read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Ага, и стерег бы "мерседесы" возле Краснопресненских бань!
-- У бань не надо! У бань стреляют... Куда катимся? Куда?!
Запивая неприятные впечатления от коньяка пивом, Сергей пообещал мне
дело с пропажей выручки замять, ведь обычно за такие промашки продавцов
бьют, пока растрату не покроют, -- один тут даже почку продал, чтоб
отвязались... Рассудил, мол, все равно отобьют! Но уговорить Самеда не
выгонять меня с работы Сергей Леонидович даже и обещать не стал. Сознался,
что не в его компетенции. Уже настойчиво влекомый помощниками в машину, он
одолжил мне тысяч двадцать -- в переводе на старые деньги примерно
четвертной... И тут я вспомнил то, о чем хотел спросить Леонидыча:
-- Послушай, ты помнишь Костожогова? Его лицо профессионально
затрезвело:
-- Был такой...
-- Адрес помнишь?
-- Адреса, явки, пароли... Конечно, помню. У него еще собака серди-итая
была.


3
...Автобус от станции трясся по колдобистой дороге минут тридцать до
села Цаплино. Нужная мне остановка так и называется "Школа", но школы не
было, был дом, одноэтажный, деревянный, очень старый, но располагалась там
теперь не школа, а какой-то оптовый склад, из которого два подвыпивших
мужика вытаскивали и кидали в крытую машину коробки со "сникерсами",
сигаретами "Bond" и ароматизированными презервативами "Sweet love".
-- А где школа? -- спросил я.
-- А нету теперь школы... Закрыли теперь, знамо дело, школу, -- ответил
тот, что потрезвей.
-- На хрен! -- уточнил второй, тот, что попьяней.
-- Почему закрыли? -- поинтересовался я.
-- А ребятишек нет. Не настрогали. Штук семь осталось. На станцию,
знамо дело, в школу их теперь возят.
-- А вяз? -- спросил я. -- Тут дерево большое было. К нему французы
лошадей привязывали...
-- Так то французы... Спилили вяз твой!
-- На хрен! -- уточнил тот, что попьяней.
-- Вишь, машине к складу подъезжать мешал. Бензопилой -- фыр-р-к -- и
нету!
-- А учитель? Учитель тут был -- Костожогов?
-- Застрелился твой учитель!
-- Как застрелился?
-- На хрен...
-- Ладно, помолчи, -- цыкнул на своего напарника тот, что потрезвей. --
Из "тулки" застрелился. Знамо дело, в сердце приставил, ботинок снял и ногой
курок нажал...
-- А отчего застрелился?
-- А отчего стреляются? От души... Хороший человек был. Детишек, знамо
дело, доучил, на каникулы отправил, чтоб не беспокоить, потом уж и
стрельнулся. А в письме так и написал: в моей смерти прошу никого не винить,
знамо дело, подмастерье ушел к своему мастеру... Мне участковый письмо
показывал, он от него полколяски разных бумах увез. Грамотный был учитель!
-- Я слесарь четвертого разряда, понял?! -- вдруг сообщил тот, что
попьяней.
-- А давно это случилось? -- спросил я.
-- Да уж два года, как похоронили.
-- А где похоронили?
-- А где хоронят-то? На кладбище, знамо дело...
...На заросшем холмике не было никакого памятника, а лишь воткнутая в
землю фанерная дощечка с размытой чернильной надписью, да еще уцелели
измочаленные ветром и обесцвеченные непогодой остатки бумажного венка. И
только вплетенные в венок аляповатые пластмассовые розы полностью сохранили
свой синий цвет -- яркий-преяркий. Я дал мужикам на водку и вернулся в
Москву.
