read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Удар по шее был тоже профессиональным. Я тупо смотрю на горелую спичку перед носом, а в голове навязчиво вертится: "Соблюдайте чистоту", "Соблюдайте чистоту" - каким-то гнусавым механическим голосом.
По рукам пробегает судорога, и я обретаю способность двигаться. В полной отключке я был пару-тройку секунд, не больше, но этого времени "пьянчужке" хватило, чтобы испариться бесследно.
"СОБЛЮДАЙТЕ ЧИСТОТУ!" - громко требует голос, и все становится на свои места. Я поднимаюсь в квартиру номер шестнадцать, знаю, что там увижу...
Вроде после драки кулаками не машут, но все же... Дверь прикрыта, но не заперта. Распахиваю ее ногой и вхожу в квартиру по всем правилам, сначала ствол, потом "начальник".
Свет горит по-прежнему. Магнитофон молчит - кассета кончилась. И в гостиной тоже все по-прежнему. Один труп у кресла на полу. Двое парней у батареи, прикованные "кандалами". Вот только разговорить их мне не удастся. Вот лбу у каждого - аккуратное пулевое отверстие.
Итак, "чистота" соблюдена. Мужик был "чистильщик" - это покруче старшего опера, но меньше контролера. Причем "почистил" он ровно настолько, насколько было нужно. Интересно - кому?
Плавает и еще одна мыслишка, но неприятная. Айболита со товарищи запросто могла укокошить милая девочка, пока я на крыше предавался неге поэтического творчества.
Короче, в грехах, как в шелках...
По лестнице спускаюсь спокойно. Если бы "чистильщику" нужно было меня "замочить", он сделал бы это безо всяких хлопот. Но не стал.
Меня играют втемную - это понятно и ежу. Нужно поломать игру. Просто затаиться и выбыть - бестолково когда на тебе столько "жмуриков" зависло. Да и не по чину мне. Разберемся.
Самое обидное, что меня даже не пасут. Просто подставляют, словно рассчитали, как я поступлю.
Перехожу через дворик. С улицы к подъезду подкатывает хорошо знакомая мне "бибика" - "ниссан-патрол", на какой разъезжает Кузьмич самолично с прошлого года. И машина, и аппаратура для РОВД куплена на муниципальные деньги по инициативе Валентина Сергеевича Круглова. Дабы нежелательный преступный элемент пресекался своевременно.
Пора линять - ментов здесь будет больше, чем тараканов в московских гастрономах.
Подхожу к "волге". Девушка спит на переднем сиденье. Живая. Шутки шутками, но если я потеряю эту девчонку или она не захочет говорить, - нитей у меня не будет. Кроме "Трех карт", разумеется. Ну да ставить на них нельзя - это я из Пушкина усвоил.
Девушку перекладываю на заднее сиденье, сажусь за руль и по газам! Еду через центр - гори оно все огнем. На перекрестке - гаишный "уазик", постовой машет полосатой палкой, - проскакиваю мимо на большой скорости. Разуй глаза, милый, глянь на номера! Похоже, разул, но не прозрел. Прыгает в свою колымагу и увязывается за мной. Укатить на оперативной гэбэшной машине от "уазика", как два пальца обмочить, - но надо ли? Злая ярость поднялась по хребту и ударила по мозгам - ребята, да сколько же можно! Сворачиваю в переулок и - по тормозам. "Уазик" тормозит метрах в десяти. Вылезаю из машины и иду к нему, размахивая майорскими "корочками".
- Ты что, блин... номера не разглядел?!.
- Чого же не бачив, бачив...
- Да ты забодал!!!
И сую ему под нос "ксиву".
- Так, товарищу начальнику, оперативна обстановка...
Он открыл дверцу - и дальше...
Рывком за шиворот выдергиваю его с сиденья и припечатываю лицом к капоту. Сержант падает на четвереньки, - и я добавляю по затылку рукояткой пистолета. Отдыхай. Может, и хороший парень, ну да некогда мне вычислять, кто "белый", кто "красный", а кто - вольнонаемный... Забрасываю служивого в кусты, сажусь в "уазик", подъезжаю к "волге", перекидываю девчонку вместе с сумкой в новое "авто". Поехали!
Я вам устрою концерт! Маразм для детского хора имени Григория Веревки! С прологом, адажио и скерцо!
У постового я позаимствовал фуражку, так что за рулем чувствую себя уверенно. Что там дальше в повестке дня?
