read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



(чуешь, Юдка?!), да без младенчика нашего славного! Гой-да, кони... А
скажи-ка мне, милочка: что, твой князь за младенчика пану Мацапуре
маеток отвалит?! Малый такой маеток, с курячий огузок, чтоб только
хату поставить?
Сале кивнула - и чуть не прикусила язык: так сильно
подбросило ее чужое колено.
- Венец из белой кости даст, не поскупится, - сказала она,
приноравливаясь к новому ритму. - Верно говорю, даст...
- Из кости? Кость - это хорошо, это славно... чья хоть кость-
то? Ну да там видно будет... значит, до Купальской ночи ждать не
станем! Небось рада, моя красавица?.. не слезай, не слезай, дай
старому Стасю поиграть всласть! Эй, пан Юдка, не помнишь, какие у нас
большие праздники на носу?!
Влажные глаза Консула смотрели в потолок. Сале осмелилась,
пригляделась искоса, и ей показалось: там, в чудной глубине черноты,
на самом донышке, по сей час теплится искорка негасимого изумления: "Я
еще жив? почему? почему?!" Тонкие пальцы, которым не оружейную рукоять
держать, а гусиное перо в чернильницу макать, задумчиво оглаживали
рыжий пожар бороды.
- Праздники, пан Станислав? Да уж и не скажу так сразу...
Месяц-лютый, восьмой день? На той неделе был "Ту-би Шват Эрец-
Исраэль", "Новый год деревьев", до месяца-березня тихо, а там уже и
"Пурим" рядом! "Амановы уши" печь надо, подарки голоте раздавать...
- Да что ты мне свои жидовские вечерницы в глаза тычешь?!
Разлегся перед паном, сучий потрох, шутки дурацкие шутишь... Встать!
Словно норовистый жеребец брыкнул задом под Сале. Женщина
отлетела к стене, чудом удержавшись на ногах, и больно ударилась
плечом о край портретной рамы. Узкоплечий молодчик с картины
сочувственно улыбнулся:
"Терпи, Куколка, терпи, мне больше терпеть доводится - ты
живая, а я вон какой..." Цепь с белым камнем оттягивала шею молодчика,
напоминая больше не украшение - груз, навешенный палачами будущему
утопленнику. Глубокий вдох, медленный, опустошающий выдох; и когда
Сале ощутила себя готовой повернуться, за спиной миролюбиво
прозвучало:
- Ладно, пан Юдка, не бери зла в сердце! Сам понимаешь, как
оно сейчас... иной раз и не выдержишь. Облаешь слугу верного под
горячую руку. Лежи, лежи, не береди рану-то...
Картина, представшая взгляду Сале, была прежней: пан
Станислав на табурете, пан Юдка на топчане. Благодать; семейный вечер.
Тихо горит лампа; тихо смотрит молодчик с портрета. Разве что в
воздухе разлит терпкий, пьянящий аромат... опасности? крови? чего?!
Нет ответа. И, похоже, чем дальше, тем больше становится вопросов, и
меньше - ответов.
Пан Станислав встал, поправил на носу окуляры.
- Сам сказал, пан Юдка, - бросил он с добродушной ухмылкой, -
месяц-лютый на дворе. Значит, к тринадцатому числу, к понедельнику,
бабы на обед коржи-жилянки подадут, да горелку мужьям по-доброму
выставят - рот полоскать, чтоб ни крошки не осталось! Великий Пост с
тринадцатого заходит, пан Юдка, с Жилистого Понедельника, как у нас,
добрых христиан, говорят... А слыхал ли ты, пан Юдка, как в здешних
краях да еще в Таврии этот понедельник по-свойски кличут? Когда
боженька в сторону смотрит?!
- Мертвецкий Велик-День, - равнодушно отозвался Консул,
поудобнее умащиваясь на топчане. - Иначе Навское Свято.
- Пять дней осталось, значит... Нам пять дней, сотнику Логину
- пять; владыке полтавскому тоже пять, чтобы анафему петь мне за
это... как там подсыл сообщил?
- За грехи тяжкие упыря, злодея кровавого, и за связь с
лукавым, врагом рода человеческого, - с тайным злорадством слово в
слово повторила Сале и вспомнила, что собиралась задать милому другу
Стасю один вопрос. - Пан Станислав, а что значит "упырь"? Это вроде
Глиняного Шакала?
Гулкий хохот был ей ответом. Отсмеявшись, Мацапура рысцой
протрусил к левому стеллажу, долго копался, с головой забираясь во
вторые ряды, и наконец бросил женщине потрепанную книжицу, заложенную
на середине шелковой полоской.
- Читай, милочка! Да вслух читай, дай и нам с паном Юдкой
посмеяться...
- Промемория войсковой енеральной канцелярии по делу Семена
Калениченка, - начала Сале, досадуя на саму себя за несвоевременный
вопрос; и вдвое - на Прозрачное Слово, за изрядные сбои в переводе.
Если б она еще знала, что дальнейший текст будет вообще понятен едва
на треть...
- Дай сюда!