На следующий день, безработно сидя дома и тупо созерцая бесконечную
телерекламу женских гигиенических прокладок, я вдруг наткнулся на передачу
"Бизнесмены круглого стола", которую вела знаменитая Стелла Шлапоберская,
родоначальница гласности на телевидении. А среди сидящих за круглым столом
богачей (мир тесен, как туалетная комната в блочном доме) я неожиданно
увидел одного моего давнего приятеля, точнее, мужа моей еще более давней
приятельницы. Она нежно уважала меня за то, что после окончания нашего
бурного романа я, в отличие от моих многочисленных предшественников, не стал
делать вид, будто однажды мы вместе с ней стояли в магазинной очереди, а
выдал ее замуж за хорошего парня, своего знакомца, сочинявшего сказки, --
тогда все что-нибудь сочиняли. Между делом, за пивом в Доме литераторов, я
пожаловался ему, что впервые встретил женщину, от которой не смог добиться
взаимности без соответствующей отметки в паспорте. Пораженный таким
реликтовым целомудрием, он немедленно на ней женился. Но что самое
интересное, этот лох вытянул счастливый билет: она оказалась верной,
заботливой и трудолюбивой женой. И когда я, оказавшись во временном
сексуальном промежутке после очередной подлой Анкиной измены, заявился к ней
домой в отсутствие мужа, чтобы, так сказать, возобновить знакомство, она,
оторвавшись от стирки, отхлестала меня по лицу мокрым полотенцем. Мы
расхохотались и стали друзьями. А начинающий сказочник, вишь ты, стал
миллионщиком! Решение, как пишут в детективных романах, созрело мгновенно. Я
нашел номер ее телефона, позвонил -- и внезапно был приглашен на юбилей их
свадьбы, который они отмечали через два дня в "Праге".
Это было 4 октября 1993 года, я очень хорошо запомнил этот день, потому
что именно тогда сочинил первую эпиграммушечку и таким образом снова обрел
свое место в полноценной жизни. Я шел с купленным на последние деньги
букетом по взбудораженной Москве, мне не было дела до солдат в касках и с
автоматами, до растерянных милиционеров и плохо одетых людей, волокущих
куда-то потрепанные красные флаги. Букет вышел отличный: я по дешевке набрал
целую охапку белоснежных гвоздик с поломанными ножками, а завернули мне их
так, что этот извинительный в моем положении дефект почти не был заметен.
За огромным столом, ломившимся от улыбчивых жареных поросят и утопающих
в черной икре долготелых осетров, было много известных бизнесменов и
популярных политиков. Я узнал знаменитого правозащитника Тер-Иванова и даже
постарался поймать его взгляд, но он сделал вид, что мы с ним незнакомы. А
может, и в самом деле забыл о моем существовании. Сначала говорили
витиеватые тосты, а потом кто-то остроумный предложил не тратить время на
разговоры, а поднимать бокалы после каждого залпа: с Краснопресненской
набережной доносилась глухая канонада -- танки как раз начали обстреливать
Белый дом... Идея понравилась. И когда между залпами образовывалась слишком
пространная пауза, гости сердились, нервничали и роптали на нерасторопность
танкистов... Наконец канонада вовсе прекратилась. Как потом выяснилось,
именно в это время депутатов с поднятыми руками выводили из парламента и
пинками заталкивали в автобусы. А рядовых оборонцев утаскивали на
Краснопресненский стадион -- истязать и приканчивать...
Возникла какая-то неюбилейная пауза. Кто-то пьяным голосом заорал
"Горько!", призывая десятилетнюю пару слиться в супружеском лобзании. Но
предложение не прошло, видно, за десять лет брачные ласки юбилярам приелись,
как икра одному из гостей, специально для себя заказавшему у официантов
порцию гречневой каши с котлетами -- главную пищу его прежнего инженерного
существования... Тогда, воспользовавшись заминкой, я встал и попросил
внимания, решив прочитать первую эпиграммушечку, сочиненную прямо тут же и
записанную на салфетке. Показывая рукой на счастливую пару, я громко и с
чувством продекламировал:
Семейного союза узы
Прочней Советского Союза!
Застолье взорвалось аплодисментами, счастливый муж все-таки сорвал
поцелуй у своей уворачивающейся жены, а из-за стола резко вскочил Недвижимец
и крикнул:
-- Еще!
Приободренный, я стал вспоминать разные эпиграммы и прочие рифмованные
глупости, которыми балуются любые литераторы в своем незамысловатом быту, и
только отдельные проходимцы выдают их за шедевры контекстуальной поэзии.
Весь остаток юбилейного вечера я выступал "на бис". Женщинам особенно
понравилось мое "Предостережение старому холостяку":
Но час придет -- кондрашка хватит,
Посмотрит: кудри в седине.
Решит: теперь жены мне хватит...
А хватит ли теперь жене?
При этом жены толкали своих обленившихся спутников жизни в бока и
бросали на них взгляды, полные лукавой тоски по невостребованным супружеским
объятиям. Мужчины же высоко оценили другое мое четверостишие, называвшееся
"За что?":
Женщины любят мужчин --
Не за высокий чин
И не за банковский счет,
А кое за что еще...
Теперь уже мужчины поглядывали на своих дам с тем чувством
превосходства, которое неизменно заставляет женщину страдать от комплекса
кастрации, открытого Фрейдом, и остро ощущать драму своей природной



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [ 63 ] 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.