read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Прежде чем мы сели за стол, Клервиль увлекла меня в уютный уголок,
увешанный зеркалами мы легли на широкую кушетку, подложив под себя
бархатные, подушки мягкий свет свечей, казалось, призывал к любви, неге и
сладострастию.
- Не правда ли, мой ангел, - начала она, целуя мои груди и облизывая
соски, - что такие женщины, как мы, должны знакомиться, лаская друг друга.
С этими словами она подняла подол моего платья, глубоко проникла языком
мне в рот, а рука распутницы властно легла на самое сокровенное место.
- Вот где таятся все удовольствия, - шептала она, - вот в этом
гнездышке из роз. Хочешь, я разбужу его, моя сладкая? Ох, Жюльетта, я доведу
тебя до экстаза, если ты позволишь мне разжечь этот сладостный костер. Ах
ты, распутница, я чувствую ответ в твоем маленьком ротике, твой язычок
охотится за моим и приглашает его в страну сладострастия. Ласкай меня и
давай умрем в страстных объятиях!
- Может быть, нам раздеться, - предложила я, - праздник похоти требует
наготы, кроме того, я не имею ни малейшего представления о вашем теле, а я
хочу увидеть все, все... Давайте избавимся скорее от этих идиотских одежд, я
хочу слышать, как бьется ваше сердце, хочу видеть, как ваша грудь вздымается
от волнения, и убедиться, что это я вызвала его.
- Замечательная мысль. Она говорит о твоих вкусах, Жюльетта, и они мне
уже нравятся.
Мы быстро обнажились и несколько долгих минут молча любовались друг
другом. Прелести, которыми одарила меня Природа, привели Клервиль в сильное
возбуждение, а я пожирала глазами ее красоту. На всем белом свете не найти
такой безупречной фигуры, такого роскошного зада... А какие ягодицы! Боже ты
мой! Я видела перед собой зад Афродиты, которой поклонялись древние греки, и
самый сладостный на свете, самый благоуханный треугольник, и я долго и
самозабвенно целовала эти волшебные места моя новая подруга вначале
милостиво позволяла мне делать с ней все, что я хотела, затем вернула
стократно мои ласки.
- А теперь ни о чем не думай и положись на меня, - сказала она,
укладывая меня на спину и широко раздвигая мне ноги, - сейчас ты увидишь,
как я ласкаю женщин.
Одним пальцем она начала массировать мне клитор, другим - задний
проход, а ее язык, оказавшись в самых недрах моей куночки, жадно слизывал
нектар - плод ее безумных ласк. Признаться, меня никогда прежде не ласкали с
таким искусством три раза подряд я кончила ей в рот с таким остервенением,
что испугалась, как бы не сойти с ума. Между тем Клервиль, ненасытная в
своей жажде пить и пить мою плоть и готовая сделать четвертый заход,
искусно, со знанием дела, сменила позу: теперь она погрузила один палец в
мою вагину, другим, частыми нежными движениями, растирала хоботок, а ее
умелый, ее восхитительный, ее набухший язычок проник в заднюю норку...
- О какое чудо! Какое блаженство! - поминутно вскрикивала я. - Ах,
Клервиль, вы моя погибель...
И ловкость этого несравненного создания вытолкнула из самых недр моего
существа новую порцию горячей влаги.
- Ну и как? - спросила она, когда я обрела способность соображать. -
Что ты скажешь: могу я приласкать женщину? Да, я женщин обожаю, и нет ничего
удивительного в том, что у меня есть талант доставлять им удовольствие. А
чего еще ты ожидала? Я - извращенная особа, солнышко мое. Так разве я
виновата в том, что Природа подарила мне вкусы, отличные от обычных? Нет
ничего более несправедливого, нежели закон, который разрешает совокупление
только мужчины с женщиной, ведь женщины', в большей мере, чем мужчины,
способны удовлетворять друг друга. Мы можем обходиться без противоположного
пола, который дает нам лишь нечто, отдаленно напоминающее наслаждение.
- Что я слышу, Клервиль! Выходит, вас не привлекают мужчины?
- Я пользуюсь ими постольку-поскольку, в той мере, в какой допускает
мой темперамент, но тем не менее глубоко презираю их я даже не против того,
чтобы стереть с лица земли самого последнего из этой породы, сам вид которой
всегда вызывает у меня раздражение.
- Невероятно! Какая гордыня!
- Так я устроена, ангел мой, и эта гордыня делает меня откровенной я
всегда говорю то, что думаю, это и облегчило наше знакомство.
- В ваших словах я слышу жестокость, и если бы они претворились в
дела...
- Ты говоришь "если"? Но такое случается очень часто. У меня
действительно жестокое сердце, я далека от мысли, что чувствительность
предпочтительнее бесстрастия, которым я наслаждаюсь и которым счастлива. Ах,
Жюльетта, - продолжала она, набросив на себя одежду, потому что еще не
остыла от моих ласк, - мне кажется, ты живешь иллюзиями, что касается
добросердечия, сочувствия, чувствительности - этих опасных чувств, коими так
гордится чернь.
