read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


В соревнованиях на первенство Европы Майя была третьей. Руководитель,
бывший комсомольский работник, человек лет сорока с лишним, в легкой
атлетике разбирался, знал, что бегать надо быстрее, прыгать дальше и выше,
что золотая медаль хорошо, а бронзовая значительно хуже. Когда Майя
закончила дистанцию, он, страдая одышкой, подбежал, обнял за мокрые плечи,
полез целоваться.
- Молодец! Но! - Он поднял пухлый палец - Надеюсь, понимаешь? На
Олимпиаде бронза нам не нужна. А так молодец!
У Майи кружилась голова, ноги мелко дрожали, она бездумно кивала, вяло
отпихивая навалившегося на нее руководителя.
Майе исполнилось двадцать два, она утвердилась в первом резерве
сборной. Мужчины в ее жизни, не как начальники, а как существа другого пола,
значили крайне мало. Они улыбались, заискивали, ухаживали, с одним она время
от времени нехотя ложилась в постель. До Олимпиады оставалось два года. Майя
хотела быть золотой - какие уж тут мужики, успеется. Это ее первая и
последняя Олимпиада.
Майе дали однокомнатную квартиру, отношения с родителями разладились,
"старики" не понимали, почему она не учится. Сборы, поездки на соревнования,
каждодневные тренировки, после которых не то, что учиться, жить не хочется.
Подруги по команде недолюбливали ее, сторонились. Во-первых, конечно,
мужики, которые вертелись вокруг "бронзовой" красотки, вызывали у соперниц
здоровое чувство зависти. Потом, находясь за рубежом, Майя не очень
экономила скудную валюту, вещи покупала только себе и родителям, а не для
продажи, в общем, не как люди. Странная жизнь шла своим чередом Майя
"пахала" не за страх, время показывала не рекордное, но на уровне,
взаимоотношения с тренером нормализовались. Он даже с гордостью поговаривал
за ее спиной, мол, иные, некоторые, со своими ученицами химичат, а его
девочка чисто бронзовая, не подкопаешься, в любой стране, при любом контроле
свои секунды обеспечит. Уже составлялся план непосредственной подготовки,
когда разразился скандал.
Отвечая на вопросы иностранных журналистов, Майя сказала, что сейчас не
работает и не учится, лишь тренируется. Сенсационного сообщения,
появившегося в зарубежной газете, Майя не видела. Запыхавшийся тренер не дал
ей переодеться, прямо в тренировочном костюме усадил в машину и привез в
кабинет. Начальник, которого Майя никогда не видела, возможно, его
перебросили на спорт за ошибки, допущенные на другой руководящей работе,
тыкая пальцем в иностранную газету, спросил.
- Что ты говоришь? Ты понимаешь, что говоришь? Ты что, профессиональная
спортсменка? Миллионы занимаются спортом, а ты одна профессионалка?
- А кто же я? - Майя понимала, что подходит к краю, и сейчас шагнет в
пустоту, только остановиться не могла. - Во-первых, разговаривайте со мной
на "вы"! Я сказала, как есть, меня с детства учили говорить правду!
- Спокойно, Майечка, спокойно, - быстро заговорил тренер, - не надо
волноваться, пригласим журналистов, ты расскажешь, как училась в
инфизкульте, сейчас готовишься поступать в университет, и про все остальное
в том же духе, хорошо?
- Вот вы собирайте журналистов, а я скажу! - Майя вышла из кабинета.
Когда она перешагнула порог здания и вышла на улицу, то оказалась в
безвоздушном пространстве.
Она еще бегала, даже выступала, тренер порой подходил, говорил
равнодушные слова... На очередной сбор ее не взяли, как не берут в дорогу
ненужный чемодан.
- А чего ты ждала? - спросил тренер. - Характер хорош на дорожке, а в
кабинете?.. - Он присвистнул. - Потом, тебе уже двадцать три. Какие у тебя
перспективы? Со сборной тебе придется расстаться, а в спортобществе
поговорим, как-то поддержим - молодая, здоровая, у тебя вся жизнь впереди.
Она пришла домой, к папе с мамой, все рассказала и, не обратив
внимания, что отец лицом осунулся и взглядом посуровел, начала
философствовать:
- Цапля голову под крыло прячет, думает, ее вообще не видно. Любители,
профессионалы - все чушь непроходимая. Солист Большого театра в свободное от
репетиции и спектаклей время где-то еще работает?
Мать рассмеялась, отец тоже не сдержал улыбку.
- Кого обманывают и ради чего? - Майя повысила голос. - Почему они
противопоставляют чемпиону мира значкиста ГТО? Почему нельзя все сделать по-
человечески, честно?
- И что же ты решила? - спросил отец.
- Решили за меня, я лишь правду сказала.
- Ты почему не училась? Большинство же учится.
- Ну, не нашла себя! - вспылила Майя. - Упорства, силенок не хватило.
Свое-то дело я делала честно! А теперь меня на помойку?
- Дочка, тебе только двадцать три, - вмешалась в разговор мать.
