read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



друзей, за которых можно без колебаний поручиться.

Улица встречает меня ярким солнцем. Впервые за эти два дня оно вдруг
появилось на сером, тяжелом небе. Да и небо уже другое, оно нестерпимо
голубое, без единого облачка. А далеко внизу, за домами и деревьями, я
вижу полоску моря, синего-синего, неправдоподобно синего, словно кто-то
провел кистью по краешку неба, чтобы еще больше отделить его от земли.
Я задумчиво иду вниз по крутой улице. Все кругом меня стало вдруг весело и
ярко. Веселится грязная улица, ослепительно блестят стеклами окон и витрин
только что понурые, угрюмые дома. И люди вокруг словно повеселели и
приободрились, и больше, кажется, стало улыбок вокруг. И а самом деде,
шагается легче и хочется улыбаться, подставляя лицо совсем теплым
солнечным лучам.
Но если разобраться, то мне особенно нечему улыбаться. Никаких новых
связей Лехи я не установил. Кроме, правда, какого-то Славки, непутевого
Славки, который, однако, явно не имеет отношения к делу. Ну, еще я узнал,
что Семанский, оказывается, уволил Леху и тот, конечно, затаил на него
злость. Но за это не убивают. Кто же дал Лехе и Чуме приказ убить
Семанского? Ведь такой приказ кто-то дал. Кто? Неизвестно. И за что его
убили, тоже, между прочим, неизвестно. Не поделили вещи с кражи? Я все
больше начинаю сомневаться в этом. Вообще кража странным образом "не
вписывается" в дело, в отношения людей. И по-прежнему остается неизвестным
этот проклятый Лев Игнатьевич. Приказ-то, скорей всего, дал он. Кто же он
такой, откуда взялся? Все-таки, скорей всего, он москвич, поэтому здесь
никто его не знает. Никто? Ну, это мы еще поглядим. А что еще рассказали
мне эти женщины? Лида говорила про махинации Семанского. Какая-то пряжа
приходит из Москвы и куда-то уходит. Это уже по части Окаемова. И он этим
интересовался. Не очень-то, правда, умело и очень грубо. А вот по моей
частя ничего нового нет. И надежда пока только на Хромого. Важный, между
прочим, намек он бросил.
Однако я все кружусь что-то вокруг Лехи, которого уже нет. А вот о Чуме,
который есть и которого надо уличать, я пока ничего не узнал. Хотя - стоп!
О нем упомянул Хромой как о своем личном враге. И только. Мало. О Чуме нам
надо знать все, с ним еще предстоит немало повозиться, от него еще
предстоит добиться важных признаний. Через него лежит путь к раскрытию
убийства Семанского и квартирной краже тоже. Но к краже мы, кажется,
сможем скоро подойти и с другой стороны, через тех двоих, к убийству -
только через Чуму. И к таинственному Льву Игнатьевичу тоже. Странные
намеки того типа в кафе ушли куда-то, растворились, я не чувствую больше
того нерва, который, видимо, в какой-то момент задел. Наверное, все это
осталось в Москве, а тут... Да, тут главное сейчас - это связи Чумы,
живого Чумы, а не мертвого Лехи. К кому же это, интересно, они в няньки
нанялись, кого взялись охранять и беречь? Поглядим, что сегодня раздобудет
Хромой. А пока...
Я гляжу на часы. Можно было бы и пообедать. С Давудом мы увидимся только
вечером, у него своих дел по горло. Да и не нужен он мне пока. После обеда
я зайду к матери Чумы, там, кстати, и жена его, и дочка тоже.
Размышляя, я незаметно выхожу на какую-то пустынную площадь и оглядываюсь.
Не видно ни одного кафе, ресторанчика или даже просто столовой. Какие-то
захудалые магазинчики, ларьки. Надо идти дальше, в центр, на набережную, в
курортную зону города.
Я снова шагаю под гору, вниз, жмурясь от солнца, которое бьет мне в глаза.
И вскоре начинаю ощущать запах моря, явственный, особенный запах соли,
водорослей, еще чего-то. И уже через несколько минут я наконец выхожу на
набережную и замираю от восхищения. Шумят, искрятся и играют на солнце
зеленые волны, бегут по ним белоснежные пенные гребешки, бегут от
далекого-предалекого горизонта, где сходятся небо и море. Глаз невозможно
оторвать от этого простора и бесконечной игры света и волн.
Постояв у каменного парапета, я наконец отрываюсь от него и иду по залитой
солнцем набережной. Вскоре натыкаюсь на открытое кафе. Самое обычное
небольшое кафе - десятка два красных пластиковых столиков с дешевенькими
солонками и стаканчиками для салфеток и по четыре белых стула возле
каждого из них на тонких металлических ножках. За дальним столиком сидит
женщина с маленькой девочкой в расстегнутом пальтишке. Едят мороженое.
Видно, у девочки праздник. Интересно, есть ли здесь что-нибудь посолиднее,
чем мороженое?
На одном из столиков я замечаю мятый листок с напечатанным меню и
направляюсь к нему. Гардероб закрыт, и я бросаю свое пальто на соседний
стул. Затем я читаю меню. Да, кое-что есть для голодного человека,
например яичница и какие-то паровые биточки. Принимаю решение заказать и
то и другое. Начинается ожидание. К счастью, мне есть что обдумать. В том
доме, куда я сейчас направляюсь, говорят, идет настоящая война. Мать
Кольки-Чумы воюет со своей невесткой, которая хочет с Колькой разводиться.