"Три карты". Фамильный кабак Ральфа. Ставить на них нельзя, а вот разыграть - нужно.
На этот раз машину оставляю прямо на улице. Сейчас главное - время. Мне нужно опередить и тех, кто меня преследует, и тех, кто меня "играет".
Кабак по случаю траура закрыт. Ментовский "жигуленок" с тремя стволами "акаэмов" дежурит у входа - во избежание. Но я и не собираюсь ломиться - иду со двора.
В тени маячит охранник - двойник верзилы с пляжа. Решительно иду к нему, - и это его смутило. Вместо безапелляционного "Стоять!" слышу грубое:
- Что надо?!
Наверное, принял меня за настойчивого посетителя. Напрасно.
Блик света падает мне на лицо, верзила молниеносно сует руку под мышку, - но я быстрее.
Удар ногой под колено отбрасывает его к стене, еще один, уже в голову, завершает композицию, - громила падает лицом вниз.
Выуживаю у него из-под куртки оперативный кольт с глушителем. На что, на что, а на экипировку Ральф денег не жалел.
Подхожу к дверце. Толкаю для порядка. Заперта, но не на засов - на замок. Прицеливаюсь и методично стреляю из "тихушника", пока замок вместе с частью двери не превращается в деревянную щепу и исковерканное железо.
Распахиваю дверь и вхожу. Никого. Видимо, лежащий во дворе парень пользовался доверием и авторитетом. Разумеется, в общечеловеческом понимании.
Коридор узенький, дальше - поворот. Оттуда тянет сладковатым дымком. Анаша. Значит, дело не в доверии, просто забурели охраннички от вольготной жизни. Делаю шаг - стволом вперед.Охранник сидит в кресле поперек коридора. В руках "акаэм", палец на спуске. Вот только ствол чуть-чуть в сторону - потому как в другой руке самокрутка. На лице - понимающая улыбка, а взгляд ясен и невинен, как у младенца. Ему и нужно-то всего ничего - чуть подвинуть ствол и нажать на спуск. Но, по-моему, он и сам понял, что опоздал. Но ствол приподнял...
Кольт дважды подпрыгнул у меня в руках. Парень так и умер с улыбкой. Каждому свое. А может, он уже получил от жизни все, что хотел?
Дальше - лесенка на второй этаж. Вроде особого шума я не наделал, ну да время сейчас для "Трех карт" - военное.
Коридорчик на втором этаже пуст. И еще - очень тихо. Прохожу мимо длинного ряда дверей, - здесь девочки принимают клиентов. Внизу ресторан, чуть правее - казино.
Кабинет управляющего должен быть за следующим поворотом.
Удар в спину такой, словно молотнуло бревно - таран. Дыхание перехватило, я лежу на полу и, кажется, уже никогда не смогу вздохнуть. Словно опустили на глубину и не дают вынырнуть. Наконец удается вздохнуть, вместе со вздохом - режущая боль в сердце.
- Ты ему хребет не сломал?
- Когда я хочу сломать хребет, то ломаю.
- Так ты ж по спине и наварил.
- Нет. Я ударил точно под сердце.
- Да он сейчас концы отдаст.
- Не, не умрет. Когда Хасану нужно убить, он убивает.
- Смотри. Окочурится - Бест с тебя спросит.
- Пустой разговор. Бери.
Меня хватают под руки и волокут.
- Тяжелый, сука.
Из моего горла вырывается хрип.
- Гляди, правда ожил. - Парень смеется. - Впрочем, ненадолго.
Меня протаскивают через большую комнату, потом заносят в другую, связывают руки за спиной и сажают на стул. Куртку сняли, оружие отобрали.
- Да у него целый арсенал.
- Хасан, он скоро оклемается?
- Должен скоро. - И мне: - Животом подыши, животом.
Дышу. Боль в сердце остается, но в голове прояснилось. Окидываю взглядом комнату. Небольшая. Звукоизолированная, по стенам - мягкие бра, и глаз не режет, и света достаточно. Прямо передо мной - стол, на нем - водка, коньяк, холодные закуски. За столом - трое. Но двоих поначалу просто не замечаю - внимание забирает тот, что в центре.
