read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



крохотная его фигура сразу как бы растворяется среди окружающих его бумаг
и папок и над столом торчат только уши и очки.
- Тэк-с. Чем могу служить? - спрашивает он, склонив лысую голову набок и
водянисто глядя на меня сквозь стекла очков.
Эти огромные очки в темной тяжелой оправе словно защищают его от
окружающих.
- Я из милиции, - говорю я самым миролюбивым, почти дружеским тоном. -
Случилось, понимаете, несчастье.
- Какое еще, господи боже мой?
- Вы, конечно, знали Гвимара Ивановича?
- Еще бы! И знал, и, так сказать, знаю. Честнейший...
- Погиб.
- Что-о?!
Шпринц даже подскакивает на своем кресле.
- Увы! - печально говорю я. - Вы же знаете, у него были дела в Москве.
- О его делах, так сказать, понятия не имею, поверьте мне.
Он прижимает маленькие ручки к груди. Вид у него до крайности испуганный.
- Это уже не имеет значения, - я качаю головой. - Вместе с Гвимаром
Ивановичем ушли и все его дела, в лучший мир, как говорится.
- Но как это случилось, господи боже мой? - весь трепеща, спрашивает
Георгий Иванович. - Вы мне можете сказать?
- Убит, - коротко говорю я.
- Убит?! За что?!
- Вот это меня к вам и привело.
- Но я же, так сказать, ничего не знаю... Клянусь, ничего не знаю... -
испуганно лепечет Шпринц. - Если бы я, так сказать, знал... Поверьте...
- Верю, верю. Откуда вам это знать. Но его самого-то вы же знали? По
крайней мере, так же, как он вас, когда рекомендовал на этот пост.
Я указываю на стол.
- Ну, в какой-то мере, с какой-то, так сказать, стороны, конечно, я его
знал. Какой может быть разговор, - разводит руки Георгий Иванович,
откидываясь на спинку кресла. - Это, конечно, сам по себе факт.
- И некоторых его знакомых в Москве тоже знаете?
- Кого вы, так сказать, имеете в виду? - настораживается Георгий Иванович.
- Поясните, так сказать, на факте.
- Ну, ну. Вы же знаете этих людей лучше меня, - примирительно говорю я. -
Будет даже неудобно, если я их вам буду называть. У нас же неофициальный
разговор.
- Вы тысячу раз правы, тысячу! - восклицает Георгий Иванович, оживляясь и
снова прижимая руки к груди. - Знакомые у него там есть... так сказать,
были. Это сам по себе безусловный факт. Но, господи боже мой, зачем он
туда, к ним поехал? Вы можете мне пояснить? - с мученической гримасой
вопрошает Георгий Иванович.
- Полагаю, что повидаться, - говорю я.
- Да, да, - горячо подхватывает Шпринц. - Вы тысячу раз правы, тысячу! У
него там есть... был, так сказать, задушевный приятель, это сам во себе
факт.
- Деловой приятель, - поправляю я.
- Да, да, деловой, - снова подхватывает было Шпринц, но тут же, словно
поперхнувшись, внезапно умолкает.
- Представьте, Георгий Иванович, - сочувственно говорю я. - Вот в том
самом дворе, где этот приятель живет, его и убили.
- У Виктора Арсентьевича?! - в полной панике восклицает Шпринц. - Быть
того не может! Господи боже мой...
- Почему же не может? Всякие споры, ссоры иногда кончаются бедой.
- Да, да... Морально, так сказать, опущенные люди... Это сам по себе
факт... - растерянно лепечет Георгий Иванович, не сводя с меня испуганных
водянистых глаз. - Ужас просто, господи боже мой!.. Я же говорю... Им бы
только урвать... Только себе...
- Вот и Лев Игнатьевич...
- Не говорите о нем! - с негодованием восклицает Георгий Иванович. - Это
шакал, уверяю вас!.. Это, так сказать, гиена... Его и сам Виктор
Арсентьевич терпеть не может, господи боже мой...
- Но принимает, - на всякий случай вставляю я.
- А что, так сказать, делать остается? Только приятных людей принимать?
Морально, конечно, хотелось бы. Но фактически...
- Вы давно его видели?
- Кого, простите?
- Да Виктора Арсентьевича.
- Прошлым летом. Приезжал отдыхать с супругой. Милейший человек. И
абсолютно культурный. Это сам по себе тоже факт, уверяю вас.
- И деловой?
- О-о! Я понимаю, так сказать, ваш намек, - с хитрой улыбочкой грозит мне
пальцем Георгий Иванович. - Понимаю. Но имейте в виду, его поставки нам
вполне официальны. Он лишь выполняет указание руководства, это сам по себе
абсолютный факт! - Палец Георгия Ивановича, описав плавную кривую,
многозначительно поднимается над его головой.
И тут я вспоминаю рассказ Лиды о каких-то внеплановых поставках пряжи,
причем самые большие партии ее шли из Москвы. Уж не от Виктора ли
Арсентьевича? Это интересно проверить.
