read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- "Манта" выходит за яхтой по северо-западному пути. Через Министерство ВМФ вызвана эскадрилья истребителей-бомбардировщиков для патрулирования вдоль побережья Флориды. "Манта" будет поддерживать связь по радио с Виндзорским аэродромом. Прошу ознакомить с этим сообщением губернатора и, по прибытии, контр-адмирала Карлсона и бригадного генерала Фейрчайльда".
Расписался, дал расписаться капитану и Лейтеру, положил листок в конверт и протянул капралу. Тот живо развернулся, простучал каблуками и вышел.
Петерсен включил внутреннюю связь и отдал приказ к отплытию, курс северо- западный, скорость десять узлов, без погружения. Через мгновение все ожило: залился боцманский свисток, по коридору забегали, где-то вдали металлически заскрежетало и лодка вздрогнула.
- Что ж, господа, вперед, - безмятежно сказал капитан. - Я, правда, человек тихий, гонять, очертя голову, не люблю, но за вашей "Летучей" - с удовольствием. А теперь давайте напишем запрос в министерство.
Бонд машинально составлял фразы, но думал о другом - о комиссарском сообщении, о Домино. Дело скверное. Видимо, самолет не доставил бомб, и тогда каких же дураков они сваляли с "Мантой" и бомбардировщиками! Прицепились к "Летучей" - и ведь почти без доказательств! - а вдруг она ни при чем, и "Спектр" пока спокойно делает свое дело. Нет, слишком все гладко у этих искателей сокровищ, будто нарочно придумано... Но почему тогда самолет не привез бомбы? Или привез, а Домино не смогла выйти на палубу? А может, яхта захватит бомбу по дороге к цели? Пойдет на запад от Нассау к Мальковым островам, а там недалеко и Майами... Или так: яхта пройдет на запад миль пятьдесят, круто повернет к северу, там - мелководьем, где ей не страшна погоня, и окажется на северо-западном морском пути, ведущем прямо к Большой Багаме, к ракетной базе...
Ошиблись они с Лейтером или нет, покажет время, а пока - они окончательно сделали ставку в этой безумной игре. Поверни яхта, уже с бомбами на борту, на север, к ракетной базе - и "Манта", пройдя по Северо-западному пути, ее перехватит.
Но если они поставили на верную карту, почему тогда не вышла на палубу Домино? Что с ней?
XX
ЖАР И ХОЛОД
"Летучая" мчала, точно торпеда, глубоко вспарывая темные недвижные воды. В каюте Ларго было тихо, лишь приглушенно гудел мотор, да тонко позванивали бокалы на полке. Иллюминаторы были задраены, но яркого света все равно не зажигали, под потолком, покачиваясь, тускло горел красный маячный фонарь.
В полумраке за длинным столом сидело двадцать фигур, на лицах плясали кроваво- дымные тени, и казалось, это черти присели посовещаться в аду. Во главе стола - Ларго. В каюте прохладно, но лицо его поблескивает от пота.
- На судне чрезвычайное происшествие, - сдержанно, скрывая тревогу, заговорил он. - Полчаса назад Семнадцатый увидел на колодезной палубе мисс Витали с фотоаппаратом в руках. Когда Семнадцатый подошел ближе, она навела фотоаппарат на Пальмиру, но крышки с объектива не сняла. Семнадцатый заподозрил неладное и доложил обо всем мне. Я спустился за мисс Витали, повел ее в каюту. Она сопротивлялась, что выглядело и в самом деле подозрительно. Пришлось применить жесткие меры. Я внимательно осмотрел фотоаппарат: в нем оказался счетчик Гейгера, и стрелка, естественно, показывала 500 миллирентген. Я привел мисс Витали в сознание и потребовал объяснений, но она отказалась отвечать. В свое время она заговорит... Второму о происшествии я уже доложил.
- И что же сказал Второй? - нетерпеливо спросил Четырнадцатый, немец.
- Что пугаться нечего, сейчас все поставлены на ноги, и агенты разведывательных служб замеряют радиацию повсюду. Вероятно, и багамским полицейским было приказано проверить стоящие в гавани суда, а Витали подкуплена. Еще он сказал, что нужно только доставить бомбу к цели - и дальше мы в безопасности. Наш радист постоянно прослушивает каналы связи между Нассау и американским берегом, и поток сообщений не увеличился, все тихо. Это значит, что район подозрений не вызывает, иначе бы связь и с Вашингтоном, и с Лондоном заметно оживилась. Таким образом, операция продолжается. Витали мы уберем.
- Но сначала нужно ее как следует допросить. Хотелось бы быть уверенными, что после операции за нами не потянется след, - сказал Четырнадцатый.
- Я допрошу ее сразу после нашего совещания. Сдается, что тут не обошлось без этих двоих - Бонда и Ларкина - что поднимались вчера на борт. Не агенты ли? У Ларкина был фотоаппарат, как будто такой же, как у Витали... По возвращении в Нассау будем действовать осмотрительнее вдвойне. В полицию сообщим, что Витали утонула, подробности я продумаю. Откроют следствие, но наши показания, уверен, сочтут достаточными. А что до того, где мы были нынешней ночью, - предъявим монеты, будто бы добытые с затонувшего корабля. Ваше мнение, Пятый, можно ли поверить, что они долго пролежали в воде?