Лицо словно вырублено из камня: мощный подбородок, развитые скулы, прямой, чуть с горбиной нос, крупный выпуклый лоб. Седые волосы острижены коротко, светлые глаза смотрят внимательно и тяжело. Такое впечатление, что я его где-то видел или знаю откуда-то. И тут понимаю, чего ему не хватает, - толстого шерстяного свитера. Именно таким я представлял себе в детстве Волка Ларсена из лондоновского "Морского волка".
Только этому, "настоящему", лет сорок шесть, а может, и побольше. Лицо прорезано редкими, глубокими морщинами, и, хотя сейчас оно загоревшее, меня не оставляет впечатление, что немало времени он провел на Севере.
- Ну что, несладко? - спрашивает.
- Нормально.
- Нормально так нормально. Теля, - обращается он к здоровому парню, одному из тех, что приволокли меня, - возьми пару ребят и разберитесь там с дверью. Ну и приберете... Сердце болит? - спрашивает меня.
- Душа страждет.
- Хасан - мастер. Может, водочки, кровь разогнать?
- Можно.
- Стакан?
- Половину.
- Хасан, отнеси.
Хасан - сухощавый, чуть раскосый мужик, а вот сколько лет ему - двадцать пять или тридцать девять, - не угадать. Тип такой.
- И руки ему развяжи. Дурить не будешь?
- Не буду.
Водку выпиваю в два глотка.
- Закусишь?
- Нет. Сигарету.
. Хасан передает пачку и зажигалку. Закуриваю. Ларсен поднимает кружку в руке, отхлебывает:
- Со знакомством, Дронов Олег Владимирович. Называй меня Володей. - Он кивает на кружку: - Чайку?
- Да. Покрепче.
- Хасан, чифирьку сообрази гостю.
Он дождался, пока принесли кружку, я отхлебнул, закурил сигарету.
- Ну что, поговорим? - Взгляд его по-прежнему тяжел и очень спокоен.
- Поговорим.
Глава 10
- Ты кончил Ральфа?
- Нет.
Сидящий рядом с Ларсеном молодой человек атлетического сложения, в прекрасном костюме, при галстуке хмыкает. При этом лицо его бесстрастно, темные, почти черные глаза умны и равнодушны. Столовым ножом он методично очищает яблоко и кусочек за кусочком отправляет в рот.
- Ты хотел сказать? - обращается к нему Ларсен.
- В желудке у Ральфа был портвейн, на бутылке в машине - его "пальчики". - Молодец кивает на меня.
- Я захватил бы бутылку. На пистолете "пальчики" были?
- На пистолете - нет. А откуда ты знаешь про пистолет?
- Длинная история.
- А мы никуда не спешим, - говорит Ларсен. - Рассказывай.
- Он расска-а-ажет...
- Бест... - роняет Володя-Ларсен, и молодец заткнулся.
А я, прихлебывая чифирек, излагаю свою версию событий. Начиная со встречи на пляже и поездки в "росинанте". Естественно, о милых попутчицах умалчиваю, полагая, что это мое личное, глубоко интимное дело. Похоже, особого доверия я пока не вызвал, несмотря на большое личное обаяние. Когда начинаю рассказывать о подслушанном милицейском радио, молодец снова хмыкает.
- Так-таки сразу и словил?
- Не сразу. Сначала прослушал "Любэ", про поимку банды и главаря.
- Ты знаешь, на каких частотах работает ментовская рация, а на каких - приемник?
- Без понятия.
О том, что ручку настройки крутила Леночка, я молчу. Надеюсь, она все еще мирно спит в "уазике".
- Так машина тоже не моя. Может, Ральфова, может, чья еще, и что за усовершенствования могли всобачить в приемник - вопрос не ко мне.
- Ральф, он технику любил. Лелеял, - подает голос третья персона за столом, этакий худенький благообразный старичок - "Божий одуванчик", чистенький, в черном поношенном костюмчике. Если бы свет был поярче, его полированная лысина в венчике седых волос наверняка пускала бы зайчиков.
Так что - Три Карты в сборе. Как там у Александра Сергеевича? Дама, семерка. Туз. Ну "туз", судя по всему, Ларсен. Старичок - тот непонятная карта, может, и "джокер", а может, и король шахматный. Или тоже туз, но в рукаве.
Молодец - Бест? Боевичок из новых интеллектуалов. В городе я его встречал, он из "ральфовых птенцов". Если и "семерка", то козырная. А скорее - "валет".
