read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



переведена на русский язык. Я понял, что нужно сматываться. К счастью, от
соседей поступили обнадеживающие сведения: Ужасная Дама впервые за несколько
лет не появилась с сумками перед дверью моей квартиры, и они беспокоятся, не
случилось ли с ней что-нибудь недоброе. И тогда я решил вернуться в Москву.
Опять-таки забегая вперед, сообщу, что сегодня Эчигельдыев --
президент, премьер-министр, министр культуры, генеральный прокурор,
председатель парламента и Верховный главнокомандующий вооруженными силами
суверенной Кумырской республики. Однако среди государственных забот и
бесконечных встреч на высшем уровне с президентами США, Франции,
Великобритании и т.д. он не забрасывает поэзию и даже написал поэму
"Весенние ручьи суверенитета", где гневно бичует жестокость и подлость
русских людей, которые, прожив бок о бок с кумырами триста лет, только в
середине двадцатого века под давлением мирового сообщества были вынуждены
наконец-то придумать для них письменность... Со временем отношения Москвы и
Семиюртинска наладились, был подписан договор о дружбе и ненападении. Перед
самым моим вылетом на Сицилию Эчигельдыев, будучи в Москве и хлопоча о
поставках в Кумырскую республику истребителей "МиГ-29", заезжал ко мне и
просил по старой дружбе перевести поэму за хорошее вознаграждение. Но я,
несмотря на то, что был, как вы помните, в трудном материальном положении,
прочитав подстрочник, ответил: всего золотого запаса Кумырской республики не
хватит, чтобы выплатить мне гонорар. Он обиделся, обозвал меня русским
фашистом и уехал на своем черном бронированном "линкольне"...


