read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Скотта.
- Скотт пишет, что от этой болезни умирают самые сильные, -
покраснев, сказал он. - Он думает - это что-то психическое.
Но особенно поразило его мое предположение, что, может быть, шхуна
еще стоит с мертвой командой во льдах у какого-нибудь безлюдного острова.
Он хотел что-то спросить, но промолчал, только по-детски открыл рот, и все
лицо, щеки, даже шея покрылись гусиной кожей от волнения...
Главным человеком в доме была, разумеется, Анна Степановна. Все ее
слушались, и даже филин, который никого не слушался и доктору всегда
говорил "ай, ай, ай" с укоризненным выражением. Недаром ненцы говорили
доктору: "Ой, хорошо, когда такой большой женка есть!" Она внушала
уважение. Не только дома, но и во всем городе прислушивались к ее слонам.
Она была из известной морской семьи, и ее отец, дядя и все братья
плавали капитанами на морских и речных судах. Иногда во время Карской -
так называют в Заполярье месяцы август и сентябрь, когда наши ледоколы
проводят через Карское море советские и иностранные пароходы, - эти братья
и дядя появлялись в доме, такие же высокие и крепкие, как Анна Степановна,
с большими усатыми лицами, с большими носами.
К истории капитана Татаринова Анна Степановна подошла с неожиданной
стороны.
- Несчастные женщины! - сказала она, хотя о женщинах не было сказано
ни слова. - И год ждут, и два; он, может быть, и умер давно, и следа не
осталось, а они все ждут. Все надеются: может, вернется! А эти ночи
бессонные! А дети! Что детям сказать? А эти чувства безнадежные, от
которых лучше бы самой умереть! Нет, вы мне не говорите, - с силой сказала
Анна Степановна, - я это видела своими глазами. И если вернется такой
человек, - конечно, герой, что и говорить. Ну и она - героиня!


Глава девятая
"МЫ, КАЖЕТСЯ, ВСТРЕЧАЛИСЬ..."

