read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Павел Максимович принес Клаве немного одежды, и даже гребешок, чтобы
расчесывать волосы, еды, правда, у него почти не было, одни сухари да чай,
но сердобольная соседка тетка Маргарита подкармливала его и Клаву супом и
печеной картошкой, еще Клава ела набитых с Петькой из рогатки голубей,
жареных на крыше над медной плошкой, полной ворованного керосина, она сама
же их и ощипывала, привязанных за лапы к бечевке, иногда они были еще
живые, трепыхались, глядели на Клаву бусинками глаз, сочились кровью, и это
было лакомство - пососать из полумертвой птицы горячей, пьянящей крови,
этому тоже научил ее Петька, а Клава научила его называть голубей
цыплятами, это она сама придумала, чтобы было смешно.
Никто не замечал, чем Клава с Петькой занимались на вершинах домов, хотя
иногда они бывали там и ночью, так красиво было гулять пустынными крышами,
распугивая тени котов, под сияющими звездами, ходить босиком по нагретой
дневным солнцем черепицей, вдыхать сверху запах цветов, еще растущих на
балконах, так хорошо было растянуться порой на твердой плоскости, лицом
вверх, и ничего не видеть, кроме созвездий и призрачной дороги в никуда.
Клаве казалось тогда, что она настолько свободна, что может полететь,
просто не очень еще хочет. Куда лететь, она, впрочем, уже знала: просто
вверх, в космическую тьму, туда, где звезды станут больше. И еще Клава
догадывалась, каких существ могла бы она встретить там, тех, чьи следы
находила она в собственных снах. Одним из них был Комиссар.
Никто, кроме Клавы, не думал больше о таких вещах. Все остальные словно
спали. Когда Клава заглядывала им в глаза, там трудно было разглядеть
какое-нибудь выражение - одна муть и покорство неведомой судьбе. Даже Павел
Максимович, который часто грезил ночами о будущем величии человека, смотрел
мимо настоящего, стараясь его не замечать, и Клава, конечно, знала, почему:
вокруг творилось жуткое. И Павел Максимович чувствовал это, хотя и не
признавался сам себе. Его пророческие речи при свете заснувшей лампы
кружились над Клавиной душой, как бабочка над цветком, но Клава думала:
может быть, все так и будет в каком-нибудь ином мире, но не здесь, только
не здесь. Здесь будет вечная ночь.
Жуткое настигло Клаву именно на крышах, залитой свежей, полной, лежащей
среди туч луной, будто повсюду, но не заметить точно, где, цвела снежная
черемуха. Минувшим днем они с Петькой были на субботнике по уборке улиц и
дворов от металлического хлама. Убирать хлам было весело, Петьки взмок от
пота, бледное лицо его раскраснелось, там, на улицах и во дворах, была
пыль, а теперь, на ночных крышах, дышалось легко и свободно. Петька сбил
палкой спавшего на трубе голубя, и дал его Клаве, чтобы она пососала из
него кровь. Клава прижала подрагивающую, мягкую птицу ко рту, пить надо
было умеючи, чтобы пух не набился в горло. И так, стоя на краю крыши с
прижатым к лицу голубем, чьи крылья вывернулись в пространстве, как края
раскрытой обертки мороженого, Клава услышала Всадника. Он был еще довольно
далеко, но цокот его копыт неумолимо приближался.
- Папка скачет! - крикнул Петька и бросился к пожарной лестнице.
Клаве сразу стало страшно. Она оторвала свою кровавую жертву ото рта и
бросила на черепицу.
- Не надо, не лезь! - закричала Клава, заглядывая вниз, на удаляющуюся
Петькину голову.
Но Петька уже слезал, ловко, как обезьяна, карабкался по ржавым ступенькам
вниз. Пришлось и Клаве лезть за ним, хоть она и боялась. Петька сильно
раскачал лестницу, она вибрировала и гудела под легким Клавиным телом,
пытаясь напугать ее иллюзорной высотой. Но в конце концов нога Клавы все же
уткнулась в тротуар. Дрожь ржавых прутьев еще зудела в ее ладонях и
передавленных узким железом ступнях, когда в конце улицы появился Всадник.
