read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Да, Разум, ты глуп, - повторил я и пояснил, стараясь быть мягче и
милосердней. - На то ты и разум, и не случайно был назван именно так во
времена, предшествовавшие временам, когда еще не начинал оскудевать мир
мудростью и ясностью, ибо главенствовала в нем и руководила жизнью Душа.
Разовый ты ум. Вот кто ты такой ! Понял?
Разум от смеха чуть не вывалился из паровоза: так поразили его, не
возмутив, чего я опасался, мои слова. Он хохотал, схватившись за
живот, и повторял: "Раз-ум... ой! ой!"
- Да! - продолжал я. - Разовый ты ум, и тем ты был хорош в свое
время, что не пытался помыслить о необъятном, неведомом тебе, не сомневался
в существовании и верном развитии замысла Творца, в его бесконечной
мудрости, и ясный свет высокого согласия не сходил с твоего детского лика.
Ты не осознавал своей благодатной связи с Душой, но следовал ее любви,
что равносильно следованию Совету. Если тебя это не обидит, я ради шутки
воспользуюсь твоей же фразеологией. В те времена вся власть принадлежала
Совету да Любви.
Нелегко тебе было жить, но справлялся ты разовым своим умом то с горем,
то с несправедливостью, то есть с явлениями, чьи причины не могли быть
поняты тобою и поэтому ты не воспринимал их несправедливыми. Ты не пытался
"восстанавливать справедливость", ибо еще не смел вообразить свое разумение
превосходящим мудрость Того, кому известна наперед механика Случая и
тончайших, сверхсложных взаимосвязей явлений.
Ты умел, вернее, бесконечно много разумел считать себя, а не Творца,
виноватым в смерти твоего очага, в полученной от барса ране, в вытоптанном
обезьянами поле, в болезни, в потопе, в молнии, в неудаче, и в цепи неудач.
Ты не завидовал удаче соплеменника, но она возносила тебя и твою энергию до
уподобления ему и его удаче. Чист был временами твой ужас от того, что ныне
эовется трагизмом Бытия, но и несказанной была твоя радость, и награрой тебе
за согласие с мерой вещей и явлений, за согласие с миропорядком приходили,
не заставляя себя ждать, счастливая беззаботность и возможность поберы над
обстоятельствами.
Ты бережно расходовал дар свободы и не ведал при данном тебе выборе
путей, что есть путь, ведущий из царства, что в тебе, и пустыню, что
вокруг. Ты не противопоставлял себя миру. Ты не выходил из себя. И
незачем тебе было строить Царство Божие на земле по одхой простой
причине: оно пребывало в тебе, и ты не мог, всегда ощущая
самодостаточность внутренней жизни, не считать подобной же, при всей
ее таинственности, а порой и враждебности, жизнь прекрасного мира.
- Ой, блядь!.. Ой, блядь! - глухо и сокрушенно, как спроонья
алкоголик, сказал Разум, уткнув лицо в ладони, и застонал, раскачиваясь из
стороны в сторону.
- Помнишь ли ты, что было дальше? - спросил я.
- Кажется, я загулял, - ответил он.
- Да. Ты бережно расходовал поначалу дар свободы, ты тратил его на
необходимое для себя, пока не позавидовал Взрослости, полагая ее
возможностью полного своеволия, пока не загулял, возомнив себя способным
быть как ОН, как Творец, бесконечно мудрым, Всевидящим и Всеведущим
Строителем.
- Она почувствовала, что я стал какой-то не тот, - сказал Разум и
вдруг вскипел. - Но разве мы могли при нашей кротости и долготерпении
броситься меня спасать? О-оl Мы только поскуливали и прятали глаза, мы
прерпочитали молча адать, а не активно, так сказать, вмешаться, когда на
карту было поставлено черт знает что! Я осуждаю подобное невмешательство! -
Оттащить тебя от игорного стола было невозможно. Я - свидетель. Возомнив
себя Строителем, ты провозгласил ОТКАЗ от любовного объяснения мира и
проникся собственной идеей его переделки. Ты, конечно, сразу же нашел что
переделывать. Претензии, предъявленные тобой миру, росли и множились,
приближая твой окончательный уход из царства Божьего, что в тебе. Ты потерял
способность быть мудрым не ведая, что такое мудрость, хотя Душа, питавшая
тебя ею, не сидела, как говоришь ты, сложа руки. Она безумно страдала, то
есть делала все, что может, все что в ее сил для спасения тебя от
самоубийственного бунта и возомнения.
Ты обвинил Творца в злонамеренном создании множества язв мира и тебе
тут же показалось, что ты проникся его болью. Но это была воистину не боль,
а представление о боли, к тому же чудовищно раздутое богатым воображением.
Ты не поверил ни Душе, ни Творцу, что высокое смирение - лучший способ
улучшения условий человеческого существования и выхолостил суть смиренного
состояния как радостного согласия с предначертанной Судьбой вещного и
тварного мира, тем, что объявил поведение, не сообразующееся с требованиями
здравого смысла, поведением неразумным. Неразумием ты называл, грубо говоря,
многождыумие, ибо неправильно и извращенно истолковал свое богоподобие.
И вот тебе померещилось в белой похмельной горячке после пропива
последнего золотого свободы, что это несправедливо и, следовательно, есть у
тебя полное право забраться в казну Творца, которая ломится от всякого Добра
и Смысла. В тот момент...
- Да... да... - согласился со мной Разум. - О, несчастный
гуляка!