Кого не хватает? Дамы. Ну, дамы мне всегда не хватает. Я не космополит, но французы опять правы: шерше ля фам. Эх, надо было все-таки посудачить нам с Леночкой о своем, о женском. Германн, и тот к ломберному столу не лез, пока с графиней не переболтал. Ну да у него - характер нордический, а у меня здешний, раздолбайскии.
Ладно, чего теперь. Проехали.
- Принято, - кивает Володя. - Дальше.
Рассказываю о патруле спецназа, о том, как легкомысленно бросил "росинанта" и пошел в кустики "квасить", о скверном мужичонке и о Ральфе с дыркой во лбу. Вроде все.
- Складно врешь, - ехидно замечает "одуванчик", и вся симпатия к нему улетучивается. Зануда, старый пердун, старичок-разбойник... Сидел бы тихо, ноги парил и чай с пряниками прихлебывал. А то тоже, козырь, - по малинам сшиваться...
Хотя - пенсии по нашим временам на пряники не хватит. Ну и девчонку за попку подержать, поди, тоже хочется. Старичок-то, похоже, шустрый.
- Пистолетики откуда? И "ксива" майорская? - любопытствует дедок. - На улице нашел и нес в органы сдавать?
- Наган - мой. По случаю. "Пээмы", "узи", "ксивы" - отобрал. При задержании.
- Это ж кто кого задерживал? В гэбэ ребятушки-горлохваты, у них не забалуешься.
Это точно. Не до баловства было.
- Поспешили они чуток. Ошиблись.
- Ага, понятненько. И на старуху бывает проруха. - Старичок засмеялся мелко. - Этак и мы можем поспешить, ошибиться, тут ты нас, сирых, и заарканишь. Только вот спешить нам некуда. А тебе - и подавно.
Очень хочется ему нагрубить. Но пионерское детство не позволяет.
- Так бывает, - роняет Володя-Ларсен. - Легавые, они легавые и есть. Их как собак: одних на ищеек готовят, других - на волкодавов, третьих - людей душить. На кого попадешь.
Это он честно. Без балды.
- У нас ты не дури, пожалуй. У нас Хасан - большого таланта мужчина. В своем роде.
Молодец-Бест хмыкает:
- Да этого "супера" любой из моих пришьет.
- Врешь. Не любой. А потому я и думаю, Олежек, что ты за зверь?
- Я не зверь. Я - птица.
- Птица?
- Ага.
- Какая?
- Редкая. Потому что - вольная.
- Воля... Слаще ее нет. Что ты о воле знаешь - у Хозяина не был.
- Не был. Каждому - свое.
- Только Богу - Богово.
Володя плескает себе в стакан коньячку, глотает махом. Хасан несет ему новую кружку чифиря. Передвигается он бесшумно, как кошка, и, наверное, как и кошка - чувствует обстановку. Смотрит он перед собой или в пол, а потому засекает малейшее движение, вступающее в диссонанс с общей обстановкой. Ларсен прав - большого таланта мужчина. На тоненьком пояске под легкой курточкой - набор ножей в замшевых ножнах, закусочку порезать или человечка за Лету переправить - это уж по обстоятельствам. Судя по всему, Хасан - Ларсенова "номенклатура".
- А к нам чего залез? - не унимается старикашка. - Сидел бы тихо, не светился, может, и сошло бочком, раз ты такой невиноватый. За смертушкой-то гоняться негоже, когда надо - сама тебя найдет.
Ну вредный дед! Самого-то, поди, хлопцы Люциферовы давно заждались, о душе бы подумать, - нет, неймется ему!
- Под лежачий камень коньяк не течет.
- Коньячок любишь?
- Компанию.
- С девочками?
- Притухни, дед, - резко обрывает его Ларсен. - Имеешь что сказать, скажи, а попусту не баклань.
Старикашка покраснел от досады, но заткнулся.
- Раз ты уж сюда дошел, Олежек, давай разбираться. Если не ты Ральфа замочил, то кто?
- Может, и вы.
- Я?
- Почему нет? Или красавчик Бест. Или - дедок.
Бест невозмутимо принялся за очередное яблоко. Дедок заерзал:
- За такое, фраерок, на зоне...
- Увянь, я сказал! - бросил Ларсен. - Зачем?
- Наследство у Ральфа немалое. Ни тебя, ни дедунчика я в городке раньше не встречал.
- А это не важно. Ральф был мой человек. И Приморск - мой городок.
- Вотчина?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.