read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



что в лесах и сегодня не гремят браконьерские винтовки? Дурной пример
заразителен.
Подошли Телеусов и Кожевников, выслушали рассказ о событиях на Лабе,
помрачнели. А что мы можем сделать?
- Ты о штабном вызове не запамятовал? - спросил Кожевников. -
Новостей-то целый воз...
Я стал одеваться.
- Мово коня возьми, Михайлыч, - сказал Телеусов.
- Что с Аланом?
- Приболел. Еще вчерась, я уж не стал говорить тебе, думал так,
случаем. А оно сурьезно вышло. Хужее и хужее ему. Головы не подымает.
Мы пошли на коновязь. Алану отвели отдельное стойло. Он лежал, открытые
глаза его печально светились. Увидел меня и тихо заржал. И я вдруг понял,
что дни его сочтены.
В штаб скакал на коне Телеусова. Смутно и горько ощущал, что счет бедам
только начался.
Подробным рапортом я доложил о действиях казаков за осенние месяцы
минувшего года, по памяти перечислил заслуги каждого, особо упомянул Павлова
и Кожевникова, перечислил взятые трофеи. Только о зубрах не обмолвился ни
словом.
Рапорт у меня принял подъесаул, очень веселый и любезный юнец. От него
сильно пахло духами. И это почему-то раздражало.
- Где ваши остальные чины? - спросил я, оглядывая пустые комнаты с
устоявшимся запахом папирос.
- На приеме. Генерал Корнилов самолично прибыли в Ставку, а сегодня
навестили наш корпус. Собрали господ офицеров на доверительную беседу. С
вином и прочим...
Он засмеялся, заспешил, бесконечно обрадованный своей причастностью к
этому не совсем понятному собранию, где далеко не все офицеры.
Рапорт лег в толстую папку с бумагами. Я поскакал назад.
Дежурный по сотне принял у меня лошадь и нехотя сказал:
- Наши там, возля опушки. Коня хоронят.
- Алана?!
- Как вы уехали, он вскорости и затих.
Еще одна беда. Алан мне более чем друг. И вот... Я тяжело шагал к
опушке.
Мои товарищи уже ровняли бугорок. Мы молча постояли возле, вздохнули и
пошли назад. Уснуть удалось только под утро.
А в шесть звуки трубы, тревога, команды, ржание коней. И волнующее
чувство перемен: может быть, наступаем? Бой есть бой. Он все заслоняет
собой. Тем более за свою землю идем.
Телеусов привел серого широкогрудого коня, не сказал - чей, откуда. Мы
построились. Рассвело. Подъехала группа офицеров из штаба. Лица сонные,
глаза покрасневшие. Затянулся вчерашний прием... Прочли перед строем приказ:
корпусу спешно двигаться на юго-запад. К Брусилову.
Как оживились казаки, как поднялись головы, заблестели глаза! На помощь
доблестному генералу, под его начало! В дело! Ры-ы-ы-сью!..
В эти сухие летние дни дороги на Бобруйск, Слуцк и далее на Сарны
покрылись сплошной пыльной завесой. Шли плотными колоннами, давая отдых
коням лишь в середине дня и около полуночи, чтобы и самим поспать часа
три-четыре. Грохотали орудийные упряжки, появились даже незнаемые доселе
броневики. Шла армия, закаленная, готовая к действиям. Пока жива армия,
живет и Россия, так говорил, кажется, Кутузов.
Неделя проскочила в походе. Вот уже слышится гул боев впереди. Штабные
говорят, что прорыв на Луцк удался, впереди Ковель. Смотрю на карту. Брест
совсем недалеко. Вдруг мы снова окажемся в районе Беловежской пущи?
Корпус не сразу бросили в бой. Уже от городка Сарны пошли с большой
осторожностью на запад. Путь пролегал по только что освобожденной от
германцев земле. Видели, что сделала война с полесской Украиной. Сожженные
села, изувеченные пашни, горелые леса, безлюдье. Ни птиц, ни зверя. Мертвая
зона.
В дело вошли на Стоходе, рубились с немецкими драгунами из армии
Гинденбурга.
Подо мной осколком снаряда убило Серого. Пока наш полк не отбросил
врага, пришлось сменить еще одного коня. А ночью, обозленные, взвинченные,
мы сделали дерзкую вылазку, сбили на бивуаке конный отряд и, покончив с
драгунами, выловили семнадцать крупных верховых лошадей. Утром я выбрал себе
молодую трехлетку, чистых кровей, диковатую гнедую в белых чулочках. Она
оказалась своенравной, не очень слушалась, шарахалась от людей, но ее быстро
образумили, и через три дня, в новой атаке, она была полностью во власти
седока. Понюхала крови, ожесточилась и шла на противника грудью, скалила
зубы, становилась на дыбы. Бесстрашная, резвая и хитрющая лошадь.
- Чистая куница, - сказал Алексей Власович. - Экая ловкая и понятливая!
Откелева ее взяли драгуны?
Мы так и стали ее звать: Куница.
Ковель отбить не удалось. Немцы ввели в дело тяжелую артиллерию. Но
потрепали мы их крепко.
Понемногу фронт успокоился. В сентябре наши стояли за сотню верст к
западу от весенних позиций. А побывать возле Беловежской пущи так и не
удалось.
Просматривая в захваченных штабах кипы немецких газет, я наткнулся на
заметку о зубрах. Она называлась: "В Беловежских лесах". Безымянный автор,
укрывшийся за инициалами, рассказывал о том, как "под руководством господина
директора Берлинского зоологического сада Шенихена в Беловежской пуще
удалось отловить пятнадцать одичавших зубров. Их отвезли в охотничий парк
Месериц, находящийся в Восточной Пруссии, где условия жизни сходны с
условиями Беловежского леса. К сожалению, русские дикари, - продолжал автор,
словно соревнуясь со своим коллегой из "Нивы", - особенно казаки, отступая
под сокрушительными ударами доблестных армий Шольца и Гальвица, бессмысленно
перестреляли множество редких зверей в этом заказнике. Оставшиеся зубры и
олени укрылись в глухих лесах, и ныне трудно установить, сколько их бродит в
этом завоеванном крае".
Вот как повернулось! С больной головы на здоровую. Если бы наша сотня
не уходила из пущи последней, если бы своими глазами мы не видели австрийцев
на охоте... Это сообщение лишний раз убеждало, что немцы не только
вылавливают зубров для своих зоопарков - это еще полбеды! - но и стреляют
их, считая зверя военной добычей. И притом спешат выгородить себя перед
научной общественностью мира, если придется держать ответ за истребление
древнейшего быка.
Газету я сохранил. Вечером прочитал статью казакам, кто воевал с нами в
пуще. Ругались крепко, отплевывались, вспомнили, как наказали мы "охотников"
и членов первого немецкого управления.
Телеусов сидел, пощипывая усы. Потом, когда мы остались с ним и
Кожевниковым, задумчиво сказал:
- Помнишь, Андрей, как сидели мы вот так же, втроях, на Кише и ты нам
докладывал, отчего это хорошо, ежели зубры в разных других местах проживают?
А ведь правильно сказывал. Теперича у нашего Кавказа небось потомство, кровя
кавказские. Пущай и на чужой земле.
- А стада нашенские в горах ты что это, уже списал? - Кожевников
прищурился. - Пока мы тута, они там тоже здравствуют и плодятся. Ежели и
бьют их, как супруга Андрея Михайловича отписывала, то все одно приплода
больше. Война, слава богу, далече от них.
- У такой войны крылья преогромные, - возразил Телеусов.
- Ну, Кишу или Умпыря те крылья все одно не накроют.
Говорить на эту тему как-то не хотелось.