- Вы имеете в виду пряжу? - спрашиваю я.
Шпринц важно кивает.
- Именно, так сказать, ее.
- Но Гвимар Иванович после ухода из магазина разве имел к ней отношение?
- Не имею понятия! - поспешно восклицает Шпринц и выставляет перед собой
обе руки, словно защищаясь от кого-то. - Уверяю вас, не имею! Бумаги идут
абсолютно официальным путем. Через управление Разноснабсбыта. За высокой
подписью, это сам по себе, без сомнения, факт.
- Ну, небось толкачи все-таки требуются? - наивно спрашиваю я.
В самом деле, я не очень-то разбираюсь в этих тонкостях, тут ведь не моя
епархия. И, видимо, Георгий Иванович своим обостренным чутьем улавливает
это и заметно приободряется. На лице его появляется даже некое
покровительственное выражение.
- Всюду нужны толкачи, это сам по себе факт, - солидно кивает он. - Куда
денешься? Так уж все устроено, к вашему сведению.
- И Ермаков...
- Господи боже мой, при чем тут Гелий? - снова впадает в панику мой
собеседник. - У него же, так сказать, другая система. Это абсолютный факт.
Даже не говорите про него, боже мой...
- Но Лев Игнатьевич...
Я нарочно сейчас подбрасываю ему эти имена, всякие имена. Пусть он
разбирается по-быстрому, в спешке, что я в самом деле знаю и чего нет, где
я попадаю в точку, а где пальцем в небо. Пусть разбирается и при этом,
конечно, неизбежно будет путаться. В этой путанице, спешке и нервничанье
я, возможно, кое-что полезное ухвачу. Даже уже ухватил, черт возьми!
- Вот тут не верьте! - захлебываясь от негодования, почти кричит Георгий
Иванович и заклинающе протягивает ко мне короткие ручки. - Не верьте этому
человеку, умоляю вас! Обманщик и демагог! Это абсолютный сам по себе факт.
Подпустит такое, такие, так сказать, экономические обоснования выведет,
что тебе ученый, боже ты мой. А сам... родного отца зарежет! Всех продаст!
Ах, господи боже мой, Гвимар... Какая беда, какая беда...
И Шпринц в припадке искреннего отчаяния хватается за голову.
Но я так быстро не могу переключиться на покойного Гвимара Ивановича.
"Экономические обоснования"? "Демагог"? Ведь это очень похоже на моего
собеседника в кафе, на пресловутого Павла Алексеевича. А Лев Игнатьевич -
ведь это простая квартирная кража, вульгарная квартирная кража без всякой
демагогии и экономических обоснований. Ничего не понимаю! И на всякий
случай я подбрасываю Шпринцу еще одно имя.
- А Павел Алексеевич? - спрашиваю я.
- Кто? - удивленно смотрит на меня Шпринц, обрывая свои причитания.
- Павел Алексеевич, - повторяю я.
- Извините, извините. Но такого не знаю, - категорически объявляет Георгий
Иванович и, в свою очередь, спрашивает, причем голос у него начинает снова
дрожать: - Кто же его, так сказать, убил, вы выяснили?
- Да, - киваю я. - Представьте, ваши же уголовники, из вашего города. И
после этого они еще обокрали квартиру Виктора Арсентьевича.
- Не может быть!
- Увы, да.
- Ой, что творится, господи боже мой! - снова начинает причитать Георгий
Иванович, хватаясь за голову. - Отказываюсь верить! Отказываюсь, и все!
Ну, с Гвимаром я хоть как-нибудь, но понимаю. Лев на что хотите пойдет,
если... если, допустим, можно крупно заработать. Но поднять руку на
Виктора Арсентьевича, на золотую курочку, так сказать... Не понимаю! Не
по-ни-маю!
Шпринц и в самом деле ошарашен этой кражей, поэтому у него вырываются
слова, которые он конечно же никогда бы не произнес при других
обстоятельствах. И вот оказывается, Виктор Арсентьевич - "золотая
курочка"? Вернее, конечно, курочка, которая несет золотые яйца. В виде
этой самой пряжи, что ли? Ох, как мне нужен сейчас мой друг Эдик Албанян
из нашего московского ОБХСС. Окаемову я не верю, его квалификации, его
способностям.
- Лев Игнатьевич действовал не сам, - говорю я. - Он подослал на квартиру
Виктора Арсентьевича своих людей, понимаете? Но, возможно, и его самого
тоже кое-кто подослал. Вполне возможно, - многозначительно заключаю я.
- А я вам говорю! - азартно возражает Георгий Иванович и машет на меня
руками, словно прогоняя из кабинета. - Я говорю, вы с ума сошли! - он все
еще не в состоянии прийти в себя от услышанного. - Да, да! Я утверждаю!
Идиотом же надо быть, господи боже мой!
- А Лев Игнатьевич, я полагаю, не идиот?
- Ого! Да он нас с вами съест, и мы не заметим. Опомнимся, когда уже



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [ 63 ] 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.