- Думаю, прокурор и суд, то есть неспециалисты, поверят, - твердо сказал Пятый, физик Котце. - Мы ведь предъявим настоящие дублоны и реалы начала семнадцатого века, а золотом серебро, как известно, в морской воде почти не коррозируют. К тому же я немного обработал их кислотой. Полагаю, что не слишком придирчивую проверку они выдержат. А спросят о месте обнаружения сокровищ, укажем, что корабль лежит на глубине около десяти морских саженей, рядом с неотмеченным на карте рифом. Подробнее мы имеем право не отвечать. Подловить вроде бы нас не на чем. Кстати, рядом с рифами часто бывают глубокие провалы, и почему бы мисс Витали не заплыть к такому провалу? Что-то случилось с аквалангом, ее потянуло ко дну, а эхолот в том месте дал целых сто саженей. А как мы ее уговаривали остаться на борту!.. Кет, нырнула, как же - романтика! На больших глубинах часто тонут даже опытные пловцы. - Войдя в роль. Пятый беспомощно развел руками. - Бросились, конечно, искать, нотам, на глубине, акулы... Сразу прервали подъем сокровищ и поспешили в Нассау. Такая трагедия... Вот и все. - Он решительно тряхнул головой. - И нечего особенно огорчаться по поводу счетчика. Полагаю, однако, что женщину нужно допросить пристрастно. Грамотного применения электричества человек не выдерживает, могу ли я предложить услуги?.. - Он любезно повернулся к Ларго.
- Благодарю, - не менее любезно отозвался Ларго: они как будто прикидывали, чем же лучше лечить от морской болезни. - У меня человек и без электричества не выдерживает. Но если случай окажется трудным, попробуем и по-вашему. - Ларго взглянул в затененные, с багровыми отблесками лица собравшихся. - А теперь коротко о последнем этапе операции. Сейчас полночь. С трех до пяти будет светить луна, в эти два часа нам и нужно уложиться. "Летучая" подходит с юга к западным островам, это обычный морской путь, и, если даже при последующем отклонении к цели нас засекут радаром с ракетной базы, решат, что мы просто сбились немного с курса. Ровно в три часа бросим якорь, и к месту закладки бомбы выйдут пловцы: пятнадцать человек выстраиваются клином, "Торпеда" с прицепом в центре. Все выдерживают строй, ориентируются по синему фонарю у меня на спине. Потерявшиеся возвращаются на яхту. С этим ясно? Главное - следить, нет ли акул иди барракуд. Еще раз напоминаю, ружья стреляют только шагов на десять, а целить нужно в голову или в позвоночник сразу за головой. Соберетесь стрелять - предупредите соседа, тот, если понадобится, даст дополнительный залп. Но в принципе, должно хватить и одного попадания, стрелы отравлены водоустойчивым ядом. Не забудьте только снять колпачок с острия, - веско добавил Ларго и хлопнул ладонью о стол. - Мы хорошо подготовились, и я верю в успех. Но все же тренировка - одно, а настоящее дело - другое, подводный мир смутит и смельчака. Поэтому всем будут выданы тонизирующие таблетки - вы взбодритесь, ощутите прилив сил и мужества. Ничего не бойтесь, случись неожиданность - не робейте. Вопросы?
Еще в Париже, при подготовке операции, Блофельд предупреждал, что за русскими, бывшими смершевцами, нужно присматривать особо. "Они прирожденные заговорщики, - говорил Блофельд. - Но заговорщик всегда подозрителен. Твоим русским только и будет заботы, как бы кто не сговорился против них самих - вдруг поручат самую опасную работу, выдадут полиции, обделят, убьют. Они легко напишут донос, оспорят приказ. И вообще, за самым ответственным и очевидным приказом они подозревают какую-то скрытую, враждебную им причину, и в этом их постоянно нужно разуверять. Зато когда подозрения развеяны, они выполнят все точно, не щадя себя. Такие люди полезны. Но запомните: при прямом неповиновении с их стороны, при открыто высказанном сомнении действуйте решительно и беспощадно. Семена недоверия всходят быстро, а внутренние дрязги разрушают организацию вернее внешнего врага".
Заговорил Десятый, в прошлом знаменитый смершевец Стрелик. Он сидел недалеко от Ларго, по левую руку, но на него не смотрел, а обращался ко всем сразу.
- Я думаю о том, что рассказал Первый, и говорю себе: все хорошо, все идет как по маслу, операция тонко продумана, вторую бомбу взрывать не придется. У меня есть кое-какие документы, и по этим документам я вижу, что совсем рядом с целью недавно выстроена большая гостиница, а в округе живут еще и местные. По моим подсчетам от взрыва первой бомбы погибнет примерно две тысячи человек. В моей стране гораздо большее беспокойство вызвало бы разрушение важной ракетной базы, но я учитываю, что на Западе гибель людей оценят очень серьезно, и именно это заставит правительства принять наши условия и, таким образом, спастись от второй бомбы. - Десятый повысил голос. - Всего через двадцать четыре часа закончатся наши труды, и нас ждет богатая награда! И вот тут мне приходит в голову очень неприятная мысль. - Он нервно усмехнулся, лицо озарилось алым отблеском и тут же погасло. - Мой долг - поделиться ею с вами, а если я в своей догадке не прав, заранее извиняюсь.
За столом мрачно молчали. Опытные заговорщики, все почуяли, что Десятый бросает вызов Ларго. Но что задумал русский? Каждый изготовился - как только тайное станет явным - мгновенно переметнуться к сильнейшему.
- Скоро придет минута, - продолжал Десятый, цепко вглядываясь в сообщников, - когда пятнадцать из нас будут там, в море, далеко от яхты, а пятеро останутся на борту. И почему бы в эту самую минуту, - он хитро сощурился, - пятерым не сняться с якоря и не бросить остальных? - Между сидящими пробежал ропот, но Десятый жестом попросил тишины. - Я, как и вы, хотел бы думать, что это невозможно. Но каждый знает, что деньги делают с человеком. А если пловцов - как доложат потом Второму - разорвут в море акулы, тем, на борту, достанутся очень больше деньги.
- Что же вы предлагаете? - вкрадчиво спросил Ларго.
Тот впервые взглянул направо, но лицо Ларго то ярко вспыхивало, то затенялось, и выражения было не угадать. - Я предлагаю, - сказал Десятый уверенно, - оставить на борту по одному человеку из каждой тройки. Тогда в море выйдут десять - но со спокойным сердцем.