Запись вторая
События семнадцатого года. Последние бои.
Мы едем на юг. В Новочеркасске.
Решение казаков. Освобождение Катерины Кухаревич.
Бой у моста через Кубань. В родном доме.

"1"
Осень шестнадцатого года выдалась холодной и злой. Сражения на фронтах
мировой войны поутихли. Наш кавалерийский полк отвели под Сарны.
Непривычная тишина стояла здесь. Казаки несли караульную службу,
собирались куренями, говорили и спорили о войне, откровенно скучали по дому.
Никто не видел конца затянувшейся бойне. Будущее не угадывалось и потому
пугало. Просыпаясь среди ночи, я подолгу лежал с открытыми глазами и, чтобы
как-то отвлечься от мрачных мыслей, возвращался в недавнее прошлое. Чаще
всего вспоминал минувшую осень, когда в разгар немецкого наступления мы
оказались на положении партизан в районе Беловежской пущи. Кругом были
немцы. Зубры хоронились в глухих лесах. Где-то здесь находился и выросший
теперь зубренок по кличке Кавказ, которого мы вывезли из своих краев. Уцелел
он или погиб? Мой знакомый Врублевский тогда сказывал, будто отправили его в
Гамбург, в зоосад знаменитого Карла Гагенбека. Лучше бы так. Все равно зубры
в оккупированной немцами Беловежской пуще не уцелеют. А у нас?..
Все егеря на войне. Кубанской охоты не существует. Кавказ с лесами и
зверями открыт. Мы хоть и с винтовками, но далеко. Только в моей сотне
десять егерей, среди них самые опытные и честные - Алексей Телеусов и
Василий Кожевников. А наш ученый руководитель Христофор Шапошников, более
всех сделавший для сохранения зверя на Кавказе, тот и вовсе на турецком
фронте. Жив, нет ли? Кто защитит дикого зубра, когда в горы пойдут
оголодавшие люди из станиц? От одного этого становится не по себе. А если
война придет на Кавказ? Ведь немцы уже в пределах Украины.
В гнетущей бездеятельности проходили недели мрачной осени. Мы все



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [ 63 ] 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.