read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


...Опять ухо поручика и текст: "Простите..." И опять ухо. Всего шесть
раз. Отечественную пленку не жалели, паразиты, не кодак, чай.
...Теперь ухо портного Алексеева, а поручик уже лицом к камере
говорил: "Простите..." На этот раз обошлись тремя дублями...
...Потом комиссар в полном обмундировании четырежды бухался в реку...
Не повезло: подсечка была в конце ролика. Ну, вот, наконец.
...Точно схваченный рамкой кадра от копыт коня до шишака буденовки,
мчался почти былинный витязь...
Виктора всегда восхищало умение настоящего оператора держать кадр.
Вот и сейчас: черт-те что, три движения - движение всадника, движение
стрелы крана, с которого снимал оператор, вслед за всадником, движение
камеры - скоординированы почти компьютерно, потому что на экране была
эффектная и совершенная в своей композиционной законченности картинка. И,
конечно, дьявольский профессионализм: камера была остановлена в тот
момент, когда стало ясно, что лошадь не пошла на кульбит.
Вот и съемка со второй камеры. И сразу ясно, что снимал ассистент: и
витязь уже не витязь, а так, понарошечку верхом, и конь не то что борзой,
а просто выбракованная лошадь. Естественно, и понял ассистент, что надо
выключать камеру только тогда, когда лошадь воткнулась головой в землю и
на шатающихся ногах поднялся конюх-витязь.
Ничего интересного не увидел Виктор, отнес в монтажную коробку и
сказал:
- Спасибо, Клавочка. - И вдруг вспомнил: - А комбинаторский рапид
есть?
- У комбинаторов, где же ему быть. - Не любила Клава комбинаторов,
что выразила интонацией.
В цехе комбинированных съемок шло секретное (у этих волшебников
экрана все секретно) совещание, о чем предупреждала бумажка, пришпиленная
к двери. Зная цену копеечным этим тайнам, Виктор без колебаний открыл
дверь. Дамочка, как бы страж, сидевшая у двери, зашипела на него, но он не
обратил на нее ни малейшего внимания, вошел в комнату и, сделав губы
трубочкой, негромко свистнул. Высокое собрание обернулось на свист, и
тогда он пальчиком поманил к себе комбинатора своей картины.
- Что ж вы так? - сделал выговор комбинатор Виктору, после того, как
они оказались за дверью.
- Так надо, - успокоил его Виктор. - Материал той съемки лаборатория
вам выдала?
- Только что принесли. Я даже его еще не видел.
- Мне он нужен, шеф. На полчаса. Посмотрю и принесу обратно. Слово.
- Не имею права, - зафордыбачил комбинатор.
- С меня пол-литра, - вкрадчиво пообещал Виктор.
- Что с вами поделаешь, - про пол-литра комбинатор вроде бы не
услышал, но почему-то вмиг перешел на дружеский тон: - Надо поискать этот
ролик.
- Клавочка, еще раз зальчик на десять минут, а? - весело попросил
монтажера Виктор.
- О, господи! - только и сказала Клава, выключая стол.
Для пробуждения в ней желания совершить необходимое ему действие,
Виктор прихватил Клаву за мягкую талию и слегка приподнял со стула.
- А еще солидный человек, известный сценарист, - укорила она его и
рассмеялась.
Будто бы в большой воде скакал маленький всадник. Рапид, съемка на
шестьдесят кадриков в секунду вместо стандартной для адекватного
воспроизводства движения в проекторе на двадцать четыре.
Снимали с партикабля, находившегося метрах в пятидесяти от основного
места действия, и поэтому на экране были и поле, и кустарник опушки. Общий
план.
...Лениво, как во сне, поднимались вверх огненные взрывы, парил, как
бабочка, конь, в галопе отрывая от земли все четыре копыта...
Вот она, ошибка мальчишечки-витязя: он опоздал, зацепленная шнуром
конская нога уже пошла на землю, и только тогда он подсек. Лошадь не
кувырнулась, она споткнулась и, ударившись лбом о твердый грунт, сломала
шею.
...Дважды в предсмертной агонии нелепо сводила все четыре своих ноги
лошадь, вставал, как бы не торопясь вырастая, мальчишечка...
И тут камера сбилась. Видимо, комбинатор, отрываясь от окулярной
дырки, сдвинул ее, и она ушла от мертвого коня и растерянно-испуганного
мальчишечки. В кадре оказались край поля и жидкий подлесок, сквозь который
довольно явственно просматривалось темно-серое тело легкового автомобиля.
А к автомобилю, спинами к нему, зрителю, плыли сквозь кусты двое:
богатырь в кожаной черной свободной, какая положена процветающему деляге,
куртке и лох-интеллигент в светлом, тоже недешевом костюмчике тропикал.
