read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



общий химический состав не дает никаких указаний. Кроме того, это тело
подверглось воздействию высокой температуры, вероятно, в момент падения
метеорита.
- Что говорят биологи? - спросил Тер-Акониан.
- То же, что и мы: углерод, органического происхождения, ничего больше
сказать нельзя.
- А дальнейшие исследования?
- Пока что мы прошли еще пятьсот метров галереи. Там не встречается
никаких следов подобной материи. Дальше обрыв, и галерея кончается.
- Что же вы думаете?
- На планете никогда не зарождалась жизнь, значит, эти останки -
внепланетного происхождения.
- На основании чего вы так полагаете?
- Во всех слоях, вплоть до вулканических скал, отсутствуют следы
действия воды, нет осадочных пород. Жнгнь, состоящая из белковых структур,
не может возникнуть без воды; углерод этот органического происхождения,
таким образом... - И он развел руками.
- Ну? - нетерпеливо прервал его Тер-Акониан.
- Гипотезы... ничего, кроме гипотез, - сказал неохотно тектоник. -
Галерея может представлять собой следы прежних горных разработок.
- А это - останки живого существа?
- Да.
Глаза присутствующих были прикованы к темной массе. Эта минута была
потрясающей. Мы преодолели миллиарды километров, проносились равнодушно мимо
скоплений раскаленной и остывшей материи, мимо солнц и каменных глыб,
летевших в межзвездном пространстве, и вот эта крупинка, случайно открытая
на безымянной, мертвой планете, ускорила биение наших сердец. Я чувствовал
мощную связь, более древнюю, чем человеческий разум и чем сам человек,
объединяющую все живое, великую тоску по созданиям, так же как и мы
борющимся с равнодушной бесконечностью мира. Это она приказала нам увидеть
жизнь в черных останках - жизнь неизвестную, непонятную и в то же время
такую близкую, словно в этом существе было нечто от нашей крови.
Поиски, проводившиеся беспрерывно в течение двух следующих дней, не
дали никаких результатов. На четвертый день к вечеру резервуары "Геи" были
наполнены, наступил час отлета. Изыскатели неохотно покидали места раскопок,
но астронавигаторы по радио торопили их. Была ночь. Надвигалась буря. Ураган
с воем и скрежетом хлестал по ракетам струями песка, словно сотнями стальных
игл вонзаясь в их броню. Стартовать было нелегко: надо было сразу развить
большую скорость.
Базовая ракета, на палубе которой мы находились, отправилась последней,
и я видел, как взлетали наши товарищи.
Огненные колонны одна за другой поднимались в небо, разрезали ночь,
вырывая из мрака куски освещенного таинственным светом пейзажа: кипящий
песок, отвесные скалы и толпы теней, разлетающихся по пустыне, как стаи
черных птиц. Огненные трассы шли выше и выше, совершенно отвесно,
становились тонкими, как раскаленные добела иглы. Когда затих громовой гул
раскаленных воздушных масс, мы услышали шум аппаратов зажигания нашей
ракеты; послышались предупредительные сигналы, я лег навзничь и перестал
видеть все, что делалось за окнами.
В ту ночь "Гея" вышла из зоны притяжения Красного Карлика и, ускоряя
движение, понеслась к большим солнцам Центавра.