- Отвечаю коротко и ясно, - не повышая голоса, сказал Ларго и выбросил вперед ручищу. Сверкнул металлический ствол, и три выстрела подряд почти слились в единой вспышке, едином громе. Десятый нелепо взмахнул руками, дернулся всем телом и, ломая стул, рухнул.
Дулом вверх Ларго поднес пистолет себе к лицу и с наслаждением, как тончайший аромат духов, вдохнул запах гари... Потом оглядел молчаливых свидетелей по обе стороны стола и тихо сказал:
- Совещание окончено. Разойтись по каютам и еще раз проверить оружие и акваланги. Десятым займутся матросы. Все свободны.
Оставшись один. Ларго встал, потянулся и широко, хищно зевнул. Взял из буфета сигару "Корона", с отвращением закурил. Вытащил из холодильника красный резиновый коробок с кубиками льда и отправился в каюту Домино Витали.
Войдя, запер за собой дверь. Здесь тоже был полумрак, под потолком горел красный маячный фонарь. Домино лежала растянутая, точно морская звезда, - руки и ноги привязаны в углах койки к металлической раме. Ларго поставил коробок со льдом на полку, там же пристроил сигару - аккуратно, чтобы тлеющий кончик не попортил лака.
В глазах Домино плясал злой огонек.
- Ну что ж, моя милая, - начал Ларго, - мне было с тобой сладко и хорошо, но отплатить я вынужден другой монетой - тебе будет очень больно... Если приложить к телу, в нужное место, кончик сигары, лед - человек сначала кричит от боли, а потом говорит, и притом чистую правду. Итак, кто дал тебе счетчик?
- Ты убил моего брата, что ж, убей и меня, - процедила Домино. - Развлекись напоследок, ты ведь и сам почти мертвец! Скоро наступит твой черед, и пусть тебе придется в тысячу раз хуже, чем твоим жертвам.
Он коротко хохотнул и придвинулся ближе:
- Тогда приступим, милая. Торопиться некуда, и все-то у нас под рукой, и жар, и холод.
Он склонился над ней, завел два пальца за вырез платья и, с силой дернув, разорвал до подола. Откинул в обе стороны обрывки и под мерцающим светом задумчиво оглядел ее. Подошел к полке, взял сигару и коробок со льдом, вернулся и поудобней устроился на краю койки.
Глубоко затянулся, стряхнул на пол пепел и снова склонился...
XXI
ПОГОНЯ
В штурманской рубке "Манты" было тихо. В поблескивающих алюминием красных кожаных креслах сидели трое: один держал штурвал, двое щелкали клавишами, поглядывали на приборы. Бонда с Лейтером усадили на складные стулья подальше от приборной доски. Петерсен стоял рядом с оператором у эхолота, изредка оборачивался к ним, говорил что-то. Наконец, подошел.
- Глубина тридцать саженей, ближайшая отмель - в миле к западу, так что перед нами прямая дорожка к Большой Багаме. Идем хорошо. На радарном экране теперь будут только Мальковые острова. А пройдем их - будем смотреть, не сорвался ли какой островок, не двинулся ли, как и мы, на север. Это и будет "Летучая"; мы тотчас погружаемся - услышите сигнал тревоги. А пока - не хотите ли перекусить, отдохнуть?..
Они спустились следом за ним по лестнице, прошли коридором и оказались в выкрашенной в нежные розовые и зеленоватые тона столовой. Капитан повел их к дальнему столу, усадил в торце; матросы и офицеры разглядывали их, штатских, с удивлением.
- Раньше на военных судах все красили серым, а сейчас - видите? - Петерсен показал на стены. - Психологи говорят, от одного и того же цвета скорей утомляешься, а ведь экипаж, случается, по полгода в море. Мы, военные, теперь в каждой мелочи с психологами советуемся. Чем только экипаж не развлекаем: тир, телевизор, соревнования всякие, игры... Другого помещения нет, так что тут у нас и столовая, и клуб. Запахов никаких - ни из кухни, ни из моторного отделения, работает вытяжная система. - К ним подошел официант с меню. - Мне запеченный окорок с томатным соусом, яблочный пирог, мороженое и кофе со льдом. Странная вещь: на берегу ем мало, а в море - зверский аппетит.
Бонд заказал яйца в мешочек, гренки и кофе. Есть не хотелось. Капитанскую болтовню слушал вполуха, тревога не унималась. Верно ли они рассчитали, засекут ли радаром "Летучую"? Не попалась ли Домино со счетчиком? Зря он ее впутал... Он залпом выпил стакан воды со льдом; капитан принялся подробно рассказывать, как дистиллируют морскую воду, замораживают кубиками.
Наконец Бонд не выдержал.
- Простите, прерву вас... Предположим, мы рассчитали верно, и у Большой Багамы нагоним "Летучую". - А что дальше? Берем на абордаж, подрываем? Что будем делать, капитан?
Петерсен посмотрел недоуменно:
- А это уж вам решать. Операцией командуете вы, а я готов подчиняться, не подвергая лодку опасности. - Он улыбнулся и уточнил: - чрезмерной опасности. Впрочем, есть указание при необходимости пожертвовать и лодкой. Судя по ответу на ваш запрос, против погони в Министерстве ВМФ не возражают, ваши права на командование подтверждаются, так что - слово ваше.
Принесли ужин. Бонд поковырялся в тарелке, отодвинул. Закурил и посмотрел на Лейтера:
- Предположим, сейчас "Летучая" идет по мелководью на север, по ту сторону Мальковых островов - потому мы ее и не видим - а потом повернет к ракетной базе на Большой Багаме. Яхту засекут радаром с базы, но подозрений она не вызовет, ведь там - оживленный морской путь. На месте Ларго я стал бы на якорь примерно в миле от берега, а бомбу положил где-нибудь под самым берегом и включил часовой механизм. Будет это в четыре-пять утра, до истечения назначенного "Спектром" срока останется часов двенадцать, и за это время Ларго успеет вернуться в Нассау или же вообще уплывет. Но думаю, он вернется и будет ждать очередных приказаний. - Бонд помолчал и отвел глаза. - Если не разговорит Домино.
