read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



поздоровался со мной, потом - с Димой, толкнул дверь, и я ступил вслед за
ним в квадратный - четыре на четыре метра - кабинет. Дима двинулся было
вслед, но комиссар сказал: - Извините, вы можете оставаться там.
- Прошу, - сказал Дюк, указывая жестом на мягкое кресло, а сам занял
место за столом. - Я хотел бы взглянуть на ваши документы.
- Но, простите...
- Сейчас я вам все объясню. Минутку терпения.
Комиссар Дюк изучил мое журналистское удостоверение, положил его на
стол, выдвинул правый ящик и протянул мне кусочек белого картона.
- Это ваша визитная карточка? - спросил он.
- Раз там написано мое имя и фамилия, значит, моя, - довольно резко
ответил я.
- Вы не могли бы сказать, кому вы вручили ее?
- Я раздал уже по меньшей мере два десятка визиток за время
пребывания в Монреале, - ответил я, все больше негодуя. Но уже родившееся
в глубине души тревожное предчувствие заставило меня взять из рук Дюка
белый картонный билетик.
В правом уголке его был нацарапал номер моего монреальского телефона.
- Таких визиток могло быть только две. Одну получил корреспондент
Франс Пресс Серж Казанкини, вторую - участник Игр, пловец Джон Крэнстон, -
сказал я.
Комиссар пристально смотрел на меня, он был похож на гончую, учуявшую
след.
- Опишите, пожалуйста, коротко обоих, - попросил он.
- Казанкини - лет пятидесяти, среднего роста, седой бобрик, висячие
усы... - начал я, но комиссар нетерпеливо перебил меня:
- Достаточно. Второго.
- Крэнстон. Двадцать шесть лет. Сто восемьдесят два - рост,
продолговатое красивое лицо, римский нос, бритая голова, черные маленькие
усики...
- Достаточно! Теперь я скажу, зачем пригласил вас сюда. Эта визитная
карточка, - комиссар протянул руку и почти выхватил белый картон, - была
найдена на неизвестном, погибшем в автомобильной катастрофе вчера около
полуночи на шоссе Ла-Фонтен. Судя по вашему описанию, погибший - Джон
Крэнстон.
Если б ударила молния и покачнулось здание полиции, я воспринял бы
это куда спокойнее, чем слова комиссара. У меня перехватило горло и так
сжало сердце, что Дюк поспешил подать стакан воды.
- Сомнений нет. Это - Крэнстон. Мне искренне жаль парня, я читал -
его прочили в чемпионы.
- Как это произошло?
- По-видимому, он превысил скорость и не вписался в поворот. Машина
свалилась в кювет и врезалась в бетонный столб. Мы тщательно исследовали
место происшествия - никаких признаков другого автомобиля, который мог бы
стать причиной катастрофы, не обнаружили... Правда, дождь основательно
прополоскал шоссе.
- Нельзя ли, господин комиссар, побывать на месте?
- Я вижу, в вас проснулся репортер. - Дюк понимающе осклабился. -
Тогда услуга за услугу: я отвезу вас на место происшествия, но прежде - вы
опознаете труп и подпишете протокол.
Я молча кивнул.
Машина с красной мигалкой неслась по пустынным улицам города
навстречу поднимавшемуся из-за острова Нотр-Дам солнцу. А меня, как
видение, преследовало лицо Крэнстона и его открытые глаза, казалось,
ждавшие меня. Он был в тех же белых джинсах, залитых кровью, и в белом -
тоже густо окровавленном - свитере...
Полицейский "форд", управляемый Дюком, нес меня (Диму я отправил в
гостиницу - у него в шесть утра передача, он не мог ее сорвать) туда, где
коварная случайность перечеркнула жизнь Джона Кренстона. Не знаю, что
толкнуло меня на этот шаг, но еще в кабинете комиссара я решил, что
выполню этот последний долг перед Крэнстоном.
- Судя по имеющимся у нас сведениям, он не был пьян, - сказал, чуть
повернув ко мне голову, комиссар Дюк. - Впрочем, вскрытие даст точное
заключение.
- Время катастрофы установлено? - поспешно спросил я, боясь, как бы
тягостное молчание вновь не овладело нами.
- Да, патрульная машина проследовала мимо этого места приблизительно
в половине десятого.
Ничего не было. Возвращалась в первом часу. Они обратили внимание на
поврежденный километровый указатель. Машина Крэнстона скользнула на
повороте, правым колесом ударилась об указатель, перевернулась и полетела
вниз.
- Погодите, комиссар, разве вы не обнаружили никаких документов? -
спохватился я, недоумевая, как этот вопрос не возник у меня еще в
полицейском участке.
- Ничего. Ничего, кроме вашей визитки.