Клава услышала всхрапывание его коня, этот страшный, надсадный, свистящий
храп, будто кто-то раздувал продырявленные во многих местах чудовищные
меха. Она повернулась и увидела лицо Всадника, рыхлое, рябое, оскаленное от
встречного ветра и дикой, непонятной человеку радости, спутанную, кучерявую
бороду, и остекленевшие рачьи глаза. Всадник был гол по пояс, в грязных
мешковатых штанах, в сапогах, неровно покрытых пылью. Его дергало и било на
адском коне, будто Всадник был уже мертв, но безумная, адская радость не
оставляла его страшного лица, и с этой радостью он скакал, неудобно
откинувшись назад, держа на весу отведенную саблю. Клава всем телом, через
ноги, чувствовала крепкие, пудовые удары копыт в камень тротуара, слышала
низкое, прерывистое гудение: так мертвец пел какую-то свою неземную песню.
Клава поняла: Всадник уже не остановится, он не останавливается никогда.
Она не могла больше пошевелиться, и кричать тоже не могла. Она вспомнила,
как догадывалась о существовании Всадника в ускользающих из памяти снах,
вспомнила срубленные фонарные столбы, ряды разбитых наискось окон,
надсадный храп рудого коня в ночной черноте над головой, от которого она
бежала улицами другого, не этого, города, хотя знала, что улицы те не ведут
никуда, только в кирпичные мешки тупиков. Теперь она увидела Его, и то, что
было под Ним, а это был не конь, а какое-то коренастое, хрипящее верховое
животное, ужасное, как сама смерть. Клава чувствовала, что надо убираться
отсюда, с пути, по которому мчится смерть, но не в силах была пошевелиться.
Петька застыл рядом, почему-то глядя не на всадника, а на Клаву. "Что он
уставился на меня", - думала Клава. "Мы же сейчас оба умрем". В эту
ужасную, безысходную минуту Клава мужественно обернулась, чтобы лицом к
лицу встретить жестокую смерть.
С дробным топотом, неудержимо, как разогнавшийся поезд, монстр скакал
навстречу расширенным, будто залитым стеклом, глазам Клавы, он был еще
метрах в тридцати от них, когда на девочку налетел зловонный ураган ужаса,
отбросил волосы и платье назад, и она попятилась, чтобы не быть сбитой с
ног, стена вони совершенно перекрыла ей дыхание, прижатая к кирпичной
стене, Клава до упора разинула рот в надежде поймать хоть немного воздуха,
сползла, царапая спину, на колени, и в этот самый момент Всадник врезался в
пространство рядом с ней, затмив весь свет, резко свистнула сабля на ветру,
так резко, что Клаве свело живот, и она обмочилась, глядя во все глаза, как
удар начисто снес Петьке голову, в лицо Клаве брызнула жгучая кровь,
срубленная голова полетела прочь, стукнулась в тротуар и запрыгала по нему,
быстро переворачиваясь, с размаху ударила в угол узкого подвального окна, и
кувыркнулась через подоконник под землю. А обрубленное тело мальчика упало
на живот и бешено задергалось, руками и ногами пыталось оно подняться,
валилось и карабкалось невесть куда, плюясь из разбитой шеи маслянистой
кровяной струей.
Как только воздух толчком прошел через рот в грудь Клавы, она захрипела,
перевернулась на четвереньки, попав коленом в лужицу собственно мочи, и
полезла в дыру парадного, не слушая удаляющийся стук безжалостно толкающих
камень копыт. По пути Клава ободрала руки о ржавые гвозди, вылезшие из
дверного косяка, споткнулась на темной лестнице, грохнулась, сильно
ударившись голенью о ребро ступеньки, поползла и забилась в какой-то угол,
спряталась в густой тени, непрерывно дрожа, ей казалось, что Всадник,
храпя, сейчас вернется, чтобы разрубить и ее, он отыщет ее по запаху,
запаху живого тела и мочи, он отыщет ее, вспорет саблей до кишок, и никто
ей не поможет. Никто, говорила себе Клава, никто не поможет, и Бог тоже,
потому что Бога нет. Если бы Он был, разве допустил бы Он до всего такого?