- В тот момент ты возмутился, вскипел, подумал, что, обокрав казну,
можешь познать механику случая и сложинейших мировых взаимосвязей и,
соответственно, ло мере проникновения в природу явлений, восстанавливать
справедливость, укрощать стихии, гармонизировать социальную и общественную
жизнь. Стихий ты не укротил, но породил новые, перед которыми, если ты
отнесешься к ним разумно, ты не беззащитен. Выбив из основания социальной и
общественной жизни свободу...
- Ой - стон Разума был ролгим и покаянным.
Я счел возможным не продолжать свою мысль. Человеку, изнемогающему от
похмельной головоломки, необходима тишина.
- Может, легче станет... если... если... империализм мировой слегка
сокрушить? - сам себя спросил Разум, походя в этот миг на алкоголика,
решившего завязать, но возвращающегооя мысленно к спасительной рюмашке.
- Не стоит. Абстинентное состояние лучше превозмочь топленым молочком
с хлебушком, - сказал я.
- Никогда я еще так не надирался... Многого не помню. Лысый с огромным
лбом... Пятилетки какие-то... Сталин с усами... Чека... и лозунги кровавые в
глазах... раскалывается башка... Кто-то, помню, в Госплан меня затащил, а
там САМ выступает.
Господа, говорит мягко, но внушительна, во многом нелепа ваша идея
планирования. Дали бы вы жизни хоть немного посаморазвиваться, а то она
жизнью быть перестанет. Странно как-то получается и поистине несправедливо,
что на что уж я посвящен в Замысел и пути мне известны многие, и сроки, но
сообщил я жизни свободу, не побоялся, понимаю свободу как саморазвитие
человека и жизни в рамках замысла, а вы, которым ни хрена неведомо и
непонятно, чего-то боитесь, запланировались тут в усмерть, очумели просто от
планирования! Не бойтесь! Дайте жизни посаморазвиваться. Обещаю вам, более
того - гарантирую плодоносный порядок! Дураки вы, что ли, штурмовать неба?
Вы лучше косность свою штурмуйте, проявите такой героизм, а я вам еще раз
обещаю: все будет в миропорядке.
Тут я, помню, с места заорал, на свой аршин меря: "Деньги -
вперед!.. Время - вперед Авансировать из-вольте проект Ну, и
конечно, чертики сразу заплясали на левом моем рукаю и на правом. Я
завопил: "Стыдно, господа-а-а!" - и в окно.
- Как шмякнулся, не помню, но-чертики вдребезги разбились. Мокрое,
дурно пахнущее место от них осталось. Песком присыпал я его. Иду и говорю:
"Время - вперед! Денежки - вперед!" Дурно...
- Да. С авансом сглупил ты досадно. Все оттого, что спешишь, не веришь
и не доверяешь... "Вперед!" Глупо! Досадно глупо! А уж как ты судил да
рядил, думать тошно, - честно признался я. - Оглянись, полюбуйся!
Справедливости ты не восстановил, как не укротил стихий, но напоганил еще
больше. Знаешь ли, почему? - убедившись, что в Разуме нет еще понимания, я
продолжал. - Творец дал тебе при создании рассудок для разового суждения о
чем-либо, но юе для разового суда. - Разум снова по-детски рассмеялся. -
Ты же решился вершить не больше и не меньше, Суд Истории. Кровищи сколько
пролил, душ сколько загубил, судя, а не раз-суждая, и, главное, совершенно
неясно, если говорить нелицеприятно и основывать суждение на фактах
современной советской действительности, кому от многосудия твоего стало
легче?.. Сталину?.. Но ему тоже не стало легче. Мне это доподлинно известно.
Тебе? Но возомнив себя свободным безгранично, ты потерял остаток свободы и
породил в людях рабское самочувствие. А многожды судя, свихнул себе
раЗсудок. Надо же - выкинуться из окна Госплана.
- Не могу понять, как там оказался... Сам? - сказал, поте в
ладонями виски, Разум.
- Очевидно, его запутала аббревиатура "Госплан". Уж не Господен ли
план? Вот он и зашел поинтересоваться, чем занимаются, штурмуя небо, умники,
вроде тебя в этом замечательном учреждении, - счел возможным пошутить я, и
снова к Разуму вместе со смехом возвращалось понимание заблуждения.
- Наломал я дров, наломал... А идейка-то была неплоха!.. Огурчик, а не
идеечкаJ Дух от нее захватывало!.. Есть о чем вспомнить, вернее, трудно
позабыть. Трудно! Было ей к кому меня ревновать. Одним словом: Идея,
вскружвшая голову многим, прощай. Душа моя, хоть и бросила она меня, Душа
моя тебя моложе и милей. Но и она прощай!.. Может, все-таки тяпнем, Фрол
Впасыч, если не по имперализму, то хоть по синтезу термоядерному? Сосуды уж
больно сужены. Напьемся! Я невыносимо одинок. И цетами здесь так пахнет, что
ум за разум заходит и бесстыдничает. Зачем нам здесь на паровозе пчелиный
рой?.. И где, спрашивается, мед? Я любил его... в детстве... А вдруг она...
того... скончалась, так сказать, и померла... Хотя, где уж нам помереть! Мы
ведь бессмертны! И плевать нам на того, кто самоизводится в мировых сдвигах
и бесполезных родовых схватках революций.
То-то и оно-то, что мы бессмертны! В этом-то и вся загвоздка
невыносимейшей моей трагедии. Загвоздка о жестокой насечкой. Вбить-то в меня
ее вбили, жизнь вбила, а вот насчет вытащить, пожалуйста, вытаскивай,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.