Лох рукой погладил себя по голове, женственно поправляя прическу, и что-то
знакомое Виктору было в этом движении. Двое не дошли до автомобиля: съемка
прекратилась.
Серый автомобиль - "Ауди" цвета мокрого асфальта? Нет, этот
автомобиль - светлее. Богатырь в кожанке - председатель Удоев? Нет,
председатель повыше. Лох, лох! Где он видел этого лоха?
В монтажной, сев за второй стол со старомодным ручным прокручиванием,
догнал пленку до кадра, где двое были видны наиболее ярко. Остановил кадр
и долго изучал картинку через лупу. Ни черта. В статике даже лох перестал
казаться знакомым.
Благодарно поцеловав Клавочку в затылок, Виктор направился в группу,
где заместитель директора по документации в одиночестве копалась в
бумажках.
- Танечка, разрешишь договор с трюкачами посмотреть? - спросил
Виктор.
- Трудовое соглашение, - поправила Танечка. - Да бога ради!
Договор был один на всех, и подписывал его только руководитель.
Занимательно все получалось: представлял конную контору гражданин, который
в ней не работал. Видимо, был с липовой бумажонкой Семен Афанасьевич под
соответствующей органам, в которых он трудился много лет, фамилией
Голубев. А где же домашний адресок? Туточки, туточки... Несвижский
переулок... Ага, это от сада Мандельштама к улице Толстого. Башенки такие
милые для начальства. В порядке был полковник Голубев, раз такую квартиру
получил. Квартиру номер двадцать семь. Виктор переписал адресок на
бумажку, закрыл папку и поблагодарил Танечку:
- По гроб жизни обязан, золотце мое!
Ехать было недалеко: по Бережковской набережной через Бородинский
мост на Садовое, с Садового на Комсомольский, у Николы в Хамовниках
направо и сразу налево. Вуаля, Несвижский.
Ухоженные липы росли у милой башенки. И обработанные клумбы цвели и
пахли. Добросовестно здесь трудились дворники. В вестибюле, заросшем
буйным, почти тропическим вьюнком, он строго сказал привратнице:
- К Голубевым.
В лифте, чистом и без неприличных надписей на стенках, поднялся на
шестой этаж. Спокойное освещение площадки, непотревоженная ничем и никем
теплая окраска стен, элегантно обитые двери с опрятным ковриком перед
каждой. Комфортно, комфортно жить в таком доме. Хоть полковником
госбезопасности становись. Виктор ткнул палец в пупку звонка.
Дверь открыла моложавая дама.
- Здравствуйте, - сказал Виктор. - Я бы хотел повидать Семена
Афанасьевича.
Дама ненавязчиво осмотрела его, удовлетворилась, видимо, осмотром,
раз пригласила:
- Проходите, прошу вас.
В этом доме не боялись, что нежданно-негаданно могут явиться
квартирные воры. Виктор с дамой миновали прихожую и оказались в уютном
холле. Дама плавным движением руки указала на кресло и опять попросила:
- Прошу вас, садитесь.
Большую аристократку изображала из себя офицерша. Виктор тяжело
плюхнулся в кресло, потер ладонями портки на коленях и сяво заканючил:
- Мне бы Семена Афанасьевича...
Аристократки во все века снисходительно относились к маленьким
бестактностям непосвященных. Дама тихо улыбнулась, уселась в кресло
напротив и поведала:
- А Семен Афанасьевич в командировке.
- Как в командировке? - шибко удивился Виктор. - Он только на днях из
нее вернулся.
- И уже в другой, - мягко посочувствовала ему дама.
- И где? - Виктор сказал это так, чтобы нельзя было понять, союз "и"
он произнес или плебейское "игде".
- Уже много-много лет Сергей Афанасьевич не докладывает мне о целях и
пунктах назначения своих поездок, - намекая на важность и сугубую
секретность этих поездок, печально и с тайной гордостью сообщила она.
- Как же так? Жена вы ему или не жена?
- Жена, жена, молодой человек. Простите, а не могу ли я узнать, кто
вы такой?
- Ассистент режиссера по реквизиту, - неожиданно для самого себя
соврал Виктор.
- О, как интересно! Кинематографист! И чем вы занимаетесь?
- Реквизитом, - коротко объяснил он. Дама поняла, что надо переходить
к делу:
- Сожалею, что так получилось. А я ничем не могу вам помочь?
- Разве только подпись вашего мужа подделаете. Он должен тут одну
бумажку подписать. По прошедшей командировке.
- А что за бумажка, если не секрет?
- Седла, пришедшие в негодность, списываем, - заврался, совсем
заврался сценарист.
- Нет, не подпишу! - засмеялась дама. - Тюрьмы боюсь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.