read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



перенимать Дмитрия. Довмонт в ночь на первое стремительно прискакал к
Ладоге, забирая по пути всех встречных, чтоб не было вести, тут приказал
спешиться, скрыть оружие и поодиночке идти к воротам, а сам, отдав
стремянному копье, поехал шагом вперед, в крепость. Федор, когда подошел,
увидел толпу ратных и уже хотел было бежать, но спокойствие князя его
остановило. Довмонт, спешившись, беседовал с ратными и даже расхохотался
чему-то.
- А ты куда?! - остановили Федора в воротах.
- Со мной, с посада купец! - ответил Довмонт за него, и Федор, веря и
не веря, вступил под арку ворот, ощупывая спрятанный под овчиной клевец.
Довмонт еще что-то сказал и вдруг, возвысив голос, потребовал:
- Где воевода?!
Тот как раз въезжал в крепость следом за Федором и тоже, как и
Довмонт, слез с коня. Довмонт, не торопясь, отдал поводья своего скакуна
какому-то новгородцу и подошел к воеводе.
- Руки! - крикнул он страшно и вырвал меч. Тут пробравшиеся уже в
крепость копорские ратники, вместе с Федором, все обнажили оружие и взяли
воеводу в кольцо.
- Руки! - еще раз повелительно крикнул князь Довмонт, и Федор с
другим ратником схватили воеводу, завернув ему руки за спину.
- Вязать! - приказал Довмонт, не давая новгородцу открыть рта.
- Ответишь, князь! - прошипел новгородец, когда ему уже скрутили руки
ремнем, а вбежавшие новью Довмонтовы ратники обезоруживали растерянных
новгородцев. Ворота и башни уже были заняты. Кто-то бежал, кто-то с криком
рвался наружу. На посаде нерешительно начал бить колокол.
- Тиуна! Бояр! Всех! - требовал меж тем Довмонт, вбросив меч в ножны.
- Именем великого князя Дмитрия!
И новгородцы, ошалев, уже сами бросались исполнять его приказы. Скоро
засадная рать заняла и посад.
- Без крови?! - ликовали слушатели.
- Без крови обошлось! - отвечал Федор. - Ну, тут и товар весь взяли,
какой наш, и казну княжеву, и лошадей забрали, и возы...
Ладожского посадника и бояр Довмонт забрал с собой и отпустил с
полдороги, когда уже можно было не бояться преследования. Федора Довмонт
отослал ко князю Дмитрию тотчас с приказом не останавливаться нигде и
скакать изо всех сил.
Новгородские послы, злые, но сбавившие спеси, приехали на Сытино к
вечеру. Они пеняли, что Довмонт в Ладоге взял не один Дмитриев товар, но
<задрал и ладожское>. Взамен упущенной казны они задержали двух дочерей
Дмитрия и бояр, что были на Городище, и требовали в обмен очистить
Копорье. С Новгородом спорить не приходилось. Да к тому же, спасая себя,
бояре сейчас спасали и весь город от возможной татарской расправы. И,
кроме того, Андрей уже прислал заверения, что на все требования Великого
Новгорода он согласен без спору. Но с казной в руках можно было и выждать,
и прокормить дружину. Да и было теперь пристанище, где пересидеть.
Северное море тише шумело в ушах. Свейский король еще подождет Дмитрия!
Тронули во Псков.
Князь Андрей прибыл в Новгород и сел на столе в начале февраля,
последнего месяца старого года. Подписал ряд с новгородцами и послал своих
тиунов в великокняжеские села. Дмитриевы бояре к тому времени уже
освободили Копорье, и новгородская рать с мастерами-каменщиками ушла туда,
чтобы до весны разломать и развезти крепость до самого основания.
Софийские бояре не хотели оставлять князю никакой зацепки на новгородской
земле. Дымом обращались заморские торговые замыслы Дмитрия. И серебро, и
воля, и ветер, и власть. Уходили вновь в далекие века грядущих российских
свершений.