2
Дождливой ночью, нелегально перейдя кумырско-российскую границу с
узелком и пишущей машинкой, я сел на поезд, шедший в Москву, и среди прочего
газетного, хлама купил у проводника популярный эротический еженедельник
"Взасос", где обнаружил вдруг фотографию моей Ужасной Дамы и узнал, что она
стала абсолютной победительницей международного конкурса "Дюймовочка":
потрясенное жюри под председательством известного поэта Неонилина присудило
ей первое место, а менеджер знаменитого американского "Monster show"
заключил с ней двухлетний контракт на мировое турне... "И эта тоже
секс-звезда!" -- удивился я.
Столица в самое сердце поразила меня обилием нищих и иномарок. В моей
квартире лежал толстый слой пыли, напоминающей тополиный пух. Стоявшая в
кухонном шкафу непочатая бутылка "амораловки", из тех двух, что мне прислал
когда-то Арнольд, походила на древний сосуд из погреба. Я бросил свои
скудные пожитки и первым делом заспешил в Дом литераторов, как блудный
сынишка, припасть к милосердным коленам родной словесности... Однако в
ресторане сидели какие-то мордатые ребята в красных кашемировых пиджаках и
радужных спортивных костюмах. К литературе они имели такое же отношение, как
саперная лопатка к демократии. На вокзале я поменял всю имевшуюся у меня
кумырскую валюту -- эчигелы -- на рубли, денег хватило как раз на чашечку
кофе с бутербродом. Наливая мне кофе, сильно постаревшая буфетчица долго
вглядывалась в мое лицо, наконец вспомнила меня и заплакала: оказывается,
она не видела живого писателя уже несколько месяцев...
Чтоб раздобыть хоть немного денег, я пошел в правление. В приемной
ничего не изменилось. Строгая Мария Павловна поначалу тоже меня не узнала,
потом, узнав, долго не хотела допускать к начальнику, ссылаясь на его крутой
нрав и нелюбовь к посетителям, но в конце концов сжалилась и по старой
памяти пустила в кабинет, как только оттуда вышел поэт Шерстяной: на его
лице была все та же гримаса человека, безвинно погибающего на колу.
В горынинском кабинете за знаменитым столом-"саркофагом" сидел обходчик
Гера, одетый в умопомрачительно дорогой костюм. На стене висела большая
фотография: на башне танка стоит президент Ельцин, а чуть ниже, преданно
поддерживая его за ноги, -- сам Гера и идеолог Журавленке.
-- Что вам угодно? -- спросил он, глядя мне в лоб. ' Я представился,
что не возымело никакого действия, и вкратце обрисовал свою безрадостную
финансовую ситуацию, тонко намекая на его собственный жизненный опыт,
позволяющий понять, как глубоко страдает человек в минуты абсолютного
безденежья. Гера посмотрел на меня с недоумением энтомолога, поймавшего
восьминогого таракана. Потом молча достал из стола какие-то бумаги и стал
неторопливо листать.
-- В списках споспешествовавших одолению тоталитаризма на баррикадах
Белого дома не значитесь! -- наконец молвил он. -- Вспомоществования оказать
не можем.
-- Как же не споспешествовал! -- взмолился я. -- А скандал в прямом
эфире?
-- Какой скандал?
-- Ну как же? С него же все и началось! Вспомните: Виктор Акашин. Роман
"В чашу"!
-- Действительно, что-то такое было... -- кивнул он. -- Но ежели,
милостивый государь, мы станем мирволить каждому, кто скандалил в прямом
эфире, нам на два дня денег не хватит! Ничем не могу помочь, -- сказав это,
он икнул, дотянулся до холодильника и достал покрытую инеем банку пива
"Туборг".
-- А где Маяковский? -- растерянно спросил я.
-- Какой такой Маяковский?
-- Там в холодильнике раньше голова была...
-- Да, наличествовал... Теперь нет. На коктейли пустили...
В это время зазвонила "вертушка", у которой теперь на диске был не
серпасто-снопастый герб, а двуглавый орел.
-- Внимаю! -- сказал Гера, сняв трубку. -- Покорнейше благодарю...
Сочувствую... Лучше из пушек... Конечно, поддержим! Всенепременно! Нет,
треволнения те же: шляется разная бездарь -- христарадничает...
Я выскочил из кабинета как ошпаренный и столкнулся с большой делегацией
писателей во главе с Перелыгиным, державшим в руках страницу машинописного
текста, как я потом понял, это было знаменитое письмо "Раздавить гадину!", в
котором литераторы, ссылаясь на вековые гуманистические традиции российской
словесности, требовали от президента во имя укрепления демократии разбомбить
к чертовой матери парламент, а самых строптивых парламентариев развешать на
фонарях вдоль Москвы-реки...
-- Ну что? -- спросила Мария Павловна.
Я только пожал плечами. Она задумалась и посоветовала мне зайти к
Гериному заместителю, занимающемуся распределением гуманитарной помощи. Я
заглянул в соседний кабинет и обнаружил там Свиридонова-старшего. Он
встретил меня с ледяным радушием опытного бюрократа, а потом долго и
безрезультатно нажимал клавиши компьютера, затем для верности листал свои
гроссбухи и наконец открыл толстенную учетную книгу с надписью "Писатели,
пропавшие без вести". Там-то он все-таки обнаружил мою фамилию. "А мы вас
чуть в покойники не записали!" -- без тени улыбки пошутил он и протянул
талончик с гербовой печатью.
Место распределения гуманитарной помощи располагалось в просторном
подвале за железной дверью, на которой висела табличка на двух языках --
английском и русском:
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР ГУМАНИТАРНОГО ПРИЗРЕНИЯ ПИСАТЕЛЕЙ
INTERNATIONAL CENTER OF HUMANITARIAN HELP FOR WRITERS
Раздавала гостинцы свиридоновская дочка, заметно повзрослевшая, но от
подростковых прыщей так и не избавившаяся. За несколько лет моего отсутствия
гуманитарной помощи набрался целый мешок: в основном это были просроченные
консервы и галеты из запасов Пентагона с красочными наклейками: "FOR HEROES
OF STORM IN DESERT"1 и хлопчатобумажная майка с эмблемой Армии спасения...
Этим я и жил первое время.
Через несколько дней в поисках заработка я попытался выйти на тех, кто
некогда заказывал мне пионерские приветствия, но в бывшем Дворце пионеров
располагался валютный бар со стриптизом и рулеткой, а приветствие бойскаутов
очередному съезду партии "Демократическая Россия" писали совсем другие люди
-- молодые и нахальные. Об истории фабрик и заводов даже говорить не
приходилось: там рабочие месяцами не получали зарплату, а мой любимый шинный
завод уже стал собственностью некоего Гогаладзе, получившего это предприятие
вместе с его славным прошлым в обмен на вагон мелких, как фасоль, грузинских
мандаринов.
На всякий случай я позвонил Одуеву. Но он рассказал мне, что Настя
сбежала от него к какому-то итальянскому коммивояжеру и ему самому, чтобы
прокормить двоих ребятишек, приходится писать всякую гадость, поэтому
поддержать меня материально он никак не сможет, а в данную минуту очень
торопится: нужно забрать младшенького из яслей...
Тогда, одолев собственную гордость, я решил заявиться в министерство к
Жгутовичу, в знак нашей старинной дружбы преподнести ему в дар некогда
выигранную у него "Масонскую энциклопедию" и попросить взаймы. Но оказалось,
он уже не министр, а посол на Мальте и в Москве его нет. Оставалось одно --
продать энциклопедию за хорошие деньги, но неожиданно выяснилось, что с тех
пор она несколько раз переиздавалась и теперь пылилась в каждом газетном
киоске. И тут, подобрав брошенный в урну номер "Литежа", я узнал, что
возглавляет его теперь мой старый бодливый друг Закусонский. Я сел в автобус
и, по пути в редакцию листая еженедельник, наткнулся на стихотворение
неувядаемой Ольги Эммануэлевны Кипятковой "Насельникам Белого дома":
Предателям народовластья, Красно-коричневым скотам, Я гневно говорю:
вылазьте Из дома Белого! А там...
Редакция "Литежа" располагалась все в том же здании на Сухаревке, но
была теперь сильно потеснена какими-то конторами, офисами, турагентствами, а
в конференц-зале обосновалась выставка-продажа сантехники. Как я понял, весь
штат еженедельника теперь умещался в кабинете главного редактора, приемной и
двух прилегающих к ним комнатках. Я даже заготовил забавную эпиграммушечку
про пользу тесноты, но к Закусонскому меня даже не пустили, сказав, что идет
редколлегия. Когда секретарша вносила в кабинет поднос, уставленный чашками



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.