read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Они берут промышленную взрывчатку и изготавливают оружие, убивающее на
расстоянии. Тритан... - она запнулась, - Тритан говорит, что возможно
изготовление оружия массового, убивающего всех живых в радиусе сто метров...
- Павла... что, приятнее умирать тихо и мирно, во сне?
Она дернулась:
- Не преувеличивайте... У вас мания преследования. Лично мне нравится
город, где по улицам не бродят маньяки; лично мне нравится, что Триглавец
способен дотянуться до любой сволочи. Мне-то что, я законов не нарушала...
Раман не поверил своим ушам:
- И это говорите вы, которую собирались убить вот уже дважды?!
- Но меня же не убили! - голос ее сорвался. -- Они паниковали, они же
просто люди, они слишком хорошо знают, что такое...
Она замолчала, напряженно глядя мимо Рамана расширившимися черными
зрачками. Что-то такое она видела в тот вечер, там, на помятой лужайке; там, где
искореженные кусты и чисто вымытая дорожка произвели на визитера Рамана гнетущее
впечатление. Как будто над ними висел, не даваясь ветру, запах. Очень скверный
запах. Очень страшный.
- Павла, ты теперь и будешь так жить? Под домашним арестом?
- Знаете что, - сказала она деловито, и ему показалось, что сейчас
последует оскорбление. - Знаете что, а не ввести ли вам в спектакль... егеря.
Вроде как образ судьбы... как в старом театре. Чтобы он ходил. И все пусть ждут,
что он вмешается, - а он... так до конца, просто наблюдатель...
У калитки почти бесшумно остановилась машина.
- Тогда спектакль получится про другое, - сказал он удивленно. - То есть не
совсем про другое, но...
- Тритан приехал, - сообщила Павла безо всякого выражения.
Тодин шел, отводя с дороги ветки с зелеными яблоками; Раман подобрался. Со
дна памяти явилось воспоминание о гибком хлысте в опущенной черной руке. И это
притом, что идущий улыбался - приветливо и широко. Искренне. Патологически
естественно, как говаривала старая гримерша о начинающем актере Алерише...
Тоже мне, вершитель судеб. Убийца задолбанный. Лицемер.
- Привет, Павла, привет, Раман, вы, я вижу, уже обо всем переговорили,
может быть, поужинаем вместе? Раман, как?
Кович демонстративно посмотрел на часы:
- У меня в восемь репетиция... Сожалею.
И поднялся; а зачем он, собственно, приезжал? Чтобы выслушать рассказ Павлы
о вспоротых животах и переломанных шеях, чтобы дать себя убедить, что вот, мол,
как плохо жить без Пещеры?!
Зачем ему, одинокому саагу Ковичу, зачем ему так нужен призрак понимания и
поддержки? Разве творцу не пристало быть одиноким?..
Вот для чего он приезжал. Чтобы допустить, наконец, в свое сознание картину
мира, в котором над каждым, и над ним, Ковичем, висит тень егеря, который
запросто дотянется хлыстом до любого. До кого угодно. Хоть до Администратора,
хоть до театрального режиссера.
- Раман, а можно было бы посмотреть репетицию? Не сегодня, конечно, но
Павла очень хочет посмотреть.
Тритан стоял на ступеньках веранды, ветка яблони фамильярно лежала у него
на плече. Надо же: "Павла хочет посмотреть..."
Раман растянул губы:
- Вы знаете, я поклялся ребятам, что до премьеры на репетициях никого не
будет, кроме исполнителей и цехов. Ни живой души; недавно вышел скандал из-за
того, что одна самоуверенная девица пролезла в зал, поглядеть, так, знаете,
пришлось наказать, и очень серьезно...
Он говорил и смотрел на Павлу; Павла избегала его взгляда. Может быть,
оттого, что слишком близко стоял Тритан.
- Значит, нельзя? - уточнил Тритан все с той же широкой улыбкой.
Раман растянул губы шире и покачал головой. Или, мелькнула у него злая
мысль, пригласить господина Тодина по совместительству на роль егеря? Пусть
ходит со знанием дела, со знанием, так сказать, изнутри?
Эта мысль, вероятно, отразилась у него на лице; зеленые глаза Тритана вдруг
посерьезнели:
- Кстати, Раман... Как себя чувствует этот парень, тот, что выбросился из
окна?
"Черт", - подумал Раман, холодея.
Дело было даже не в том, что он не знал, как чувствует себя Валь. Скорее
всего, никак не чувствует. Лежит, парализованный, как бревно, но еще не умер; о
смерти Валя ему бы точно сообщили...
Дело было в том, что Павла напряглась. Вопросительно посмотрела не на
Рамана - на мужа.
- Вы нашли ему замену, Раман?
- Нашел, - отозвался он медленно.
- Признайтесь, Раман, - Тодин осторожно убрал яблочную ветку со своего
плеча, - вы донимали их Пещерой? Мыслями, образами, анализом? У меня были такие
пациенты - самоубийство тут вовсе не редкость, поверьте. Стальные нервы вроде
ваших- исключение, а не правило; не стоит продолжать в том же духе, Раман. А то
придется делать еще не одну замену... не напасетесь исполнителей.