- Нет, ее не разговоришь, - уверенно сказал Лейтер. - Она крепкий орешек. В худшем случав Ларго ее прикончит, а властям напоет, что нырнула, подвел акваланг... Но в Нассау он непременно вернется. Чего ему бояться!..
- Это еще посмотрим, каков он смельчак, - перебил Петерсен. - Скажите-ка лучше, капитан Бонд, как же именно Ларго доставит бомбу чуть не к самому берегу? На яхте он близко не подойдет, но и на шлюпке тоже, ведь база охраняется, ходит сторожевой катер.
- На "Летучей" есть подводный люк и, думаю, какой-нибудь подводный тягач с прицепом. Несколько пловцов с аквалангами погрузят бомбу и подвезут к берегу.
- Логично, - помолчав, согласился Петерсен. - Когда же вступаем мы?
Бонд посмотрел ему прямо в глаза:
- Когда пловцы выйдут из яхты. Объявимся раньше - "Летучая" бросится наутек, бомбы за борт, и мы останемся с пустыми руками. А вот встретятся под водой их пловцы с нашими - другое дело; одну бомбу сразу перехватываем, а если вторая осталась на борту, топим яхту.
Петерсен глянул в тарелку, аккуратно сложил нож и вилку, поправил десертную ложечку и допил кофе. Поболтал бокалом, льдышки звякнули.
- Тоже логично. В экипаже - лучшие пловцы атомной флотилии, акваланги есть. С оружием хуже - только кортики. Я вызову добровольцев. - Он молчал. - Кто их поведет?
- Я, - ответил Бонд. - Всегда увлекался подводным плаваньем. И кое-что в нем понимаю, так что с пловцами я сам поговорю.
- А я, думаешь, буду пока окорок жрать? Ничего подобного, - обиженно пробурчал Лейтер и поднял свой протез. - Цепляю сюда ласт, и попробуй меня догони. Руки у меня нет, зато котелок получше твоего варит. Называется компенсация, известно тебе такое слово?
Петерсен улыбнулся и встал:
- Прошу не ссориться, господа. Я вас оставлю, мне нужно поговорить с экипажем. Поспать сегодня, видимо, не удастся, я вам пришлю тонизирующих. - Он кивнул и вышел из столовой.
- Предатель ты, Джеймс, - не унимался Лейтер. - Сам поплывет, а верного друга побоку! Все вы, англичане, такие...
- Я же не знал, что на протез ласт можно надеть, - смеялся Бонд. - Ты, пожалуй, и обниматься скоро приспособишься, железка не помешает.
- Уже приспособился, - мрачно ответил Лейтер. - Только коснешься - и девушка просто пылает страстью. Ладно, хватит шуточек. Давай все обдумаем. Как построим пловцов? Как отличать своих под водой? Нельзя ли из кортиков сделать копья? Зря людей терять не годится...
По внутренней связи раздался голос Петерсена:
- Внимание, экипаж! Говорит капитан. Сегодня по приказу Министерства ВМФ мы примем участие в операции, равносильной боевой. Операция связана с риском для жизни. То, что я расскажу, строго секретно и не подлежит разглашению...
* * *
Бонд, прикорнувший на койке дежурного офицера, проснулся по сигналу тревоги. По внутренней связи внятно повторяли:
- Приготовиться к погружению, приготовиться к погружению...
Койка заметно наклонилась, двигатель загудел по-новому. Бонд встал и пошел в штурманскую рубку. Лейтер был уже там.
Петерсен оторвался от радарного экрана:
- Похоже, вы не ошиблись. Яхта идет на пять миль впереди, по правому борту. Скорость тридцать узлов, бортовые огни потушены. Хотите посмотреть в перископ? Она здорово перелопачивает воду, след светится. Луны, правда, нет, но присмотритесь - видно белое пятно.
Бонд приник к резиновым окулярам. И через минуту, привыкнув к темноте, в мягком колыханье волн различил светлое пятнышко. Он выпрямился:
- Куда она идет?
- Туда же, куда и мы, - к западной оконечности острова Большая Багама. Мы погрузились и прибавили обороты, скоро догоним. Ведем ее и радаром, и гидролокатором, так что не потеряется. По прогнозу будет небольшой ветер, это нам на руку - при выходе из лодки вода заметно пузырится. А теперь познакомьтесь, это старшина Фаллон, он поможет с пловцами. - Капитан обернулся к крепкому человеку в белых парусиновых штанах. - Все лучшие вызвались добровольцами, Фаллон отобрал девятерых. Пойдите познакомьтесь с ними, вам ведь о многом нужно договориться. Сержант-оружейник приказал заточить кортики и насадить на палки от метел - будут копья; только за метлы вам, наверное, придется расписаться, а то интендант оружейника со свету сживет. Ну, кажется, все. Понадобится что-нибудь - обращайтесь прямо ко мне. - И он снова отвернулся к экрану.
Следом за старшиной Бонд и Лейтер прошли по нижней палубе через моторное отделение, потом через реакторную. Цилиндрический реактор, эта прирученная атомная бомба, бесстыдным перстом выпирал из обшитой свинцом палубы.
- Только у нас - сверхмощный и безотказный! Новейший реактор второго типа! - Лейтер шутливо перекрестился.
- Старье, - Бонд непочтительно ткнул цилиндр носком ботинка. - У нас - уже третьего...
