read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



черно-буром небе показался красный край Карлика. Когда его отвесные лучи
пронизали атмосферу, она вспыхнула, как бы озаренная бенгальскими огнями.
Кое-где кровавые волны пересекались прозрачными полосами; диск планеты до
самого горизонта засверкал багрянцем, переходящим в розовый оттенок. Это
зрелище не исчезало до тех пор, пока Красный Карлик не поднялся, а бегущая
ему навстречу "Гея" не оказалась над дневным полушарием планеты.
В двенадцать часов "Гея" легла в дрейф над указанным Аметой местом и
выслала разведывательную группу тектоников и планетохимиков. Внизу,
затянутые полосами редкого тумана, неясно вырисовывались извилистые горные
системы. Над ними возвышалась вершина, напоминавшая гигантский лунный кратер
диаметром в четыреста километров. На северо-востоке в стене кратера было
отверстие, словно много веков назад здесь ударил гигантский молот, вдребезги
разбил скалы и разбросал далеко по пустыне камни, которые длинными белесыми
полосами разбежались во все стороны. Вся эта местность с большой высоты
казалась морской звездой, приплюснутой к поверхности шара.
Когда ракеты скрылись из глаз, мы взялись за бинокли. В поле зрения, по
которому все время проплывали красноватые облака, появились серебристые
искры, приближавшиеся к планете. Первая ракета нацелила на пустынную равнину
атомные лучи, которые оставляли за собой раскаленную розовую полосу.
Расплавленный песок превратился в стекловидную массу, своеобразную
естественную дорожку, на которой могли приземлиться следующие ракеты.
Исследователи должны были взять образцы скальных пород и определить места,
где минералы отличаются максимальным содержанием тяжелых элементов. Через
три часа они вызвали по радио с аэродромов "Геи" грузовые ракеты с
экскаваторами, дробилками и погрузчиками. Разведывательная группа уже могла
вернуться на корабль, но продолжала дальнейшие исследования. После полудня
ученые обратились к астронавигаторам с просьбой выслать в их распоряжение
гусеничные тракторы. Пользуясь случаем, я присоединился к экипажу ракеты,
которая везла на планету машины.
Эта ракета, значительно более тяжелая, чем пассажирские, которыми
пользовались разведчики, не могла приземлиться на дорожке из искусственной
стекловидной массы. Пилот Уль Вефа резко затормозил над песчаными холмами,
но ракета не успела потерять скорость и врезалась в них с такой силой, что
несколько десятков секунд из-под носа ракеты поднимались лохматые песчаные
волны. Едва прекратился гром торможения, как наступившую тишину заполнил шум
вихря. За окнами пролетали красные облака.
Мы находились в самой нижней точке чашевидной впадины, окруженной со
всех сторон амфитеатром скал. Ракеты-разведчики стояли в километре от нас;
вихри песка засыпали их со всех сторон - вокруг ракет уже возвышались
полукруглые песчаные сугробы. Гусеничные тракторы по сходням были спущены
вниз. Вместе с другими астронавтами я влез на один из них, и мы двинулись к
основной площадке.
Я надеялся, что чужие горы хоть немного похожи на пейзажи родной Земли,
столь памятные с юности: вершины скал, великое молчание, рождающее чувство
бесконечности, - не той черной, необъятной бесконечности, которая таилась за
тонкой оболочкой атмосферы, а светлой, голубой, земной. Но с машины, которая
содрогалась от рывков мотора и подпрыгивала на выбоинах, передо Мной
открывалось неровное, серое, словно засыпанное пеплом, слившееся с небом
пространство... Позади нас в клубах пыли мутно тлел Красный Карлик. Машина,
задыхаясь и хрипя от усилий, взобралась на широкую стекловидную полосу,
созданную ракетами, перебралась через нее, размалывая ее гусеницами, и
свалилась по другую сторону в летучий серовато-белый песок. С вершин
окрестных холмов слетали песчаные смерчи. Наконец гусеничный трактор
остановился около ракеты-базы. Мы спрыгнули. Пыль была выше колен; низовой
ветер поднимал ее и загонял во все поры скафандров. До ракеты надо было
пройти меньше ста метров, но я облился потом, пока преодолел это расстояние.
Ракета стояла на голом обломке скалы, возвышавшемся, как остров, среди
подвижных песков. Вокруг простиралась пустыня. В просторной кабине ракеты
десять астронавтов склонились над столом, покрытым картами, фотоснимками и
осколками минералов, и что-то обсуждали. Оказывается, моих товарищей
заинтересовали очертания горных массивов, и они собирались провести пробное
зондирование почвы. Мы направились к ожидавшим нас гусеничным машинам.
Я взобрался на башню. Машина тронулась с места, вздымая гейзеры песка.
Она двигалась медленно, переваливаясь и по временам увязая до половины
бортов. Это колыхание и песчаные волны создавали впечатление, будто мы
движемся по морю.
На западе возвышались обрывистые горные хребты, пересеченные ущельями,
вглубь которых проникали языки наносов. Эта картина естественной эрозии
сменялась неописуемым хаосом. Разрушенные склоны отваливались гигантскими
ломтями; в обнажениях виднелись огромные грушевидные валуны, словно в
разломы впился расплавленный камень и застыл там. Вертикальные обрывы были
оплавлены и сияли фиолетовым светом. Весь массив горной цепи спадал тремя
огромными уступами до самого дна равнины, вновь поднимаясь у рыжей черты
горизонта.
