read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com




Андрей молчал.

-- Я с одним даже познакомился, по службе, и он мне подарил модель
самокопателя.

-- Самокопателя? В смысле экскаватора? -- заинтересовался Андрей.

-- Нет, -- усмехнулся в звездное небо Воропаев, -- совсем в другом роде, в
человеческом, хочешь покажу? Ну конечно, не сию минуту, сию минуту тебе
отдыхать пора.

Воропаев распахнул заднюю дверку жигулей, и Андрей онемел. В салоне пахло
гостиницей Метрополь и самым лучшим бензином от братьев Колеровых.
Источником последнего был драный воропаевский бензонасос, а вот "Gio
Armani" источала Катерина Юрьевна Смирягина. Она так и представилась,
приняв Андрея за помощника следователя. В ответ она не услышала ничего,
потому как студент от неожиданности смутился.

-- Вы не будете против, Андрей Алексеевич, прокатиться с нами? Заодно и
даму завезем домой? -- Воропаев посмотрел на Андрея и добавил, -- Я вижу,
вы не против.

Волею судеб Катерина жила на Чкаловской в доме Андрея Дмитриевича Сахарова,
и они скатились с Воробьевых гор по Метромосту на набережные Москва-реки.
Андрей, посаженный рядышком с Катериной, помалкивал, изредка поглядывая на
спутницу. Та кротко, словно впервые, рассматривала Москву. У Храма Христа
Воропаев вспомнил очередную рекламу с ярким золотым куполом на голубом
ситце и молодоженами:

-- А мне нравится громадье русской идеи...

-- Сначала подорвать, а потом восстановить, -- иронически вставил Андрей.

-- Нет, все-таки сперва построить всем миром. Да я не о том, ведь какая
прорва материала, и не только природного, и ради чего? Ведь не для пользы
или производительности, и не забавы для, а исключительно ради одной голой
идеи. Такое количество бетона ухнуть из любви к иррациональному чувству.
Ведь если совсем в Бога не верить, то получается Египетская пирамида...

-- Вот идея и получается египетская, а не русская, -- опять вставил Андрей
и поискал поддержки у соседки.

Воропаев повернулся назад, внимательно разглядывая пассажиров. Было это как
раз на светофоре у Большого Каменного моста, где никогда не гаснет зеленая
стрелка. Ярко горели рубиновые звезды на кирпичных татаро-монгольских
шатрах, исполненных средневековым итальянским мастером. Вдали маячил новым
заграничным блеском остров Балчуг. Справа плескались мутные воды
Москва-реки и всех ее пяти морей.

-- Эх, ребята, был бы я пророком в своем отечестве, сказал бы вслух. А вот
и скажу: вижу я высокий белый храм, посреди прекрасного города, с белыми
мраморными ступенями, с яркими блистающими фонтанами, идущими по ступеням
двумя молодыми людьми. Он и она. Храм, словно былинный русский богатырь,
дружелюбно принимает гостей и благословляет молодых на долгую праведную
жизнь.

-- Третий сон Веры Павловны, я думаю, что в эпоху перестройки. Вера
Павловна должна была бы работать в кооперативном сортире, где-нибудь
напротив пивбара Жигули. -- Преувеличено едко прокомментировал Андрей и сам
же от этого смутился.

-- Какая странная и желчная идея, -- Воропаев внимательно посмотрел на
Андрея, -- Вы наверняка ее где-то позаимствовали.

-- Есть человек... -- стушевался Андрей.

-- Ну-ну. -- буркнул Вениамин Семенович и нажал на газ.

На Чкаловской Воропаев не стал подъезжать прямо к дому, а остановился чуть
поодаль на крутом спуске.

-- Все-таки мир удивительно тесен. -- изрек Воропаев, разглядывая через
желтеющие кроны далекий подъезд, -- Наверное, из-за малости объема. Ведь я
на этом спуске многие дни провел. Стерег политического преступника, дурак,
разве ж я знал, какой редкий человек здесь жил. Теперь часто мне хочется с
ним о жизни поговорить, да где уж, поздно, раньше надо было думать, а не
жить по инерции.