Однако Всадник долго не возвращался, и дрожь постепенно унялась. Представив
себе лежащего на тротуаре Петьку, безголового, как приготовленный в суп
петух, Клава почувствовала даже приступ странного холодящего любопытства,
ей захотелось поглядеть на Петькино тело, подергать его за гениталии, он же
теперь все равно ничего не чувствует, он же мертвый. С ним же теперь можно
делать все, что хочешь, подумала Клава, его и укусить теперь можно. Она
давно хотела укусить Петьку, но не могла, покуда он был жив. Осторожно
поднявшись, Клава осторожно спустилась по лестнице, чуть-чуть приоткрыла
дверь и выглянула на улицу.
Петькино тело уже не двигалось, бессильно коченея в большой луже крови.
Клава выскользнула из дверной щели, подошла к Петьке, взялась обеими руками
за одежду и потащила труп под стену, в тень. Там она выпрямилась, чтобы
перевести дыхание, и пнула Петьку ногой. Собственно, какой же это Петька,
подумала она, если у него нет головы. Вот голова - это Петька. Или нет?
Мысль о том, что Петька так странно раздвоился, показалось ей жуткой. Где
же он теперь? Не понять. Клава присела возле босого безголового туловища и
оттянула мятые штаны, просунула руку под живот мальчика. Гениталии Петьки
были еще теплые. Клава присела, перевернула Петьку на спину и впилась в
яички зубами. На теле Клавы выступила меленькая ледяная роса. Труп не
шевелился. Клава разжала зубы и укусила снова. Из прокушенной кожи брызнула
кровь, теплая и соленая, совсем не такого вкуса, как голубиная. Вот какая у
него кровь, подумала Клава. Она легла животом на пыльный камень тротуара и
стала кусать Петьку в пальцы, в локти, в грудь. Она кусала его и щипала,
вся измазалась в крови. Клава знала, что Петька мертв, но не думала о том,
что это навсегда, она спешила пакостить, потому что ей казалось, будто
Петька может очнуться, Клава как бы даже забыла, что у него нет головы. От
наслаждения собственной безнаказанностью у Клавы даже перехватило дух, и
она тихонько, сдавленно заурчала.
Одного только не хватало сейчас Клаве: чтобы мясная тяжесть придавила ее к
земле, распластав ноги, и толстым, скотским мускулом распнула прямую кишку,
чтобы через ту кишку нестерпимо вдавилась, влезла наконец в тело тупая,
крепкая как дерево, желанная боль. "Ну, давай", - сипло шепнула Клава, и
слезы страха выступили у нее на глазах. - "Всунь мне в попу. Чего ты ждешь."
Она пришла в комнату к Павлу Максимовичу в час глухого безвременья, когда
сама ночь, кажется, проваливается в сон, и не бывает на свете ничего
мыслящего, одни полумертвые тела и полуживые предметы. Павел Максимович все
сидел за своим столом, у лампы, книга его была раскрыта, Павел Максимович
по обычаю своему приглушенно бормотал, бредил, как колдун над разбросанными
гадальными картами вечности. Клава тихо сняла с себя кровавое платье и
нагая подошла к нему сзади, обвила руками шею, прижалась грудью и животом к
его спине. От прикосновения к дышащему мускулистому телу она вся вспыхнула
неземным огнем.
- Что же вы, Павел Максимович, весь керосин сожжете, - прошептала она и
поцеловала его сзади в щеку: медленно прижала к ней губы и ткнулась языком.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.