Мацапура нетерпеливо вырвал у нее из рук книжицу и прочел
сам, нараспев, во всю глотку, подражая площадному глашатаю:
- "Сего году, июля пятнадцатого дня, полковник киевский
Антоний Танский прислал в войсковую енеральную канцелярию человека
Семена Калениченка и при оном его допрос, в котором допросе показал
Семен себе быть упиром, и якобы в городе Глухове и в Лохвици,
прийдучой Спасовки сего году, имеет быть моровое поветрие. Про то з
войсковой енеральной канцелярии оный Калениченко и подлинный его
допрос при сем в коллегию посылается. А по усмотрению упира оного
разсудила войсковая енеральная канцелярия его быть несостоятельнаго
ума, и потому оние его слова от него показани знатно по некотором в
уме помешательству. О чем колегия да благоволит ведать". Поняла,
милочка? - "...показани знатно по некотором в уме помешательству"! Вот
оно, просвещение, вот плоды его сладкие!
С топчана хмыкнул Консул. Видимо, он понял в этой тарабарщине
существенно больше Сале.
Грузное тело Мацапуры плюхнулось в кресло, и бедная мебель
взвыла, но выдержала. Книжица полетела в угол, шурша страницами, тень
огромного мотылька метнулась по стене, вдребезги разбившись о край
стеллажа. В окулярах полыхнул зеленый отсвет лампы, превратив лицо
Стася в стрекозиную морду; Сале машинально прикрылась улыбкой - и
строго-настрого заказала себе вести лишние разговоры с паном
Станиславом о чем бы то ни было; во всяком случае, до возвращения на
родину.
А там видно будет, кто кого на колене прокатит.
Меньше всего она жалела, в самом скором времени слушая
удаляющийся топот копыт, что ей вторую ночь придется ночевать без
любвеобильного Стася.
Впрочем, до ночи еще оставалось время. Постояв у внешней
двери, Сале миг раздумывала: выходить наружу или нет? подышать
воздухом на сон грядущий или поразмыслить в тишине о будущем? - но ее
отвлек от размышлений знакомый тенорок с крыльца.
Аж дрожь пробила. "Подарки! подарки давай! Горелку давай!
кендюх с луком! колбасу! галушек миску на складчину! да кланяйся,
кланяйся! Ишь, дурна баба..." Женщина моргнула, успокоила дыхание и
толкнула, дверь, ругая подлое сердце свое за пустые страхи.
Раньше она была спокойней... или это иная, скрытая Сале,
бездна в глубине, чаще стала являться? ! На крыльце раскидывал с
сердюками-караульными "дурня" на троих не кто иной, как Рудый Панько
собственной румяной персоной. Кожух с лихостью распахнут настежь,
изнутри светит зарницей свитка алого сукна; жидкая бороденка пасичника
азартно встопорщена, и засаленные карты смачно шлепаются о доски
крыльца.
- Король козырей! - брызгая слюной, выкрикивал дед, и глазки
его из-под косматых бровей так и горели болотными огнями, что морочат
головы путникам. - Что, принял? А?! кошачье отродье!.. А туза не
хочешь? Туз, валет!.. Дурень ты, хлопец, як есть дурень, и приятель
твой дурень от роду-веку! Подставляй нос!
Явление Сале спасло нос незадачливого сердюка от экзекуции.
Нимало не смутясь, Рудый Панько встал, одернул кожух и поклонился
женщине в пояс, заблаговременно сняв малахай.
- Звиняй, пани ясна, за шум, за горлопанство! Люблю, шельма
сивая, в картишки перекинуться... ох, люблю! Мимо шел, дай, думаю,
зайду, за здоровье пана Юдки справлюсь! Як он там, а?
Сегодня речь пасичника была гораздо понятней. То ли Слово
приноровилось, то ли еще что...
- Пан Юдка на ноги встал, - холодно ответила женщина, всем
своим видом показывая нежелание вести светские беседы с дедом. -
Сейчас спит, велел не тревожить. Завтра заходи. Или тебе не заплатили
как следует?
Умом Сале понимала, что должна быть благодарна деду за
спасение Консула. Но благодарность никак не складывалась. Ее в
пасичнике раздражало все: и дурацкая свитка, подходящая более шуту
гороховому, и наглая манера разговора, и подмигивание, и... короче,
все, и все тут!
- Га? - Рудый Панько приложил ладонь к волосатому уху, делая
вид, что недослышал. - Спит? Ну и нехай себе спит, на здоровьечко! А я
уже иду, пани ясна, я геть иду... ось, нема меня...
Пятясь задом к воротам, он зачем-то сунул левую руку себе под
мышку, и этот идиотский жест просто взорвал Сале. Не понимая причин
бешенства, охватившего ее, как пламя охватывает сухой хворост, она
кинулась следом, догнала деда уже за воротами и ухватила за отвороты
кожуха.
- Ты чего сюда таскаешься, старый сыч? - с неизъяснимым
наслаждением прошипела она в румяное лицо Панька. - Подслушиваешь?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [ 62 ] 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.