ТОВАРИЩ ГООБАРА
Я видел, многих сотрудников Гообара только вместе с ним и, вероятно,
поэтому считал их людьми не очень интересными. Однажды вечером я убедился в
своей ошибке.
Когда я пришел в лабораторию историков, там еще не было никого. Я сел
на стул в первом ряду. Большие люстры не были включены. Казалось, что этот
пустой зал с темными картинами, едва различимыми на стенах, озарен светом
пасмурного дня.
Астронавты теперь проводили вечера в лабораториях, изучая материалы,
полученные на планете Красного Карлика, и разрабатывая планы будущих
исследовательских экспедиций в системе Центавра. К историкам заходили
немногие. Сегодня вместо лекции Молетича стихийно завязалась дружеская
беседа. Тембхара рассмешил нас рассказом о том, как автоматы, принадлежавшие
двум ученым противоположных взглядов, оставленные в лаборатории, проспорили
целую ночь, пока наконец один из них не убедил другого, и, когда хозяин
утром пришел на работу, его автомат из верного союзника превратился в
заядлого противника.
Молетич предложил нам показать и объяснить несколько произведений
древних художников. Мы согласились. Свет в зале был выключен, и на экранах
во всем богатстве красок возникли полотна древних голландских и итальянских
мастеров. Через час лампы вновь загорелись, и мы пошли к выходу, обмениваясь
впечатлениями.
- Знаете, что всего больше поражает меня в этих картинах? - сказал
Руделик. - Одиночество их создателей. Оно проявляется под различными
масками: сухого, холодного равнодушия, презрения, сочувствия, а иногда
вырывается горьким криком, как у Гойи...
- Прежде искусство воздействовало не только любовью, но и ненавистью, -
заметил я. - Теперь не так.
- И не только искусство, - бросил Молетич.
- Но эти люди на картинах, - продолжал Руделик, - они смеются и плачут,
как мы... Да, если бы я не был биологом, то стал бы художником.
- А талант? - спросил кто-то.
- Ну, Тембхара помог бы мне своими автоматами, - сказал со смехом
Руделик.
Мы шли к дверям, и лишь ассистент Гообара Жмур продолжал одиноко сидеть
в пустой аудитории, положив руки на спинку стоявшего впереди кресла. В
дверях мы остановились: не хотелось оставлять товарища одного в полутемном
зале. Он повернулся к нам.
- Вы ждете меня? - спросил он. - Если не торопитесь, я расскажу вам
одну поучительную историю... Она связана с тем, что мы сегодня видели.
Мы вернулись. Он попросил еще убавить свет и начал рассказывать. Мы
почти не различали его лица.
Математические способности у него проявились уже в детстве. Окончив
школу, он приступил к самостоятельным научным исследованиям и вскоре
опубликовал работы, принесшие ему известность. В несколько месяцев решал он
задачи, над которыми другие бились безуспешно долгие годы. Он мог заниматься
одновременно двумя и даже тремя самыми трудными проблемами. Наделенный
огромной, острой, схватывавшей на лету интуицией, он начинал новую тему,
привлекавшую его внимание, указывал направление, в котором надлежало идти,
но едва вырисовывался первый контур решения, как оно переставало его
интересовать, и он предоставлял дальнейшую разработку проблемы автоматам.
Все, за что он брался, казалось ему недостаточно трудным, малоинтересным.
Товарищи называли его "коллекционером твердых орешков" и обвиняли в
чрезмерной самоуверенности. Задетые его высокомерием, они подсунули ему одну
идею. Он поднял брошенную перчатку, признав, что это как раз будет ему по
силам.
До сих пор в его комнате не было ничего, кроме письменного стола,
кресла, электромозга и подручных анализаторов. Единственным исключением
являлся гиацинт, росший под окном в серебряном конусообразном горшке. Теперь
стены комнаты стали сверкать красками. С трионовых экранов исчезли чертежи и
математические формулы, толстые тома и рукописи. В их холодной серебристой
глубине стали появляться изумительные произведения искусства: фарфоровые
блюда, на которых концентрические круги малиновых и золотых лепестков
вращались в разные стороны; хрусталь, в гранях которого. пылали прозрачные
костры; древние ткани с вышитыми на них цветами, сверкающими красками, в
которых серебро было смешано с кровью, огнем и фиалками; греческие вазы, по
окружности которых бежал хоровод белых теней.
Каждый такой предмет Жмур относил к определенному классу символов.
Потом он производил детальные исследования. На вспомогательных пультах
возникали проекции и разрезы предметов в целом, гиперболоиды,
взаимопроникающие конусы, шарообразные чаши, многогранники, политопы, торы,
подвергнутые деформациям высшего порядка.
Вытравленные на металле, стекле, кристаллах ряды фигур превращались в
однообразные шеренги сложнейших чертежей, связанных цепями цифр, в кривые
линии, из которых возникали очертания древних ваз.
Потом наступила очередь картин.
На трионовых экранах появлялись высокие небеса Гоббемы, кипящие линии
Гойи; комнаты Вермеера, наполненные невесомым воздухом; полные жизни нагие
фигуры Тициана; порожденные золотистым полумраком, застывшие в полувздохе
люди Рембрандта. Сидя целыми ночами у экранов, со взглядом, устремленным на
гибкие фигуры ангелов и людей и на фыркающих, облитых пеной коней, он
исследовал оптическими аппаратами сочетания фигур, оси перспективы,
золотистые пятна охры и чернь эбенового дерева, киноварь и индиго, сепию и
кармин; плоскости, покрытые венецианской и индийской красками, силу света и
тьмы; анализировал косинусы углов, границы отбрасываемой тени. Но чем дальше
он шел в этом направлении, тем более сильное сопротивление приходилось ему
преодолевать. Каждая картина обладала не одним математическим скелетом, а
бесконечным их множеством. Границы образов, соотношение пятен, пропорции
человеческих тел, разъятых на части и проанализированных большим
аналитическим аппаратом, упорно хранили свои тайны. Он ошибался, открывая
случайные и мелкие зависимости в бесценных полотнах. А ему нужно было
произвести математический анализ основных факторов, создающих красоту,
выразить их одной всеохватывающей формулой, такой сжатой, чтобы она
объясняла искусство, как гравитационная формула материи охватывает структуру
всей Вселенной.
Измучившись, он искал отдыха в далеких экскурсиях. Часто, проходя по



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [ 62 ] 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.