Я невестку вполне понимаю, радости от такого мужа, как Чума, прямо скажем,
не много.
Черт возьми, пока тебя тут обслужат, в этом пустом кафе, пока принесут эти
несчастные биточки, можно обдумать не только ситуацию в семье Кольки-Чумы.
Я вспоминаю, как сострил недавно Петя Шухмин, когда его кто-то спросил,
есть ли у него машина. Петя сказал: "Геологи еще ищут тот металл, из
которого она будет сделана". Вот так приблизительно обстоит дело и с этими
биточками. Говядина для них еще пасется где-то на лугу.
Впрочем, не проходит и часу, как я уже полусытый иду снова по набережной и
вскоре, не дойдя самую малость до мастерской хромого Сергея, сворачиваю на
одну из улиц. Дом, где живет семья Чумы, где-то тут, недалеко, на
территории большого санатория. Жена Кольки работает там поваром.
Вот, наконец, начинается и бесконечная решетчатая ограда санатория. Она
сплошь увита диким виноградом, так что даже сейчас, сквозь паутину голых
веток, ничего не видно. Около больших красивых ворот установлена будка для
сторожа. Когда я подхожу, появляется и он сам, не старый, потрепанный
человек в пальто и форменной фуражке с желтым околышком, лицо отекшее
невыспавшееся, глаза опухшие и сердитые.
Я прохожу мимо него, небрежно бросив через плечо:
- Инспекция.
Какая именно, я, пожалуй, затруднился бы сказать, но чутье подсказывает
мне, что это наиболее сейчас простой и безболезненный способ пройти на
территорию. Название нашей фирмы производит порой слишком уж сильное
впечатление и служит поводом для всяких домыслов. Расчет мой верен.
Сторож, очумело глядя на меня, молча берет под козырек.
И вот я уже иду по длинной, обсаженной кипарисами аллее, огибаю огромное
светлое здание санатория, потом еще одно здание, поменьше, с окнами чуть
не во весь этаж, видимо медицинский или какой-нибудь процедурный корпус.
Возле него я встречаю пожилую женщину в белом халате и, следуя ее
указаниям, иду дальше. Наконец где-то в самой глубине красивого парка,
даже сейчас красивого, в это время года, я обнаруживаю длинное двухэтажное
светлое здание, обхожу его и вижу перед собой знакомую ограду, а за ней
довольно оживленную улицу. Нужный мне дом как раз и выходит на нее.
Я отыскиваю четвертый подъезд, поднимаюсь на второй этаж и звоню в
квартиру тридцать один. Звоню раз, другой, пока, наконец, дверь не
открывается, и я вижу перед собой высокую, худую старуху в очках, на
острые плечи накинут темный платок. Взгляд из-за очков колючий и
настороженный. М-да. Беседовать подряд с двумя старушками - это, пожалуй,
многовато. Но ничего не поделаешь, служба...
- Здравствуйте, Ольга Петровна, - говорю я.
- Ну здравствуй, коли пришел, - отвечает старуха, подозрительно оглядывая
меня и вовсе, кажется, не собираясь пригласить войти.
Наконец старуха спрашивает:
- Кто же такой будешь?
- Насчет сына вашего пришел поговорить. Из милиции я.
- А меня не касается, чего там с ним, - уже враждебно отвечает старуха. -
Это пущай он сам за себя отвечает.
- Он сам и ответит. Но только узнать нам его надо получше. Вот и решили с
вами побеседовать. Разрешите?
- Ничего такого о нем не знаю, - сердито отвечает Ольга Петровна,
по-прежнему загораживая дверь. - И говорить со мной не о чем. Больная я.
- Может, он вообще вам не сын? - усмехнувшись, спрашиваю я. - И у нас
ошибочка вышла, не туда я пришел?
- Ну сын. Не откажешься. Это вон жена может отказаться.
- Не зря, наверное, отказывается.
- Ну, там, зря или не зря, это уж наше дело.
- Совершенно верно, - соглашаюсь я. - Это дело семейное. Но все-таки
разобраться нам с вашим Николаем надо по справедливости.
- Жди от вас справедливости, как же.
- Так я вижу, вы и сами ее не хотите.
- Мое дело, чего я хочу.
- Нет, - резко отвечаю я. - Не ваше... Колькино это дело. Вы для него
сейчас хуже чужой, смотрю, а я вроде лучше матери получаюсь. Вас вот
уговариваю.
- Ишь ты, - насмешливо ухмыляется старуха, - какой выискался. "Лучше
матери!" И чего тебе от меня надо, репей?
- Зайти к вам и поговорить.
- Вот ведь пристал, - неприязненно говорит старуха. - Ну, заходи, коли так.
Она отодвигается, и я переступаю порог. В маленькой передней вешаю пальто
и иду вслед за старухой в комнату. Она обставлена куда лучше той, в
которой я был утром. Здесь разместился полированный новый гарнитур,
венгерский, наверное, или румынский, на полках длинного серванта, за
стеклом, стоят хрустальные вазы, красивый чайный сервиз, еще какая-то
посуда. На круглом столе с пестрой салфеткой посередине стоит еще одна
ваза, низкая и широкая. К столу аккуратно придвинуты тяжелые, гнутые
стулья, у стены огромный диван. Под потолком, над столом, висит большая
чешская хрустальная люстра. Да, полный достаток в этом доме, словно и не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.