read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Да, разумеется, не наверно, - перебила она, - а как вам кажется? -
потому что вы очень умный человек.
- По-моему, они не могут быть счастливы.
- Почему же?
- Они не пара.
- Я так и думала! - И она сложила ручки, как бы в глубокой тоске.
- Расскажите подробнее. Слушайте: я ужасно желаю видеть Наташу, потому
что мне много надо с ней переговорить, и мне кажется, что мы с ней все
решим. А теперь я все ее представляю себе в уме: она должна быть ужасно
умна, серьезная, правдивая и прекрасная собой. Ведь так?
- Так.
- Так и я была уверена. Ну, так если она такая, как же она могла
полюбить Алешу, такого мальчика? Объясните мне это; я часто об этом думаю.
- Этого нельзя объяснить, Катерина Федоровна; трудно представить, за
что и как можно полюбить. Да, он ребенок. Но знаете ли, как можно полюбить
ребенка? (Сердце мое размягчилось, глядя на нее и на ее глазки, пристально,
с глубоким, серьезным и нетерпеливым вниманием устремленные на меня.) И чем
больше Наташа сама не похожа на ребенка, - продолжал я, - чем серьезнее
она, тем скорее она могла полюбить его. Он правдив, искренен, наивен
ужасно, а иногда грациозно наивен. Она, может быть, полюбила его - как бы
это сказать?.. Как будто из какой-то жалости. Великодушное сердце может
полюбить из жалости... Впрочем, я чувствую, что я вам ничего не могу
объяснить, но зато спрошу вас самих: ведь вы его любите?
Я смело задал ей этот вопрос и чувствовал, что поспешностью такого
вопроса я не могу смутить беспредельной, младенческой чистоты этой ясной
души.
- Ей-богу, еще не знаю, - тихо отвечала она мне, светло смотря мне в
глаза, - но, кажется, очень люблю...
- Ну, вот видите. А можете ли изъяснить, за что его любите?
- В нем лжи нет, - отвечала она, подумав, - и когда он посмотрит прямо
в глаза и что-нибудь говорит мне при этом, то мне это очень нравится...
Послушайте, Иван Петрович, вот я с вами говорю об этом, я девушка, а вы
мужчина; хорошо ли я это делаю или нет?
- Да что же тут такого?
- То-то. Разумеется, что же тут такого? А вот они (она указала глазами
на группу, сидевшую за самоваром), они, наверно, сказали бы, что это
нехорошо. Правы они или нет?
- Нет! Ведь вы не чувствуете в сердце, что поступаете дурно, стало
быть...
- Так я и всегда делаю, - перебила она, очевидно спеша как можно
больше наговориться со мною, - как только я в чем смущаюсь, сейчас спрошу
свое сердце, и коль оно спокойно, то и я спокойна. Так и всегда надо
поступать. И я потому с вами говорю так совершенно откровенно, как будто
сама с собою, что, во-первых, вы прекрасный человек, и я знаю вашу прежнюю
историю с Наташей до Алеши, и я плакала, когда слушала.
- А вам кто рассказывал?
- Разумеется, Алеша, и сам со слезами рассказывал: это было ведь
хорошо с его стороны, и мне очень понравилось. Мне кажется, он вас больше
любит, чем вы его, Иван Петрович. Вот эдакими-то вещами он мне и нравится.
Ну, а во-вторых, я потому с вами так прямо говорю, как сама с собою, что вы
очень умный человек и много можете мне дать советов и научить меня.
- Почему же вы знаете, что я до того умен, что могу вас учить?
- Ну вот; что это вы! - Она задумалась.
- Я ведь только так об этом заговорила; будемте говорить о самом
главном. Научите меня, Иван Петрович: вот я чувствую теперь, что я Наташина
соперница, я ведь это знаю, как же мне поступать? Я потому и спросила вас:
будут ли они счастливы. Я об этом день и ночь думаю. Положение Наташи
ужасно, ужасно! Ведь он совсем ее перестал любить, а меня все больше и
больше любит. Ведь так?
- Кажется, так.
- И ведь он ее не обманывает. Он сам не знает, что перестает любить, а
она наверно это знает. Каково же она мучается!
- Что же вы хотите делать, Катерина Федоровна?
- Много у меня проектов, - отвечала она серьезно, - а между тем я все
путаюсь. Потому-то и ждала вас с таким нетерпением, чтоб вы мне все это
разрешили. Вы все это гораздо лучше меня знаете. Ведь вы для меня теперь
как будто какой-то бог. Слушайте, я сначала так рассуждала: если они любят
друг друга, то надобно, чтоб они были счастливы, и потому я должна собой
пожертвовать и им помогать. Ведь так!
- Я знаю, что вы и пожертвовали собой.
- Да, пожертвовала, а потом как он начал приезжать ко мне и все больше
и больше меня любить, так я стала задумываться про себя и все думаю:
пожертвовать или нет? Ведь это очень худо, не правда ли?
- Это естественно, - отвечал я, - так должно быть... и вы не виноваты.
- Не думаю; это вы потому говорите, что очень добры. А я так думаю,
что у меня сердце не совсем чистое. Если б было чистое сердце, я бы знала,
как решить. Но оставим это! Потом я узнала побольше об их отношениях от
князя, от maman, от самого Алеши и догадалась, что они не ровня; вы вот
теперь подтвердили. Я и задумалась еще больше: как же теперь? Ведь если они
будут несчастливы, так ведь им лучше разойтись; а потом и положила:
расспросить вас подробнее обо всем и поехать самой к Наташе, а уж с ней и
решить все дело.
- Но как же решить-то, вот вопрос?
- Я так и скажу ей: "Ведь вы его любите больше всего, а потому и
счастье его должны любить больше своего; следственно, должны с ним
расстаться".
- Да, но каково же ей будет это слышать? А если она согласится с вами,
то в силах ли она будет это сделать?
- Вот об этом-то я и думаю день и ночь и... и...
И она вдруг заплакала.
- Вы не поверите, как мне жалко Наташу, - прошептала она дрожавшими от
слез губками.
Нечего было тут прибавлять. Я молчал, и мне самому хотелось заплакать,
смотря на нее, так, от любви какой-то. Что за милый был это ребенок! Я уж
не спрашивал ее, почему она считает себя способною сделать счастье Алеши.
- Вы ведь любите музыку? - спросила она, несколько успокоившись, еще
задумчивая от недавних слез.
- Люблю, - отвечал я с некоторым удивлением.
- Если б было время, я бы вам сыграла Третий концерт Бетховена. Я его
теперь играю. Там все эти чувства... точно так же, как я теперь чувствую.
Так мне кажется. Но это в другой раз; а теперь надо говорить.
Начались у нас переговоры о том, как ей видеться с Наташей и как это
все устроить. Она объявила мне, что за ней присматривают, хотя мачеха ее
добрая и любит ее, но ни за что не позволит ей познакомиться с Натальей
Николаевной; а потому она и решилась на хитрость. Поутру она иногда ездит
гулять, почти всегда с графиней. Иногда же графиня не ездит с нею, а
отпускает ее одну с француженкой, которая теперь больна. Бывает же это,
когда у графини болит голова; а потому и ждать надо, когда у ней заболит
голова. А до этого она уговорит свою француженку (что-то вроде компаньонки,
старушка), потому что француженка очень добра. В результате выходило, что



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [ 62 ] 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.