Потом они оказались в ремонтной мастерской - длинной и низкой, набитой всяким инструментом. Странно было увидеть тут группку матросов, уже раздетых, в плавках. В дальнем конце двое в серых комбинезонах работали за токарными станками, точили кортики, двигаясь заученно, словно роботы; станки ярко освещены, а вокруг - полумрак, лезвия выбрасывают снопы голубых и рыжих искр. Некоторые пловцы держали готовые копья. Фаллон представил Бонда и Лейтера, и Бонд попросил посмотреть копье. К длинной и крепкой палке было надежно прикручено острое, с зубцами, как у стрелы, лезвие. Он попробовал пальцем. Отличное оружие! Проткнет даже акулью кожу. Но у противника-то наверняка будут пневматические ружья... Бонд посмотрел на молодых загорелых матросов; золотистый загар будет отсвечивать в лунном луче, да и они с Лейтером белокожие, заметные - спектровцы их издалека перестреляют, копья окажутся бесполезны. Он повернулся к Фаллону:
- На борту есть резиновые костюмы?
- Конечно, капитан Бонд, нам ведь приходится выходить и в холодную воду. Не все же мы под пальмами плаваем.
- Значит, выходим в костюмах. И каждому на спине крупно напишите номер, чтоб своих отличать.
- Понял, - отозвался старшина. - Фонда, Джонсон и Бракен!..
Скоро черные костюмы гигантскими летучими мышами повисли по стенам, и Бонд заговорил:
- Ребята, мы идем в трудный подводный бой. Будут убитые. Если кто передумал, скажите. - Матросы только усмехнулись.
- Отлично. Плыть нам, думаю, с полмили. Идем так: я, под первым номером, впереди, за мной номер второй - мистер Лейтер, дальше, третий номер - старшина Фаллон, а вы расходитесь треугольником, клином, как гуси. Каждый смотрит на номер идущего перед ним. Будьте внимательны, может появиться акула - они как раз выйдут на утреннюю охоту. Если подплывет слишком близко, нападайте втроем. Но не торопитесь - акулы вряд ли нападут первыми: мы плывем плотным строем, нас запросто примут за одну здоровую рыбину, еще и расступаться будут. Будьте осторожнее с копьями, держите крепче, прямо под лезвием. И главное - не суетитесь, плывите спокойно, бесшумно. Противника нужно застать врасплох. У них, видимо, пневматические ружья - стреляют шагов на десять, но долго перезаряжаются. Нацелились в тебя - съежься, подбери ноги, пусть мишень будет поменьше. А после выстрела мигом вперед, нашим копьем достаточно раз кольнуть... Раненые заботятся о себе сами: стрелу из себя не вытаскивайте, наоборот, зажмите в ране, отползите назад и ждите конца боя или выплывайте наверх. У старшины Фаллона будет сигнальная ракета - как начнется бой, он выстрелит, "Манта" всплывет и спустит спасательную шлюпку с вооруженным отрядом и корабельным врачом. Вопросы?
- Что делать сразу после выхода из лодки?
- Спускаетесь футов до десяти и занимаете место в строю. Старайтесь выйти потише, поаккуратнее, чтобы на поверхности было поменьше волненья.
- А как переговариваемся под водой, сэр?
- Большой палец вниз - "На помощь", вверх - "-Понял" или "Иду", руку вперед - "Акула". Этого хватит. - Бонд улыбнулся. - Ноги вверх - "Каюк".
Матросы засмеялись.
Включилась внутренняя связь:
- Внимание! Пловцам подойти к люку, надеть акваланги и приготовиться к выходу. Капитан Бонд, вас ждут в штурманской рубке.
Мотор умерил рев, еще постонал и вовсе смолк. Вздрогнув, "Манта" коснулась дна.
XXII
ПОДВОДНАЯ БИТВА
Сжатым воздухом Бонда выбросило из люка. Над головой переливчато колыхалась тугая водная пелена. Это хорошо - волнит, ветер есть! Мимо промчался вверх воздушный пузырь, снарядом прорвал сверкающую пелену. В ушах стало давить, и Бонд спустился немного, завис в футах десяти от поверхности. Внизу чернело долгое тело "Манты". Внутри горит свет, сотня матросов и офицеров заняты каждый своим делом... У него пошли мурашки по коже. Тут из люка по нему как будто выстрелили - оттуда в серебристых пузырьках воздуха вырвался Лейтер. Бонд посторонился, поплыл наверх. Вынырнув, внимательно огляделся. По левую руку, примерно в миле от него, стоит на якоре "Летучая"; бортовые огни потушены, на палубе, кажется, никого. В миле к северу темнеет берег Большой Багамы, видно, как набегает на пляж мелкая волна. Над островом, с огромных, тающих во тьме вышек, помаргивают красные сигнальные огни. Кое-где из воды выглядывают коралловые рифы - Бонд выбрал один, повыше, как ориентир. Нырнул, снова завис на десяти футах, развернулся по выбранному ходу, как компасная стрелка, и, чуть перебирая ластами, стал ждать остальных.
* * *
Десять минут назад Бонд стоял в штурманской рубке, а Петерсен, всегда такой невозмутимый, возбужденно восклицал:
- Все вышло в точности, как вы говорили! Они стали на якорь, и гидролокатор отмечает странные подводные шумы, словно в трюме кто-то возится. Наверное, собираются выходить из подводного люка! Значит, и вам с ребятами пора. Как выйдете, я выставляю антенну и докладываю в Министерство, пусть предупредят ракетную базу, что, возможно, с нее придется эвакуироваться. Потом мы поднимемся футов до двадцати, зарядим две торпеды и будем по перископу следить за яхтой. Старшине Фаллону я приказал не лезть в самое пекло и дал ему вторую сигнальную ракету - выпустит, если ваши дела будут плохи. Тогда я подойду к яхте, выстрелю раз-другой, возьму ее на абордаж, и они у нас по-другому запоют. - Петерсен сокрушенно покачал головой, взъерошил короткие жесткие волосы положеньице! Будем выкручиваться, капитан Бонд. - И протянул руку. - Вам пора. Счастливого пути! Уверен, мои ребята не подведут.
* * *
Бонда тронули за плечо. Лейтер. Улыбается, большой палец вскинут. Бонд оглянулся - пловцы, выстроившись неровным клином, побалтывают ластами. Он кивнул и неторопливо поплыл вперед, одну руку прижав к боку, другую, с копьем, к груди. Отряд дрогнул и, выравниваясь, потянулся следом, обратился в огромного черного треугольного ската.