-- А меня Андрей Дмитреевич однажды потрепал по головке и сказал: новая
Россия подрастает. -- вспомнила Катерина.

-- Нда, -- со значением выдал Воропаев.

Потом он вышел, галантно открыл даме дверцу и проводил под руку к подъезду.
Со стены на них поглядывал стилизованный академик Сахаров. Воропаев под
этим взглядом как-то скукожился и без особой надежды спросил:

-- Значит, в электричке был совсем другой гражданин?

-- Совсем другого покроя, -- подтвердила Катерина и исчезла в парадном.

Воропаев повернулся, устало поглядел на пролетавшие к Таганке красивые
иномарки, потом с ненавистью отыскал свой жигуль, купленный по разнарядке
на излете восьмидесятых, потом вспомнил свои шесть соток с белым силикатным
домом по Владимирской дороге, которым он раньше гордился, а теперь иначе
как сараем не называл. Надо бы супругу свозить -- парники поправить, да
убраться к зиме.

Ехали обратно по Садовому. Андрей словно волчонок выглядывал с заднего
сидения. Воропаев рассказывал детали утреннего происшествия.

-- Что интересно, все шестеро погибших -- одна компания, технари, с
гитарами, отмечали в лесу какой-то свой юбилей. Знаешь, костерок, палатка,
-- Воропаев довольно точно напел, -- "Возьмемся за руки, друзья...",
взялись, блин.

-- Может быть, они там в лесу что-то съели? -- вставил Андрей.

Казалось, он не слишком вникал в суть дела, а думал о чем-то о своем.

-- В том то и дело, что отравления нет, язвенники, конечно, поголовно, да и
какая у них была жизнь, столовские котлеты, кухонные разговоры и
шестиструнная Ленинградского завода. -- Воропаев задумался на секунду, --
Нет, не отравление. Да и кроме них еще были пострадавшие, Катерина
манекенщица, например, понравилась? Конечно понравилась, ну молчу, молчу.
Вполне живая, правда, несла вначале Бог знает чего, но к ночи совсем пришла
в себя, а те вот так...

Воропаев замолчал и так в тишине свез Андрея в общежитие. Лишь когда они
прощались, он задержал сухую Ардеевскую руку и сказал:

-- Не хочется тебя отпускать, Андрей Алексеевич, ну да я надеюсь, еще
увидимся.

Андрей уже повернулся, а Воропаев смотрел, как тот припадает на одну ногу.

-- Ты, Андрей Алексеевич, уж пока повремени надевать очки. Ладно?

Андрей стеснительно пожал плечами и отправился в свои общежитские
апартаменты.

8

Вадим еще раз прочел написанную дробным, по-детски суетливым языком,
заметку в вечернем выпуске "МК", усмехнулся и вытянул ноги поближе к
песьему боку. Пес зашевелился и доверчиво положил морду на ноги новому
хозяину. В окне, над бесконечными однообразными черемушками догорал
сентябрьский закат. Такой знакомый и теперь уже такой далекий, и совсем не
похожий на пронзительное, цвета печеной кукурузы, вечернее небо Аризоны. Он
не помнил своей предыстории.

Нет, не в смысле отца и матери или детства, хотя и здесь в последние годы
появились нешуточные сомнения. Например, он совершенно не помнил своих
школьных минут. От всех десяти школьных лет у него только и осталось, что
сказочный вкус столовских рожек. Все остальное: трепетно-пионерское и
изнурительно скучное, навязчивое и бессмысленное комсомольское, -- он
старался не вспоминать и в результате окончательно забыл. Было еще какое-то
щемящее детское воспоминание от черно-белых фильмов шестидесятых, с их
чистотой, искренностью и недосказанностью. Когда с годами недосказанное



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.