Чувствительность, милая моя, - это источник всех добродетелей, равно
как и всех пороков. Именно чувствительность привела Картуша {Легендарный
парижский разбойник XVIII века.} на эшафот, и она же стала причиной того,
что имя Тита {Сын Веспасиана, римский император. Захватил и разрушил
Иерусалим в 69 г. н. э.} было вписано золотыми буквами в книгу истории
человеческой. Благодаря чувствительности мы испытываем радость от дурных
поступков человек, лишенный чувствительности, напоминает инертную массу, не
способную ни к добру, ни к злу, и из всех человеческих свойств обладающую
лишь внешней формой. Но чувствительность чувствительности рознь: все зависит
от устройства наших органов, от степени утонченности наших чувств и больше
всего от нашей нервной организации, в которой заложены все человеческие
чувства. Чувствительность мы получаем от матери-Природы, а воспитание
придает ей форму, окончательный вид, формируя одновременно наши вкусы и
наклонности. Однако в какой-то момент в наших нервных флюидах происходит
вспышка озарения, вызванная нашествием внешних импульсов, это явление
называется эффектом страстей, и с этого момента оно и будет определять нашу
склонность к добру или злу. Если вспышка слабая, скажем, по причине
плотности наших органов, смягчающих удар и воздействие импульсов на нервные
флюиды, или по причине вялости мозга, который передает эффект этого
действия, а может быть, из-за того, что флюиды движутся слишком медленно,
тогда наша чувствительность будет толкать нас к добродетели. Если же,
напротив, внешние импульсы сильно воздействуют на наши органы, если
мгновенно пронизывают их и приводят в быстрое движение частички нервного
флюида, вот тогда мы склоняемся к пороку. А если действие внешних сил еще
мощнее, нас влечет к преступлению и, в конце концов, к чудовищной
жестокости, когда этот эффект достигает максимальной интенсивности. Но мы
знаем, что в любом случае чувствительность - это просто механизм, который
приводит в действие наши наклонности к добру или злу, иными словами, за все,
что мы делаем, несет ответственность наша чувствительность. Когда мы
обнаруживаем в юном существе избыток чувствительности, мы можем с
уверенностью предсказать его будущее и сказать, что в один прекрасный день
он станет преступником, ибо не тип чувствительности, как ошибочно полагают
некоторые, а ее степень определяет склонность к преступлению или
добродетели поэтому человек со слабой чувствительностью предрасположен к
добру, а тот, в котором она бьет через край, напоминает пожар, наверняка
будет творить злые дела, так как они в тысячу раз привлекательнее, нежели
добрые. Следовательно, сильные эмоции тяготеют к злу, следуя общему
принципу, сообразно которому родственные феномены, причем моральные не в
меньшей степени, чем физические, бессознательно тянутся друг к другу и, в
конечном счете, сливаются в одно целое.
Воспитание заключается в том, чтобы притупить чувствительность юной
неопытной души при этом, возможно, утрачиваются некоторые добродетели, зато
искореняется немало пороков, и для правительства, которое сурово наказывает
пороки и никогда не вознаграждает добродетели, бесконечно выгоднее
удерживать подданных от зла, чем поощрять их к добру. Нет ничего опасного,
если человек воздерживается от добродетели, между тем как злые дела могут
иметь пагубные последствия, в особенности когда человек слишком молод, чтобы
уметь скрывать в себе порок, на который вдохновляет его Природа. Скажу
больше: добро - самая бесполезная вещь в мире, от зла удерживает нас не
человеческая мораль, потому что самые великие радости чаще всего приносят
безоглядное зло, и не религия, ибо ничто так не чуждо счастью людей, как
этот шутовской спектакль с Богом в главной роли, но единственно законы
страны, нарушение которых, как бы сладостно это ни было, всегда навлекает на
неопытного человека серьезные неприятности.
Следовательно, нет никакой опасности в том, что юная неопытная душа не
будет тяготеть к добрым делам и, в то же время, не испытает искушения
совершить зло до тех пор, пока не достигнет такого возраста, в котором,
благодаря опыту, осознает всю силу и необходимость лицемерия. В таком случае
всегда можно принять соответствующие меры с тем, чтобы подавить ее
чувствительность, едва лишь станет заметно, что ее слишком сильно влечет
порок. На мой взгляд, апатия, на которую ты обрекаешь человеческую душу,
чревата опасностью, однако опасность эта всегда будет намного меньше, чем
та, что порождается чрезмерной чувствительностью. Случись нашему подопечному
совершить преступление, он сделает это бесстрастно и хладнокровно, так как у
него достанет ума, чтобы спрятать концы в воду и отвести от себя подозрение,
между тем как преступление, совершенное в пылу страсти, почти наверняка
выдаст его автора, прежде чем тот успеет сообразить что к чему. Быть может,
хладнокровное преступление не так приятно и эффектно, зато его труднее
обнаружить, потому что спокойствие и продуманность позволяют организовать
его таким образом, чтобы не опасаться последствий. А злодеяния, совершенные
с открытым забралом, бездумные, импульсивные, скорее приведут виновника на
виселицу. Забота твоя не в том, чтобы твой повзрослевший воспитанник
совершал или не совершал преступления, ибо в сущности зло есть естественное
явление, и его инструментом, часто случайным или невольным, может сделаться
любой смертный, потому что, желает он того или нет, он служит игрушкой в
руках Природы итак, главная твоя забота должна заключаться в том, чтобы
подопечный совершил, коли так случится, наименее опасный для себя проступок,
учитывая законы страны, где он живет однако зачастую бывает так, что малое



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.