Резиновый костюм жарко лип к телу, кислород тоже отдавал резиной, но Бонд не обращал внимания, старался лишь плыть по прямой, не сбиться с направления. Далеко внизу, куда не доставал даже пляшущий лунный луч, белел песок, изредка попадались темные пучки морской травы. Вокруг бледно мерцали стены огромного морского зала, завешанные плотным зловещим туманом - вот-вот вынырнет акула, нацелится на непрошенного гостя... Бонд ничего не ног с собой поделать - было страшно. Но никто не выныривал, а кустики водорослей и песочная рябь стали вырисовываться ясней; пловцы приближались к берегу, море мелело.
Он быстро оглянулся: грозно сверкая масками и лезвиями копий, отряд плыл за ним, взмучивая воду ластами. Только бы напасть внезапно! Подкрасться, броситься разом - никакой противник не устоит! Сердце весело забилось, но он тут же вспомнил о Домино: вдруг Ларго взял ее с собой и вдруг именно она попадет под бондовское копье! Чушь, ерунда! Она на яхте, в безопасности. Закончится бой, и они увидятся...
Впереди показалась низкая коралловая гряда, и Бонд насторожился. Вон еще рифы, между ними снуют стайки рыб, и гибкие коралловые веера переплетаются, колышатся, точно волосы утопленницы. Он сбавил ход, и в спину ему кто-то ткнулся - Лейтер или Фаллон. Бонд сделал всем знак замедлиться и, задрав голову, стал внимательно глядеть вверх - сейчас засеребрится бурунччик вокруг выбранного рифа... Ага, вон плещет, слева. Все-таки Бонд сошел немного с направления. Он подплыл, дал матросам команду стоять, а сам поднялся вдоль рифа. Осторожно высунулся над бойкой волной и сразу посмотрел, здесь ли "Летучая". Стоит - ярко высвеченная луной, на палубе по-прежнему никого. Он медленно повел взглядом по воде, обогнул риф, посмотрел в другую сторону. Пусто. Дрожит лунная дорожка, волны обегают коралловые гряды; четко виден берег, пляж. Вода между грядами не взбурлит, не вспенится, плещет тихо, непотревоженно. Ну-ка, а там?.. В далекой лагуне меж коралловых верхушек вдруг вынырнула голова, сверкнула маской и скрылась. У Бонда перехватило дыхание, сердце бешено заколотилось. Он вырвал изо рта трубку и несколько раз судорожно вздохнул. Запоминая, глянул на лагуну, крепко закусил трубку и нырнул.
Отряд ждал сигнала, маски бледно мерцали. Бонд несколько раз выкинул палец вверх, ближние пловцы понимающе ухмыльнулись. Он перехватил поудобнее копье, выставил вперед - и поплыл над низкими грядами.
Теперь плыть поскорее, ловчее петлять между коралловыми хребтами. Отряд рвался вперед, поднимал волну - мелкая рыбешка так и прыскала в стороны, водоросли колебались сильней, казалось, все море ожило. Через несколько минут Бонд остановился, скомандовал выстроиться к атаке и снова осторожно поплыл, до рези в глазах всматриваясь в серый туман. Вот они! В сумраке мелькнул один, другой... Бонд махнул рукой и, нацелив копье, бросился наперерез.
Отряд заходил сбоку и явно не успевал. Спектровцы плыли быстро, как-то уж очень быстро... Только теперь Бонд разглядел у каждого за спиной маленькие пропеллеры пневматических ускорителей. По прямой пловец с таким ускорителем двигается в два раза быстрее, чем просто в ластах, и даже сейчас, петляя меж рифов, приноравливаясь к ходу влекомого "Торпедой" прицепа, спектровцы намного превосходили своих преследователей в скорости. Ударить хотя бы в хвост! Лишь бы не заметили, лишь бы не заметили, твердил про себя Бонд. Как же их много... Он насчитал десять и бросил. И у каждого пневматическое ружье, запасные стрелы! Скверно...
Бонд оглянулся: прямо за ним идут шестеро матросов, остальные растянулись рваной линией сзади. Спектровцы пока плывут спокойно, не оглядываются. Но вот он поравнялся с последним, накрыл своей тенью и тот быстро обернулся. Бонд оттолкнулся ногой от кораллового выступа и ринулся вперед, вонзил копье противнику в бок - того швырнуло на соседа, и Бонд метнулся следом, резко выдернул копье, кольнул еще раз в гущу тел, но стрелки уже всполошились и, прибавив обороты на ускорителях, бросились врассыпную. Один схватился за лицо и судорожно погреб наверх - копьем ему раскололо маску. Пущенная кем-то стрела прорвала Бонду костюм на животе, и сразу стало мокро, то ли от воды, то ли от крови. От второй стрелы он увернулся, но на голову ему тут же обрушился приклад: в глазах потемнело, он беспомощно припал к коралловой гряде, помотал головой. Его матросы скользнули мимо, и впереди завязался бой, по воде потянулись черные кровяные облачка.
Бились на широкой площадке, обрамленной коралловыми обломками. В дальнем ее конце Бонд заметил серебристую "Торпеду" с прицепом, на котором лежала огромная, обернутая резиной сигара. Рядом - несколько человек, среди них выделяется мощный, высокий. Бонд перевалил за гряду и почти над самым песком поплыл вокруг площадки. И чуть не наткнулся на целящего в кого-то стрелка. Проследив взглядом, понял, что целит тот в Лейтера: Феликс протезом отбивался от другого спектровца, но привязанный к руке ласт смягчал удары. Бонд ринулся вперед, с ходу метнул копье, легкое, деревянное, оно лишь слегка задело руку стрелка, но прицел все же сбило; стрелок развернулся и пошел на Бонда. Копья было уже не достать, и Бонд поднырнул, захватил, как регбист, противнику ногу, дернул, потом дотянулся до его лица, сорвал маску. Ослепленный, стрелок отчаянно поплыл вверх... Бонда тронули за руку: это Лейтер, держится за дыхательную трубку, лицо искажено. Бонд обхватил его и торопливо заработал ластами. Они вместе прорвали сверкающую поверхность: Лейтер выплюнул перекрученную трубку и стал жадно глотать воздух, а надышавшись, сердито велел оставить его в покое и сию секунду нырять. Бонд не стал спорить.