- Какой парень? - спросила, наконец, Павла.
- Несчастный случай, - сказал Раман сквозь зубы. И, дернувшись, снова
посмотрел на часы: - Мне пора.
- Раман, а хотите, я вас отвезу? Тритан по-прежнему стоял на ступеньках
веранды и у него был к Ковичу разговор. Не предназначенный для Павлиных ушей и
потому особенно Раману неприятный.
Впрочем, разве он трус?
- Спасибо, - сказал он с достоинством. - С удовольствием... Я не люблю
опаздывать.
- Режиссер на репетицию не опаздывает, - сообщил Тритан серьезно, -
режиссер задерживается... Павла, я буду через полчаса.
"Быстро же ты рассчитываешь обернуться, - думал Кович, пробираясь назад по
кирпичной тропинке, вымытой так чисто, что челюсти сводило, - Песком они ее
драили? Стиральным порошком? Что же там было такое, если тусклый кирпич отмыт до
такого блеска?!"
-- Раман...
- Я благодарен вам, Тодин, что вы так интересуетесь театром вообще и моими
делами в частности.
Хорошо бы задеть его за живое. Чтобы машина, выкатывающаяся из переулка на
дорогу, хоть раз да хорошенько дернулась.
Впрочем, Раман и сам знал, что здесь его язвительный тон совершенно
бесполезен. Тритан Тодин - вовсе не девочка Лица. Увы.
- Раман, будьте готовы к- тому, что спектакля не будет.
Кович все еще усмехался, но губы его вдруг сделались негнущимися, будто
резина на морозе.
Машина миновала перекресток, потом еще один и, наконец, остановилась перед
красным светофором.
- То есть? - выдавил наконец Раман.
- Его закроют по соображениям общественной морали. Если он будет таким,
каким вы его задумали.
- Откуда вы знаете, каким я его задумал?! Павла...
- Оставьте Павлу в покое. Она не шпионит в мою пользу... если вы подумали
об этом. Неужели вы полагаете, что стоит спрятаться за кисейной кулисой- и вас
уже не видно?! На вас висит смерть этого мальчика- а он умрет если не сегодня,
так завтра. Вы прете напролом, не видя и не слыша ничего вокруг, не задумываясь,
что в случае выхода спектакля таких самоубийств может быть тысяча... Десятки
тысяч... Человек не может днем думать о Пещере! Это разрушает психику, вам до
сих пор не ясно?!
- Моя психика до сих пор цела, - сказал Раман угрюмо.
- Надолго ли?
Некоторое время в салоне машины стояла полная тишина. Потом Кович
сподобился разжать сцепленные зубы:
- Вы мне угрожаете, егерь?
- А вы думаете, у меня нет для этого оснований? "Я боюсь, - подумал Раман
удивленно. - Я действительно его боюсь... И мой сааг боится тоже".
- На моей памяти, - сказал он глухо, - по соображениям общественной морали
спектакль закрывали лишь однажды, в театрике-студии "Эротиада"... Там по ходу
пьесы происходило изнасилование девушки павианом, причем павиан, кажется, был
настоящий... из цирка...
Тритан молчал. Машина катилась по брусчатке вниз - до театра оставалось три
квартала и две минуты езды.
- Раман... вы великолепный режиссер. Вы можете сделать нам всем такую
гадость... ну какого черта вы заставляете меня опускаться до этих угроз?!
- Вы действительно сломали человеку шею, швырнув его головой о землю?
Машина свернула, объехала клумбу и аккуратно притормозила перед служебным
входом. Двадцать ноль-ноль.
- Тритан, и вы действительно думаете, что мир, где сааги по ночам не жрут
сарн, хуже, чем...
Тритан обернулся. Кович вздрогнул, встретившись с ним взглядом.
- Да, Раман. Я не думаю - я знаю. И сделаю все, чтобы это знание
утвердить... Вас ждет разочарование, тяжелый удар и творческая депрессия. А
потом вы воспрянете и, возможно, порадуете почитателей новой "Девочкой и
воронами"...
- Тритан... Идите на фиг.
Он выбрался из машины и тяжело зашагал ко входу, и тяжело вошел в зал,
опустился за пульт и мертвым голосом скомандовал начало прогона; радист включил
музыкальный фрагмент, и из-за кулисы вышла Лица.
И спустя десять минут Раман уже сидел, подавшись вперед, полуоткрыв от
напряжения рот.
Это было ТО, ЧЕГО ОН ХОТЕЛ.
Это наконец-то рождалось; Лица вела свою роль непринужденно и точно, Алериш
чуть заикался, ритм не надо было поддерживать искусственно - он рождался сам.
"Сволочи, - думал Раман, закусывая губу, захлебываясь поднесенным
ассистенткой кофе. - Какие сволочи".



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.