read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



потому что оказалось, что я не помню ни слова. Это было ужасно. С
остолбенелым видом я стояла, крепко сжимая рюмку в руке.
- Ну что, забыла? - с огорчением сказал Николай Васильевич.
Все засмеялись; я вспомнила, и вышло даже к лучшему, что я так
волновалась, потому что сказала совсем другое, чем приготовила, гораздо
серьезнее и умнее.
Николай Васильевич поцеловал меня и немного всплакнул. Когда молодежь
приветствовала его, он всегда бывал особенно тронут. Вместо ответа он
рассказал, как в 1919 году разнесся слух о его смерти, и в институте, в
Микробиологическом обществе почтили его память вставанием, а академик
Коровин, всю жизнь доказывающий, что Николай Васильевич Не кто иной, как
Дон-Кихот, воюющий с ветряными мельницами, написал статью, в которой сравнил
его одновременно с Мечниковым и Пастером.
- Потом, говорят, волосы на себе рвал, - сказал Николай Васильевич, - и
доказывал, собачий сын, что я подстроил эту штуку нарочно... Ну, Таня, -
сказал он, когда чай кончился и я подсела к нему, - а вы приедете ко мне в
Москву, а?
- Нет, Николай Васильевич.
- Вот тебе и на! Почему?
- Потому, что я решила оставить микробиологию. Хочу работать как
практический врач.
- Что такое? - Он взял меня за руки и посмотрел в глаза. - Это,
кажется, серьезный разговор. Да, Таня?..
- Да.
Он подумал.
- Завтра зайдите ко мне домой. Между двумя и тремя. Ишь придумала!
Практический врач!


УЧИТЕЛЬ
Еще ничего не было окончательно решено, но, несмотря на то что меня
по-прежнему выдвигали в аспирантуру, я все более склонялась к тому, чтобы
взять врачебный участок. Я поняла, что мучилась этими сомнениями, еще когда
писала свою первую историю болезни - печальную историю, кончавшуюся словами:
"Диагноз под вопросом".
Но странная вещь! Едва я начинала представлять себе деятельность
практического врача, как наша кафедра вспоминалась мне с пугающей
соблазнительной силой. Что же, значит, не будет этого прекрасного чувства, с
которым я всегда подходила к дверям лаборатории? Не будет затаенного
волнения, когда, стараясь не спугнуть еще неопределенную мысль, осторожно
касаешься того неведомого, о котором ничего не знает ни один человек на
земле?
Мне не повезло. Вернувшись с проводов Николая Васильевича, я наугад
раскрыла Тимирязева, стала читать и наткнулась на страницу, умножившую мои
колебания. Вот она:
"...Стыдитесь, - говорит ученому негодующий моралист, - кругом вас
бедствуют люди, а вас заботит мысль - откуда взялась эта серая грязь на дне
вашей колбы! Смерть уносит отца, опору семьи, вырывает ребенка из объятий
матери, а вы ломаете голову - мертвы или живы какие-то точки под стеклами
вашего микроскопа? Разбейте ваши колбы, бегите из лаборатории, окажите
помощь больному, принесите слово утешения там, где бессильно искусство
врача".
Но вот проходит сорок лет, и вновь встречаются эти воображаемые лица.
Теперь берет слово ученый:
"... Вы были правы, я не оказывал помощи больным, но вот целые народы,
которые я оградил от болезней. Я не утешал отцов и матерей, но вот тысячи
отцов и матерей, которым я вернул их детей, обреченных на неизбежную гибель.
И все это было в той серой грязи на дне моей колбы, в тех точках, которые
двигались под моим микроскопом!"
Николай Васильевич назначил мне час, когда он возвращался домой к
обеду, и опоздал на добрых сорок минут. Наконец пришел, веселый, с цветами,
и от души удивился, найдя меня в своем кабинете.
- Что повесила нос, милая дивчина? - спросил он. - Опять собралась
сказать речь и забыла? Садитесь-ка вот сюда. Я вас слушаю. И не сердитесь,
что опоздал. Зато дома обедать не буду.
Он пододвинул мне кресло, и сам сел у окна.
- Вот что, милая Таня, - выслушав меня, серьезно сказал он. - Однажды
уж был, кажется, случай, когда я посоветовал вам прочитать "Дон-Кихота". Мне
нравится, когда из темного леса выходят по звездам, не спрашивая дороги. Но
я вас полюбил и поэтому постараюсь ответить на ваши вопросы. Вы спрашиваете:
должны ли вы посвятить себя практической медицине? Отвечаю: нет. Почему? Да
потому, что у вас теоретическая голова. Правда, этого мало, нужны еще
хорошие руки. Но это, милый друг, зависит от вас. Итак - наука! Вопрос
второй: ехать ли вам после института в деревню или куда там пошлют?
Безусловно! Почему? Потому, что для ваших научных интересов это будет только
полезно. Мне ли доказывать вам, что в деревне можно и должно заниматься
наукой? Разве свою работу, весьма любопытную, вы не привезли из деревни, да
еще глухой-преглухой, за сто километров от железной дороги?
Он говорил, и я слушала с таким чувством, точно в большом зале, по
которому я бродила впотьмах, зажигались лампочки, сперва в одном углу, потом
в другом, и хотя было еще полутемно, но уже стали видны двери, через которые
можно выйти на волю.
Николай Васильевич помолчал, вздохнул и попросил разрешения прилечь.
- У меня, например, - устроившись на диване, сказал он, - в молодости
не было подобных сомнений. Я попал прямо в лабораторию, и мне удалось
кое-что сделать, но лишь потому, что в те времена сама бактериологическая
лаборатория была новостью в медицинской науке. Но пришел день, когда мне
стало ясно, что я превратился в скучного собирателя фактов. На
второстепенном я стал настаивать как на главном. И нужна была катастрофа,
чтобы мне стало ясно, что наука и жизнь не должны расходиться под линзами
микроскопа.
И Николай Васильевич рассказал, как еще молодым человеком, работая на
Одесской бактериологической станции, он по поручению Мечникова делал овцам
массовые прививки против сибирской язвы и три тысячи животных погибли по
неизвестной причине.
- По неизвестной причине! А на деле причина заключалась именно в том,
что он не был проверен жизнью - тот эксперимент, который я пытался столь
широко применить. Вот что было для меня катастрофой! - раздельно повторил
Николай Васильевич. - Вот-с, милый друг! Так что смело вперед! Вы не
белоручка и, слава богу, здоровы. В деревне вы получите то, что никогда не
найдете в лаборатории - жизненный опыт! Да-с, жизненный опыт, значение
которого переоценить невозможно.


