свой левый глаз, -
или нет? Или еще рано ко двору-то?
- Ну, уж и ко двору! - сказала Анна Андреевна, как будто обидевшись.
- Еще немного, и вы произведете меня в генералы, - отвечал я, смеясь
от души.
Старик тоже засмеялся. Он был чрезвычайно доволен.
- Ваше превосходительство, не хотите ли кушать? - закричала резвая
Наташа, которая тем временем собрала нам поужинать.
Она захохотала, подбежала к отцу и крепко обняла его своими горячими
ручками:
- Добрый, добрый папаша!
Старик расчувствовался.
- Ну, ну, хорошо, хорошо! Я ведь так, спроста говорю. Генерал не
генерал, а пойдемте-ка ужинать. Ах ты чувствительная! - прибавил он,
потрепав свою Наташу по раскрасневшейся щечке, что любил делать при всяком
удобном случае, - я, вот видишь ли, Ваня, любя говорил. Ну, хоть и не
генерал (далеко до генерала!), а все-таки известное лицо, сочинитель!
- Нынче, папаша, говорят: писатель.
- А не сочинитель? Не знал я. Ну, положим, хоть и писатель; а я вот
что хотел сказать: камергером, конечно, не сделают за то, что роман
сочинил; об этом и думать нечего; а все-таки можно в люди пройти; ну
сделаться каким-нибудь там атташе. За границу могут послать, в Италию, для
поправления здоровья или там для усовершенствования в науках, что ли;
деньгами помогут. Разумеется, надо, чтобы все это и с твоей стороны было
благородно; чтоб за дело, за настоящее дело деньги и почести брать, а не
так, чтоб как-нибудь там, по протекции...
- Да ты не загордись тогда, Иван Петрович, - прибавила, смеясь, Анна
Андреевна.
- Да уж поскорей ему звезду, папаша, а то что в самом деле, атташе да
атташе!
И она опять ущипнула меня за руку.
- А эта все надо мной подсмеивается! - вскричал старик, с восторгом
смотря на Наташу, у которой разгорелись щечки, а глазки весело сияли, как
звездочки. - Я, детки, кажется, и вправду далеко зашел, в Альнаскары
записался; и всегда-то я был такой... а только знаешь, Ваня, смотрю я на
тебя: какой-то ты у нас совсем простой...
- Ах, боже мой! Да какому же ему быть, папочка?
- Ну нет, я не то. А только все-таки, Ваня, у тебя какое-то эдак
лицо... то есть совсем как будто не поэтическое... Эдак, знаешь, бледные
они, говорят, бывают, поэты-то, ну и с волосами такими, и в глазах эдак
что-то... знаешь, там Гете какой-нибудь или проч. ...я это в "Аббаддонне"
читал... а что? Опять соврал что-нибудь? Ишь, шалунья, так и заливается
надо мной! Я, друзья мои, не ученый, только чувствовать могу. Ну, лицо не
лицо, - это ведь не велика беда, лицо-то; для меня и твое хорошо, и очень
нравится... Я ведь не к тому говорил... А только будь честен, Ваня, будь
честен, это главное; живи честно, не возмечтай! Перед тобой дорога широкая.
Служи честно своему делу; вот что я хотел сказать, вот именно это-то я и
хотел сказать!
Чудное было время! Все свободные часы, все вечера проводил я у них.
Старику приносил вести о литературном мире, о литераторах, которыми он
вдруг, неизвестно почему, начал чрезвычайно интересоваться; даже начал
читать критические статьи Б., про которого я много наговорил ему и которого
он почти не понимал, но хвалил до восторга и горько жаловался на врагов
его, писавших в "Северном трутне". Старушка зорко следила за мной и
Наташей; но не уследила она за нами! Методу нами уже было сказано одно
словечко, и я услышал наконец, как Наташа, потупив головку и полураскрыв
свои губки, почти шепотом сказала мне: да. Но узнали и старики; погадали,
подумали; Анна Андреевна долго качала головою. Странно и жутко ей было. Не
верила она мне.
- Ведь вот хорошо удача, Иван Петрович, - говорила она, - а вдруг не
будет удачи или там что-нибудь; что тогда? Хоть бы служили вы где!
- А вот что я скажу тебе, Ваня, - решил старик, надумавшись, - я и сам
это видел, заметил и, признаюсь, даже обрадовался, что ты и Наташа... ну,
да чего тут! Видишь, Ваня: оба вы еще очень молоды, и моя Анна Андреевна
права. Подождем. Ты, положим, талант, даже замечательный талант... ну, не
гений, как об тебе там сперва прокричали, а так, просто талант (я еще вот
сегодня читал на тебя эту критику в "Трутне"; слишком уж там тебя худо
третируют: ну да ведь это что ж за газета!). Да! так видишь: ведь это еще
не деньги в ломбарде, талант-то; а вы оба бедные. Подождем годика эдак
полтора или хоть год: пойдешь хорошо, утвердишься крепко на своей дороге -
твоя Наташа; не удастся тебе - сам рассуди!.. Ты человек честный;
подумай!..
На этом и остановились. А через год вот что было.
Да, это было почти ровно через год! В ясный сентябрьский день, перед
вечером, вошел я к моим старикам больной, с замиранием в душе и упал на
стул чуть не в обмороке, так что даже они перепугались, на меня глядя. Но
не оттого закружилась у меня тогда голова и тосковало сердце так, что я
десять раз подходил к их дверям и десять раз возвращался назад, прежде чем
вошел, - не оттого, что не удалась мне моя карьера и что не было у меня еще
ни славы, ни денег; не оттого, что я еще не какой-нибудь "атташе" и далеко
было до того, чтоб меня послали для поправления здоровья в Италию; а
оттого, что можно прожить десять лет в один год, и прожила в этот год
десять лет и моя Наташа. Бесконечность легла между нами... И вот, помню,
сидел я перед стариком, молчал и доламывал рассеянной рукой и без того уже
обломанные поля моей шляпы; сидел и ждал, неизвестно зачем, когда выйдет
Наташа. Костюм мой был жалок и худо на мне сидел; лицом я осунулся,
похудел, пожелтел, - а все-таки далеко не похож был я на поэта, и в глазах
моих все-таки не было ничего великого, о чем так хлопотал когда-то добрый
Николай Сергеич. Старушка смотрела на меня с непритворным и уж слишком
торопливым сожалением, а сама про себя думала:
"Ведь вот эдакой-то чуть не стал женихом Наташи, господи помилуй и
сохрани!"
- Что, Иван Петрович, не хотите ли чаю? (самовар кипел на столе), да
каково, батюшка, поживаете? Больные вы какие-то вовсе, - спросила она меня
жалобным голосом, как теперь ее слышу.
И как теперь вижу: говорит она мне, а в глазах ее видна и другая
забота, та же самая забота, от которой затуманился и ее старик и с которой
он сидел теперь над простывающей чашкой и думал свою думу. Я знал, что их
очень озабочивает в эту минуту процесс с князем Валковским, повернувшийся
для них не совсем хорошо, и что у них случились еще новые неприятности,
расстроившие Николая Сергеича до болезни. Молодой князь, из-за которого



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.