ГЛАВА 56
Меж тем вал беглецов, растекаясь по дорогам, достиг Москвы. Князь
Данил, забросив всякое прочее дело, принимал и принимал обмороженных,
трясущихся мужиков и баб на заморенных конях, с тощими, потерявшими молоко
коровами. Их разводили по избам посада и ближних деревень. Сразу раздавали
горячую еду, ломти и целые караваи печеного хлеба. На поварнях пекли и
варили день и ночь. Овдотья от ребенка бегала, сама заразившись мужевой
заботою, раздавала одежонку и сласти маленьким. За обедом только и
разговору было:
- Еще семьдесят душ! Коней уже с триста здесь да на посаде полторы
тыщи. Ставить некуда! В Звенигород придет слать да в Рузу...
Бояре, стойно своему князю, бегали тоже, разводили тех, кто
посправнее, в дальние деревни, раздавали на прожиток муку, рыбу, сено и
ячмень.
Данил, едва поев, снова скакал, суетился, распоряжался, расспрашивал,
жадно оглядывая людей. Кто был - переждать беду, а кто и навовсе просился.
Этих князь привечал особо:
- Ростовские? Огородники?
- На том выросли!
Помочь надо было всем, но люди шли и шли, и уже хмуро подсчитывалось,
хватит ли запаса? Зато узнав, что насовсем и добрые работники, Данил не
жалел ничего. В голосе само уже складывалось, куда, когда и к какой работе
можно будет приставить, маленько подкормив, мастера. Одного мужика с
семьей он привел даже прямо к Протасию в терем. Овдотья заругалась:
- Куда в боярские хоромы! Вшей напустит тут!
- Ничего, Протасий не осудит, - возразил Данил. - Дети! - И прибавил
погодя с гордостью: - Литейный мастер! Колокола станет лить!
Овдотья глядела на разгоряченное заботливое лицо Данилы. Его нос
раздувался, пока ел. Откидываясь, жадно доглатывая, бросал:
- Весной ставить кузни на Яузе! Сваи бить сейчас! И мельницу ту тоже!
- Еще татары бы не пришли!
- Не придут. Протасий доносит, что уходят. Да у нас засеки на дорогах
поделаны, и баскак обещал. Дарить пришлось...
Он сидел, отвалясь к стене, полузакрыв глаза. Овдотья любовалась,
ощущая прилив бабьей нежности к нему и к сыну (груди распирало от молока).
Обоих охватить, зацеловать и того и другого! Князь мой, князь ненаглядный!
Овдотья вдруг заплакала:
- Муром разорили! Батюшка жив ли?
- Жив, узнали уже! - отрывисто отозвался Данил. Встал, качнувшись.
- Не отдохнешь?
- Не! Люди тамо!
Овдотья на миг приникла к нему, закрыв глаза:
- Ну иди! Я тоже покормлю и выбегу.
- Ты не очень! Себя побереги! - уже на ходу прокричал ей Данил. -
Морозно!
Самому Даниле мороз был не в мороз. Горели костры. Ржали кони. Люди
текли и текли, и всех надо было размещать, кормить. Хватит ли запаса?
Запас был тройной, но народу прибывало впятеро. И тех, что воротятся, и
жаль бы кормить... Он потянул носом, поморщился, отмахиваясь от худой
мысли. Мельком подумал, что теперь надо ехать к Андрею, кланяться, и еще
одно, что теперь Митин наместник уже не у дел. Отослать? Куда?! Пусть
воротится брат... С наместником было все хуже и хуже, вот и сейчас едва
настоял, чтобы тот передал рать Протасию...
Ночью они толковали в постели:
- Как, Даньша, думашь, Андрей воротит Мите Переяславль? Ведь братья
родные!
- Как я думаю? Никак! Меня не спросят. Ни Андрей, ни Дмитрий. А мне
тот и другой старшие братья, в отца место. Митя тыкал, Андрей будет тыкать
теперича.
- А ежели прикажет идти на брата?
- И пойду... Как на Новгород... Можно и ходить, да не ратиться! Татар
не надо звать. Они все забыть не могут киевски времена, а пора забыть!
Тогда половцев водили сами, а сегодня татары нас водят. Андрей и того
понять не может! Землю запустошит, куда она ему? Может, и верно, что
последние времена. Встал брат на брата. Тогда уж один конец... Спи!
Дуня, улыбаясь в темноте, осторожно погладила мужа по плечу. Данил
помолчал, посопел.
- Нам вон три мельницы надо ставить нынче! На Неглинной, повыше тех,
на Яузе и в Заречьи, за Даниловым, я присмотрел... Сами чли по летописям:
<Отцы наши распасли землю русскую!> Это чтобы бабы детей рожали!
Он положил руку, хотел огладить жену, Овдотья поймала его ладонь и
потерлась щекой, потом укусила легонько за палец, прошептала:
- Уж котору ночь маюсь!
Данил поглядел скоса в полутьме. Овдотья была горячая. От нее пахло
молоком. Он вздохнул, снова подумал о братьях. Пробурчал:
- А о том, что надо строить... Не будет ни правых, ни виноватых, одни
волки по дорогам... Торговать надо... Дать людям дышать...
- А меня ты совсем забыл! - с упреком перебила Овдотья и решительно
прижалась к супругу.

ГЛАВА 57
Федор возвращался в Княжево с сильно бьющимся сердцем. Уже от Торжка
началась разоренная земля. По дорогам пробирались люди, творилась
бестолковая суетня растерянных беженцев. Спрашивали о своих. По деревням
стоял вой. Там мужик с угрюмо-виноватым лицом, видно ратник, искал
уведенную в полон женку, в ином месте жена, узнавшая наконец о гибели
супруга, голосила у огорожи деревенского кладбища. Редко еще можно было
встретить мужика, везущего бревна, да и тот глядел дикими глазами, не
зная, не свалить ли воз, обрубив веревки, да не дернуть ли в лес, следя



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [ 63 ] 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.