ПРОЩАНИЕ С ЮНОСТЬЮ
Сомнения сомнениями, а пора было кончать институт. Пятый курс, потом
государственные - при одном этом слове мне становилось холодно и что-то
катилось от головы к ногам, очевидно, душа уходила в пятки.
В первом полугодии я еще заходила на кафедру, главным образом чтобы
посоветоваться с Петей Рубакиным, которому Николай Васильевич поручил
позаботиться о моей первой статье. Во втором - забыла и думать, что
существует на белом свете, да еще в Ленинграде, да еще во дворе Первого
Медицинского скромное серое здание, в котором некая студентка ежедневно до
поздней ночи возилась с таинственным стрептококком. Кстати сказать, я
потеряла сон и покой, работая над статьей, посвященной этому стрептококку. Я
переписывала ее по меньшей мере четыре раза. Потом Оля Тропинина исправила
стиль, и я переписала еще раз.
Но что значили эти муки в сравнении с неслыханным издевательством,
которое я ежедневно терпела от Пети! То он начинал публично доказывать, что
за эту статью я должна получить по меньшей мере Нобелевскую премию. То
требовал, чтобы я посвятила ее памяти выдающегося советского микробиолога
Петра Николаевича Рубакина, поскольку сей последний отдал данному
произведению все свои силы и, читая двенадцатый вариант, скончался в ужасных
мучениях. Словом, дорого досталась мне его помощь, и день, когда я наконец
отправила статью Николаю Васильевичу, показался мне праздником, несмотря на
то что это был отвратительный, пасмурный день, битком набитый "ушными и
горловыми".
Ох, уж эти горловые и ушные! Это было необходимо - кто не понимал, что
на периферии каждый из нас мог прежде всего встретиться с этими болезнями!
Но все время, пока я занималась ушными и горловыми, у меня было неприятное
чувство, что ко мне пристают с чем-то длинным, скучным, однообразным и что
ничего не произойдет, если на другой день после экзамена я забуду об этих
болезнях. И я забыла, впрочем только потому, что началась новая неделя, а на
пятом курсе это значило: новый предмет.
Я занималась с Олей Тропининой и еще раз оценила ее умение легко
схватывать то, что можно назвать "общей панорамой" предмета. В любой новый
курс она входила, как в город, держа перед глазами воображаемую карту и
следя по ней за линиями улиц. Она очень помогала мне, но и я ей, кажется,
тоже. Она нетерпеливо относилась к мелочам, а были предметы, представляющие
собой не что иное, как перечень мелочей, да еще и прескучных. Она не любила
возвращаться - превосходная черта! Но, как известно, не возвращаясь к
прочитанной странице, очень трудно, почти невозможно, окончить медицинский
институт. Кроме того, когда в шестом часу утра Оля засыпала на полуслове, я
трясла ее за плечи, ругала, хотя и очень жалко было смотреть на ее худенькое
милое лицо, с большими, влажными, закрывающимися глазами.
Это было неожиданно, когда из сплошного, слившегося времени,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [ 62 ] 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.