Наши машины все чаще сворачивали в сторону, чтобы обойти полузасыпанные
песком базальтовые обломки; наконец мы остановились у площадки, сплошь
усыпанной каменными глыбами, которые не смогли преодолеть на машинах. Дальше
мы шли или, вернее, пробирались пешком. Я присоединился к ученым, но их
однообразная работа - зондирование скал ультразвуковыми аппаратами,
исследование рентгеновскими лучами горных пород, взятие проб - продвигалась
так медленно, что я вернулся к машине. Сидя в теплой кабине, я беседовал с
Уль Вефой, пока не заговорило радио: это метеотехники "Геи" предупреждали
нас о приближении песчаной бури. Надо было собрать изыскателей, которые
разбрелись далеко по всей площадке. Вскоре мы вернулись к базовой ракете.
Красное солнце заходило. Облака над нами как бы уплотнились, небо
приобрело однообразно-ржавую окраску, напоминавшую коптящее пламя лампы, на
которое смотришь сквозь грязное стекло. Кровавый, негреющий диск Красного
Карлика висел в расселине между черными вершинами и тучами. Все вокруг
тонуло в красноватой, сгущавшейся мгле; пурпурные тона переходили в
багрово-фиолетовые. Тяжело качающиеся машины с людьми напоминали чудовищ,
вышедших из морских глубин. Багряный диск коснулся горизонта, и в нем
возникло углубление, словно раскаленный шар расплавил скалы. Карлик скрылся;
над вершинами гор продолжали сверкать его протуберанцы, похожие на медленно
сплетающихся красных змей; наконец исчезли и они. Наступил абсолютный мрак.
Казалось, мы зажмурили глаза. Вдали послышался нарастающий вой: это шла
ночь, а вместе с ней песчаная буря. Мы укрылись в ракете.
Долго я прислушивался к спору ученых; они предполагали, что расселину в
горной цепи пробил большой метеорит, двигавшийся по траектории, почти
параллельной поверхности планеты.
За ночь я дважды просыпался, видел товарищей, склонившихся над картами,
и вновь засыпал. Кажется, они так и не сомкнули глаз до рассвета. Утром
температура воздуха опустилась до минус восьмидесяти семи градусов. Все
ракеты были доверху засыпаны песком; их откопали лишь вызванные по радио
автоматы. Грузовые ракеты продолжали перевозить на "Гею" измельченный
базальт, а изыскатели вновь направились на площадку, к месту космического
катаклизма.
Я остался один и сквозь стеклянную перегородку смотрел, как в другой,
меньшей кабине два координатора руководили работами изыскателей. На больших
экранах была изображена окружающая местность. Там, где находились люди, на
экране светились лампочки. Десятки этих светлых точек медленно ползали,
останавливались, двигались назад: люди взбирались на недоступные скалы и
спускались в глубокие ущелья. Вдруг я заметил, что все светящиеся точки
начали двигаться в одном направлении; они образовали мелькающее кольцо,
потом собрались вместе и начали шевелиться, как рой светлячков. Оба
координатора оживились; находившийся в кабине, кроме них, планетолог Борель
поминутно вглядывался то в один, то в другой экран, говорил с
координаторами, потом подошел к аппарату прямой связи с "Геей". Координаторы
встали и наклонились над экранами. На их лицах отразилось такое возбуждение,
что я хотел войти в кабину; но на боковом пульте загорелись три лампочки,
две зеленые и одна белая, означающие, что с "Геи" прибывает пассажирская
ракета (грузовые, двигавшиеся беспрерывно, были выключены из сети
сигнализации). Минут через десять я встретил прилетевшего астронавигатора
Тер-Акониана. Он спросил, что открыли ученые и почему так волновались
координаторы.
- Сейчас они будут здесь, - сказал Борель Тер-Акониану, - и мы все
узнаем из первых рук.
Послышался отдаленный прерывистый гул моторов, работающих на высоких
оборотах; он приближался, потом прервался громким вздохом, и через минуту в
кабину вошли люди в запыленных, грязных скафандрах, неся большой
металлический ящик, который они поставили на стол. От усталости они едва
держались на ногах. Отбросив назад шлемы, астронавты садились или, вернее,
падали в кресла.
Слово взял один из тектоников. Оказалось, что они совершенно случайно
совершили важное открытие. Гусеничная машина внезапно провалилась под почву;
расширив отверстие, разведчики увидели что-то похожее на подземную галерею,
круто спускавшуюся вниз.
- А эта галерея естественного происхождения? - спросил Тер-Акониан,
- Мы не вполне уверены в этом, - ответил тектоник. Он провел перчаткой
по лицу и оставил на нем темную полосу. Подойдя к столу, на котором лежал
принесенный ящик, он сказал:
- Мы отрыли часть галереи, но работа продвигается медленно, так как мы
не хотим применять сильно действующие средства. Галерея ведет дальше... В
ней, приблизительно в ста пятидесяти метрах под землей, мы нашли вот это...
Он откинул металлическую крышку. На мягкой подстилке лежала темная,
пористая, как бы запекшаяся бесформенная масса величиной с человеческую
голову.
- Органическая материя? - спросил в наступившей тишине Тер-Акониан.
- Следы ее, - ответил тектоник. - Небольшое количество углерода.
Изотопный анализ дает возможность определить возраст этой массы в пределах
тысячи двухсот - тысячи четырехсот лет. Структура в основном бесформенная,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.