Володя заехал за мной в семь утра, я сквозь сон услышал, как он внизу
ругает Буську и Тогу, двух своих передовых. Накануне мы с ним условились
поехать в зверовой совхоз, и он вдруг предложил - на собаках.
- Они только поворачивать не умеют, - сказал он серьезно, - а так
очень хорошо везут. А на поворотах я слезаю и сам поворачиваю.
Я было возразил, что, не лучше ли все-таки на лыжах, но Володя
обиделся за своих собак, и пришлось согласиться.
- Даже мама может подтвердить, - сказал он строго, - что по прямой
они везут превосходно.
Как настоящий ненец, он бодро крикнул "хэсь!", когда мы уселись на
нарты, - и собаки помчались. Ого, как ударило мелким снегом в лицо,
закололо глаза и занялось дыхание! Нарты подбросило на сугробе, я
схватился за Володю, но он обернулся с удивлением, и я отпустил его и стал
подпрыгивать на каких-то ремешках, натянутых, по-моему, очень слабо.
Мне пришла в голову мысль, что хорошо бы ехать немного потише, - но
куда там! Нечего было и думать! Грозно подняв палку, Володя орал на своих
собак, и они мчались все быстрее и быстрее. Конечно, я мог бы крикнуть
Володе, чтобы он придержал собак. Но это был верный способ навсегда
потерять его уважение. Все-таки я крикнул бы, пожалуй, - уж больно высоко
подпрыгивали на сугробах эти проклятые нарты! Но в эту минуту Володя еще
раз обернулся ко мне, и у него было такое раскрасневшееся счастливое лицо
и ушанка с таким ухарским видом сбилась набок, что я решил лечь животом
вниз и покориться.
Раз! Вдруг собаки остановились, как вкопанные, и я сам не знаю, каким
образом удержался на нартах. Ничего особенного! Оказывается, пора уже было
поворачивать на Протоку, и Володя остановил собак, чтобы переменить
направление.
Не припомню, сколько раз я давал себе слово никогда больше не ездить
на собаках, - вероятно, столько же, сколько поворотов до острова, на
котором расположен зверовой совхоз. Но Володя был в восторге:
- Правда, здорово, а?
И я согласился, что "здорово".
Вот, наконец, и Протока! Мы врезались в кустарники, скатились с
берега и, подпрыгивая, помчались по льду. Теперь я окончательно убедился,
что по прямой Володины собаки везут превосходно. Ежеминутно они
приноравливались рассадить наши нарты о неровно замерзшие льдины, и Володя
чуть не сорвал голос, крича на них и ругаясь. Счастье, что противоположный
берег был очень крутой и бег их, естественно, стал замедляться.
Но вот мы миновали Протоку, собаки прибавили ходу, залаяли, и вдруг -
что это? Как будто в ответ, разноголосый лай послышался из-за елей -
сперва отдаленный, потом все ближе и ближе. Это был протяжный, дикий,
беспорядочный лай, от которого невольно даже сжалось сердце.
- Володя, откуда здесь столько собак?
- Это не собаки! Это лисицы!
- Почему же они лают?
- Они собакообразные! - обернувшись, крикнул Володя. - Они лают!
Мне случалось, конечно, видеть черно-бурых лисиц, но Володя объяснил,
что в этом совхозе разводят серебристо-черных и что это совсем другое.
Таких лисиц больше нет во всем мире. Считается, что белый кончик хвоста -
красиво, а здесь в совхозе стараются вывести лисицу без единого белого
волоска.
Словом, он действительно заинтересовал меня, и я был очень
раздосадован, когда через четверть часа мы подъехали к воротам совхоза и
сторож с винтовкой за плечами сказал нам, что питомник для осмотра закрыт.
- А для чего открыт?
- Для научной работы, - внушительно отвечал сторож.
Я чуть не сказал, что мы и приехали для научной работы, но вовремя
посмотрел на Володю и придержал язык.
- А директора можно?
- Директор в отъезде.
- А кто его заменяет?
- Старший ученый специалист, - сказал сторож с таким выражением, как
будто он и был этим старшим ученым специалистом.
- Ага! Вот его-то нам и нужно!
Я оставил Володю у ворот, а сам пошел искать старшего ученого
специалиста.
Очевидно, в совхозе бывало не очень много народу, потому что только
одна узенькая тропинка вела по широкому, покрытому снегом двору к дому, на
который указал мне сторож. Этот дом еще издалека чрезвычайно напомнил мне
грязновато-зеленую лабораторию Московского зоопарка, в которой Валя Жуков
некогда показывал нам своих грызунов, - только та была немного побольше.
Это было такое сильное впечатление сходства, что мне показалось даже, что
я слышу тот же довольно противный мышиный запах, когда, отряхнув с валенок
снег, я открыл дверь и очутился в большой, но низкой комнате, выходившей в
другую, еще большую, в которой сидел за столом какой-то человек. Мне
показалось даже, что этот человек и есть Валька, хотя в первую минуту я не
мог отчетливо рассмотреть его после ослепительного снежного света, а он, к
тому же, поднялся, увидев меня, и стал спиной к окну. Мне показалось, что
этот человек смотрит на меня совершенно так же, как Валька, с таким же
добрым и немного сумасшедшим выражением, что у него тот же самый черный
Валькин пух на щеках, только погуще и почернее, и что он сейчас Валькиным
голосом спросит меня: "Что вам угодно?"
- Валя! - сказал я. - Да ты ли это? Валька?
- Что? - растерянно спросил он и, как Валька, положил голову набок.
- Валька, скотина! - сказал я, чувствуя, как у меня сердце начинает
прыгать. - Да ты что же! В самом деле не узнаешь меня?
Он стал неопределенно улыбаться и совать мне руку.
- Нет, как же, - фальшивым голосом сказал он. - Мы, кажется,
встречались.
- Кажется! Мы, кажется, встречались!
Я взял его за руку и потащил к окну.
- Ну, смотри! Корова!
Он посмотрел и нерешительно засмеялся.
- Черт, неужели не можешь узнать? - сказал я с изумлением. - Да что
же это? Может быть, я ошибаюсь?
Он захлопал глазами. Потом неопределенное выражение сбежало с его
лица, и это стал уж такой Валька, такой самый настоящий, что его больше
нельзя было спутать ни с кем на свете. Но, должно быть, и я еще больше
стал самим собой, потому что он, наконец, узнал меня.
- Саня! - заорал он и задохнулся. - Так это ты?
Мы поцеловались и сразу же куда-то пошли, обнявшись, и на пороге он
поцеловал меня еще раз.
- Так это ты? Черт возьми! Какой молодец! Когда ты приехал?
- Я не приехал, а я здесь живу.
- Как живешь?
- Очень просто. Я здесь уже полгода.
- Позволь, как же так? - пробормотал Валя. - Ну да, я редко бываю в
городе, а то бы я тебя встретил. Гм... полгода! Неужели полгода?
Он провел меня в другую комнату, которая ничем, кажется, не
отличалась от той, в которой мы только что были, - разве что в ней стояла
кровать да висело ружье на стене. Но то был кабинет, а это спальня. Где-то
поблизости была еще лаборатория, о чем, впрочем, нетрудно было догадаться,
потому что в доме воняло. Мне стало смешно - так подходил к Вале, к его
рассеянным глазам, к его шевелюре, к его пуху на щеках этот звериный
запах. От Вали всегда несло какой-то дрянью.
Он жил в этом большом доме из трех комнат и кухни - один. Он-то и был



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [ 62 ] 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.