Он крадучись пробирался среди коралловых пиков: там и сям боролись, искрилось лезвие, поднимались пузырьки из оружейного ствола; один раз он проплыл под матросом с "Манты" - тот лежал на самой поверхности, раскинувшись, ничком, волосы развевались в воде, и не было на нем ни маски, ни акваланга, рот мертво щерился... На дне валялись маски, стрелы, обрывки черной резины. Бонд подобрал две стрелы. Он подплывал к краю площадки: прицеп по-прежнему стоял там, рядом - два часовых с ружьями наготове. Луна светила теперь слабее, и туманные стены будто приблизились; песочная узорная рябь затоптана десятками ног, рыбешки в поисках пропитания снуют над взрытым дном, как грачи над пашней. Никого. Противников разнесло попарно в разные стороны, и чья берет, неизвестно. А что там, наверху? Скоро ли придет спасательная шлюпка с "Манты"? И что делать ему. Бонду?
Задача решилась сама. Справа из тумана выскочила серебристая "Торпеда" - верхом на ней, в седле, скрючившись за небольшим плексигласовым щитком, сидел Ларго, в левой руке он сжимал два копья с "Манты", а правую держал на рычаге управления. Подъехал к часовым, затормозил. Оба положили ружья, один взялся за муфту прицепа, а другой стал подтаскивать "Торпеду" за руль. Увезут бомбу, бросят на глубоком месте или спрячут где-нибудь, тоже и со второй бомбой, которая на борту "Летучей", - и все, никаких улик! Ларго скажет, что на них напали во время подхода к затонувшему кораблю. Да, были ружья на случай акул, и его люди отстреливались - откуда было знать, что это матросы с американской подлодки, а не соперники, искатели сокровищ? Снова сокровища, и снова ничего не возразишь!
Спектровцы возились с муфтой, никак не могли прицепиться, Ларго нетерпеливо оглядывался. Бонд прикинул расстояние, сжал в обеих руках по стреле и сильно оттолкнулся от скалы.
От одной стрелы Ларго успел увернуться, другая бессильно царапнула по его аквалангу. Бонд врезался ему в грудь, и Ларго выпустил копья, быстро прикрыл руками драгоценную дыхательную трубку. Дернувшись, он задел рычаг управления, и "Торпеда" тотчас рванула вперед и вверх, унося на себе врагов.
Драться по-настоящему было невозможно, они беспорядочно молотили друг друга, и каждый отчаянно прикусывал резиновый мундштук. Бонду приходилось еще удерживаться на "Торпеде", и Ларго, прочно сидевший в седле, уже несколько раз локтем бил ему по лицу - Бонд едва уворачивался, подставлял, спасая маску, подбородок. Сам он свободной рукой доставал противнику лишь до почек и вколачивал в загорелое мускулистое тело удар за ударом.
"Торпеда" выскочила на поверхность и, сильно задрав нос, помчала в открытое мере. Бонда, вцепившегося в седло, било волной, захлестывало; вот сейчас Ларго повернется, схватит обеими ручищами... Бонд решился. Закинув ногу на корпус "Торпеды", сполз вниз, к самому рулю, ухватился за него и, не выпуская, перебросил себя через корму в воду. Только бы не под лопасть!.. Винт вращался совсем рядом, вода бурлила, но зато Бонд чувствовал, что "Торпеда" подается под его весом, вот-вот станет стоймя! Он рывком вывернул руль направо и разжал пальцы. Чуть не закричал от боли в руках, а наверху Ларго выбило из седла... Дело сделано, "Торпеда" для спектровцев потеряна, бомбу им увезти не удастся... Бонд с трудом заставил себя нырнуть - нужно спрятаться в грядах, уйти от Ларго.
Ларго неспешно нырнул сладом, поплыл спокойно, размеренно. Бонд достиг дна и запетлял между рифами. Белая песчаная полоса под ним скоро разделилась надвое, и, подумав, он двинулся узким коридорчиком, между двумя коралловыми стенами. Там его и накрыла черна") тень. Ларго не стал протискиваться в коридорчик, а поплыл, выжидая, сверху. Бонд посмотрел на него, и тот ухмыльнулся в ответ, сверкнул зубами: никуда, мол, не денешься! Бонд сжал ослабевшие пальцы; куда ему против Ларго, могучие жилистые ручищи скрутят его, как куклу...
Впереди высветилась лагуна, коридор обрывался, дальше - свободная вода, укрыться негде; но не повернуть и назад, слишком тесно. Ловушка... Бонд остановился. Пусть лучше Ларго зайдет сюда. Тот скользнул поверху к лагуне и, окутываясь воздушными пузырьками, опустился на песок, вытянул руки и двинулся навстречу. Шагов за десять он посмотрел на коралловый откос, сдернул с него что-то и снова вытянул руку - на ней извивалось теперь восемь пальцев. Осьминог! Ларго скова весело сверкнул зубами и свободной рукой выразительно постучал по маске. Бонд нагнулся и подобрал замшелый камень. Когда залепляют маску осьминогом, противно, но и когда разбивают - не легче. Осьминог - ерунда, вчера Бонд бродил между сотен таких тварей; длинные руки Ларго - вот что страшно.
Тот сделал еще шаг, второй. Бонд пятился, чиркая аквалангом о стены, обдирая костюм... Вдруг у Ларго за спиной, в лагуне, мелькнула фигура. "Свой!" - с мгновенной надеждой подумал Бонд. Но нет, на человеке не было черного резинового костюма, светилось белое, голое тело. Еще один враг...