- Быть такого не может! Вы же не хуже моего знаете, что никто не
может выйти из олимпийской деревни или войти в нее без "ладанки" -
удостоверения личности... Значит, вы плохо искали!
- Вполне допускаю. Лил дождь. Впрочем, вы правы - я дам указание
прочесать еще раз.
В открытое окно била тугая струя прохладного воздуха. Но мне было
жарко, и я высунул голову и закрыл глаза. "Что могло заставить Крэнстона
нарушить режим накануне ответственного старта, сесть за руль и сломя
голову нестись, точно за ним гнались, прочь от олимпийской деревни?" -
вертелось у меня в голове.
- Вы давно знаете, вернее, - поправился комиссар Дюк, - знали
погибшего?
- Восемь лет.
- Вы не замечали за ним каких-нибудь странностей? Не случалось ли у
него в последнее время неприятностей?
- Это был абсолютно нормальный парень. Неприятностей у него было не
больше, чем у любого живого человека. Не случись это, через несколько дней
он стал бы триумфатором Олимпийских игр. Но никогда не станет...
- Вот мы и приехали...
Место мне сразу не понравилось - пустынное шоссе делало крутой изгиб,
справа и слева к самой дороге подступали густые заросли колючего
кустарника, обочина была тверда, как гранит. Словом, мрачное место.
Скользя и хватаясь за кусты, мы с комиссаром сползли вниз. Сержант
Лавуазье, просидевший всю дорогу, будто в рот воды набрал, по распоряжению
Дюка остался наверху, чтобы как следует изучить траекторию движения
автомобиля Крэнстона. Это было пустое занятие после нескольких часов
дождя, но сержант рьяно принялся за работу. Правда, я не сомневался, что
стоит нам с комиссаром скрыться из виду, как он присядет на придорожный
камень и вытащит любимый "Кэмэл", которым отравлял воздух в автомобиле
почти беспрестанно.
Внизу - в мокрой продолговатой долинке - было душно и сыро, я еще раз
отметил эту особенность здешнего климата: очень медленное испарение, что
свидетельствовало о значительной влажности воздуха.
- Это следы машины, когда ее тащили наверх, - предупредил мой вопрос
комиссар Дюк, заметив, что я остановился. - Здесь она падала. - И комиссар
указал на изломанный кустарник метрах в пяти выше.
Минут пятнадцать мы шарили по склонам и в долине, но в основательно
вытоптанной траве и в кустарнике ничего так и не обнаружили. Ни крошки
информации. Впрочем, я и не ожидал иного исхода и сюда меня скорее влекло
интуитивно: точно было что-то на свете, что могло объяснить причину
загадочной ночной поездки Джона Крэнстона, поездки за собственной смертью.
- Нет ни клочка бумаги, - констатировал комиссар Дюк, доставая пачку
сигарет. - Курите?
Я отрицательно качнул головой. Мне не давало покоя деревце, метров
трех в высоту, переломленное в метре от земли. Я мысленно нарисовал план
падения машины и убедился, что корпус должен был пройти в полуметре левее,
никак не ближе. В том, что осинка была сбита совсем недавно,
свидетельствовал свежий перелом - из раны вытекал липкий сок. Однако
следов краски на стволе обнаружить не удалось, как я ни смотрел.
- Вы напоминаете мне сержанта Лавуазье, - с подковыркой сказал
комиссар Дюк. - Он тоже чуть не обнимался с этим деревцем, но ларчик
открывается просто: когда машина падала, распахнулась правая дверца и
снесла его. Вот и вся загадка!
- Загадка?.. - протянул я, пораженный вдруг родившейся мыслью. -
Загадка...
- Кстати, на дверце автомобиля остался характерный след и, кажется,
кусочки приставшей коры. На светлой краске след отчетливо виден.
Экспертиза подтвердит этот факт. - Мне показалось, что комиссар Дюк ехидно
ухмыльнулся, точно школьный учитель, поймавший нерадивого ученика со
шпаргалкой...
Дюк великодушно протянул мне руку помощи, когда я поскользнулся и
едва не скатился снова вниз.
- Не нужно больше катастроф, - изрек комиссар Дюк, вытирая чистым
зеленым платком правую руку, перемазанную глиной.
Как я и ожидал, сержант Лавуазье сидел на выступавшем из земли камне
и курил. Еще два окурка я увидел у его ног. Волна возмущения поднялась во
мне, но я смолчал - какое я имел право что-либо в данном случае говорить?
Лавуазье лениво, как мне показалось, скользнул по мне взглядом и
неторопливо четко, по-военному поднялся навстречу комиссару. Я наперед
знал, что он скажет.
Однако первые же слова его насторожили.
- На этом месте, - сказал он, указывая рукой на камень, - стояла
машина...
- Здесь их побывало после того, как патруль сообщил о происшествии,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.