- Мне опять к вам на шею? А если бы у меня вас не было? Ты думаешь,
прежде чем отчислить, меня спросили, какая семья, кто содержать будет? И за
что отчислили? За правду!
- Да. - Отец снял очки, потер переносицу. - Значит, ты так все и
сказала?
- В принципе, конечно, долго мне говорить не дали.
- И что же, ты и в будущем будешь такую правду начальству выкладывать?
- Отец, ты же сам мне всегда внушал. И потом, правда - она что, разная
бывает?
- Ты дура! Мать, мы вырастили идиотку! Иисус Христос за правду на крест
пошел, так ему уже два тысячелетия свечки ставят. Да, правда правде рознь!
Это ты здесь, - он постучал пальцем по столу, - должна говорить правду. А
там следует говорить то, что от тебя хотят услышать. Играть по установленным
правилам. Ты что же думаешь, я директору института могу правду на совете
сказать?
Неожиданно ноги у Майи ослабли и задрожали, ее начало тошнить, словно
она только закончила дистанцию. Девушка смотрела на отца и не узнавала.
- Ты всегда меня учил... - Она с трудом, совершенно больная, поднялась
со стула, пошла к двери.
- Дочка! - Мать вскочила.
- Сиди, - хлопнул отец по столу. - Жрать захочет - придет! Правдолюбка!
Тренироваться Майя перестала, гимнастику по утрам делала автоматически,
по привычке. Подруги звонили несколько раз, затем разъехались по сборам и
соревнованиям. Через два месяца деньги кончились, она продала японскую
радиоаппаратуру. Спустя полгода опять осталась без денег.
Майю никто не совращал, не спаивал, не втягивал, она начала заниматься
древнейшей профессией добровольно и осознанно, все просчитав и взвесив. "Ты,
папочка, хочешь, чтобы я жила по правилам, согласна, только я буду жить по
своим правилам".
Она завела палехскую шкатулку, куда бросала визитные карточки тяжело
вздыхающих мужиков, отбирая, с ее точки зрения, денежных. "Я не стану сидеть
в баре и ловить иностранцев, установим простой порядок: один основной и двое
на скамейке запасных. Для поддержания спортивной формы им будет разрешено
делать подарки, вывозить меня в свет и никаких глупостей".
И мужчины соглашались, строптивых из команды исключали. С родителями
Майя встречалась редко, рассказывала, что работает в "Интуристе" гидом.
Через год она стала своих попечителей недолюбливать, через два - не
выносить.
Встретив Артеменко, она возненавидела его с первого взгляда. "Гладкий,
ухоженный, самодовольный победитель, ты мне заплатишь за все", - решила
Майя, почувствовав, что платить этому человеку есть чем. Она долго не
понимала причину своей ненависти. Спустя полгода догадалась. Артеменко
ассоциировался с тем спортивным боссом, который вышвырнул ее из жизни.
Однажды Майя услышала по телефону девичий возмущенный голос:
- Майя Борисовна? Говорит секретарь комсомольской организации. Вам
надлежит немедленно погасить задолженности по взносам и сняться с учета. -
Девочка торопилась, боялась, что перебьют, и она запутается, не договорит. -
В противном случае мы вынуждены будем исключить вас из наших рядов.
- Вы кто такая? - бархатным голосом спросила Майя. - Чем занимаетесь?
Бегаете, прыгаете?
- Я кандидат в мастера...
- Понятно, - перебила Майя. - Ты, милочка, бегай и прыгай, занятых
людей не беспокой. Раньше надо было звонить, значительно раньше. Мастер
спорта международного класса Майя Степанова померла.

РАЗГОВОР В КАБИНЕТЕ
Первой в кабинете Отари появилась Майя. Она села, непринужденно
закинула ногу за ногу, взглянула с любопытством.
- Я вас слушаю, товарищ майор. Я не ошиблась, вы майор?
- Майя Борисовна, меня зовут Отари Георгиевич. - Он наклонился над
столом и быстро продолжал: - Беспокою вас, стыдно. Хотел приехать, но
телефон здесь держит.
- Короче, пожалуйста. - Майя вынула из сумочки сигареты, но не
закуривала.
- Короче. Быстрее. Москва. - Отари умышленно тянул, говорил лишнее,
наблюдал. Женщина не изображала спокойствие, была действительно абсолютно
спокойна. - Кто сегодня утром должен был сесть за руль вашей "Волги"?
- Уже спрашивали. И какое это имеет значение?
Раздразнить, вывести из равновесия, решил Отари и, причмокивая полными
губами, слащавым голосом уличного приставалы, растягивая гласные, сказал:
- Красавица. Дорогая моя, договоримся. Я спрашиваю - ты отвечаешь.
Потом ты спрашиваешь - я отвечаю. Договорились?
Майя не отреагировала ни на "ты", ни на "дорогую", глядя перед собой,
почти без паузы, ответила:
- В десять утра я собиралась ехать в санаторий к подруге.
- Имя, фамилия, адрес.
- Вас это не касается, к делу отношения не имеет.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.