Ларго ринулся вперед.
Целя острым камнем в живот, Бонд нырнул у него под рукой, но Ларго ударил его коленом в лицо, шлепнул осьминогом по маске и, ухватив обеими руками за шею, поднял перед собой, как ребенка.
Бонд ничего не видел. Скользкие щупальца облепили лицо, обвили мундштук трубки, потянули ее изо рта; горло ему сжимали все теснее, он терял сознание...
Медленно он опустился на колени. Что случилось? Почему ослабла мертвая хватка на горле? Он приоткрыл глаза и увидел свет. Осьминог, копошащийся у него на груди, оттолкнулся и перепрыгнул на риф. Рядом лежал, подергивая ногами, Ларго, из шеи у него торчала стрела. И еще стоял кто-то маленький - в руках пневматическое ружье, длинные волосы развеваются вуалью. Бонд с трудом встал. Шагнул, но колени подогнулись, в глазах потемнело. Он прислонился к рифу, зубы у него чуть разжались, и в рот засочилась соленая вода. "Держись..." - приказал он себе.
Его взяли за руку. Глаза у Домино были равнодушные, пустые. Что с ней? Бонд сразу пришел в себя. Тело у нее в крови, в каких-то пунцовых пятнышках. Надо подниматься, иначе погибнут оба... Он обнял ее и через силу зашевелил ластами; ничего, все-таки ноги слушаются. Еще немного, здесь же неглубоко... Вот и она заработала ластами, помогает.
Они вынырнули, легли на воду распластавшись, и их ласково качнуло волной.
Бледное небо медленно разгоралось; день обещал быть славным.
XXIII
"ОТДЫХАЙТЕ, МИСТЕР БОНД!"
Феликс Лейтер зашел в белую, стерильно-чистую палату и тихонько прикрыл за собой дверь. Подошел к кровати, где в полудреме лежал Бонд:
- Ну как ты, старик?
- Ничего, сплю все время...
- Доктор к тебе никого не пускает, но надо же рассказать, чем дело кончилось.
- Валяй, - сказал Бонд неохотно. Не хотел он про это слушать, вот если б ему рассказали про Домино...
- Значит, так: мы взяли обе бомбы. Спектровцы - ребята серьезные, боевики из СМЕРШа, мафии, гестапо... Кто остался жив - арестован. Только главарь, Блофельд, на свободе гуляет. Этот большая умница - организация работает всего пять-шесть лет, а в банке у них уже миллион. После этой операции собирались разойтись, "Спектр" распустить - и все было бы шито-крыто... Цель для второй бомбы мы угадали - Майами.
- Что, все счастливы?
- Кроме меня. То прими сообщение, то отправь - от нас с рацией уже пар идет! Тебя, между прочим, тоже пачка шифровок дожидается. Слава Богу, вечером прилетают чины из ЦРУ и вашего Управления, вот пусть и расхлебывают, шевелят мозгами - что сказать журналистам, как быть с преступниками, лордом тебя сделать или лучше герцогом, а меня - президентом, что ли, выбрать? Слушай, а Домино-то какова! Вот девчонка молодец! Выследили ее со счетчиком, мучили, мерзавцы, - так она ни словечка не вымолвила. Потом каким-то образом выбралась через иллюминатор, нашла акваланг, ружье - и в воду. Ларго прикончила, тебя выручила, вот тебе - "слабая женщина"! - Лейтер вдруг насторожился и мягко шагнул к двери. - Доктор топает, черт его дери. Исчезаю. - Повернул ручку, прислушался и выскользнул в коридор.
- Феликс, подожди! - отчаянно крикнул Бонд, но дверь уже захлопнулась. Свирепея, он уставился в потолок. Лейтер не сказал главного - что с Домино, где она? Болтал целый час о пустом! А может, она... Бонд испугался.
Дверь отворилась, на пороге встал кто-то в белом и Бонд подскочил на постели:
- Что с Домино? - заорал он. - Говорите, что с ней? Стенгеля не зря почитали в Нассау - он и в самом деле был хорошим доктором. Ему, еврею, пришлось бежать от Гитлера, а то заведовал бы сейчас солидной клиникой где-нибудь в Дюссельдорфе. Но не привела судьба - заведовал багамской; впрочем, выстроенная благодарными пациентами, она была ничуть не хуже. С миллионеров он брал дорого, местных лечил за гроши. Болезни богатой старости, слишком большая доза снотворного - таков был круг обычных забот; и вдруг - множественные ушибы, страшные рваные раны, а в ране еще и яд. Кто эти страдальцы - старинные рыцари? Приказ губернатора, подписка о неразглашении... И доктор Стенгель не стал больше расспрашивать ни о раненых, ни о мертвецах, а последних было: шестеро с американской подводной лодки и десять человек, включая самого владельца, с красавицы яхты, долго и мирно стоявшей в гавани...
- Мисс Витали вне опасности, - спокойно ответил он Бонду. - Сейчас ей нужен отдых.
- Но что с ней?
- Сильное переутомление. Ей нельзя было спускаться под воду.
- Нельзя? Почему?
Доктор взялся за ручку двери.
- Вам тоже нужно как следует отдохнуть. Каждые шесть часов вам будут давать вот эти таблетки. Сон - прекрасное лекарство, вы быстро встанете на ноги. Главное - отдыхайте, мистер Бонд!
Где-то он уже слышал эту дурацкую фразу, сговорились все, что ли! Бонд вдруг разъярился, соскочил с постели и бросился к Стенгелю.
- Что вы заладили - отдыхайте, отдыхайте, черт бы вас всех побрал! Скажете вы мне или нет, что с девушкой?! Где она? В какой палате? - Он орал, даже тряс кулаками, но доктор и бровью не повел, знал, что сейчас подействует снотворное.
Наконец Бонд уронил руки и тихо попросил:
- Ну скажите же, доктор, пожалуйста. Мне очень нужно...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.