read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Педологию, - сказал Валя. - Уверяю тебя, очень почтенный
профессор... И вообще...
- Что вообще?
- По-моему, ты в нем ошибался.
- В самом деле?
- Да, да, - с глубоким убеждением сказал Валя. - Ты в нем ошибался!
Посмотри, например, как он относится к своим ученикам. Он просто готов за
них в огонь и в воду. Ромашов рассказывал мне, что в прошлом году...
- Ромашов? Этот еще откуда взялся?
- Как откуда? Он-то меня к ним и привел.
- Так и он бывает у Татариновых?
- Он? Он Николая Антоныча ассистент. Он там каждый день бывает. И
вообще он у них самый близкий человек в доме.
- Постой, что ты говоришь? Я не понимаю. Ромашка?
- Ну да, - сказал Валя. - Только его, понятно, теперь так никто не
называет. Между прочим, он, по-моему, собирается жениться на Кате.
Что-то толкнуло меня прямо в сердце, и я сел, поджав под себя ноги.
Валя тоже сел на кровати и уставился на меня с изумлением.
- Что? - спросил он. - Ах, да! Черт! Я совсем забыл!
Он забормотал, потом растерянно оглянулся и слез с кровати.
- Не то что собирается...
- Да нет, ты уж договаривай, - сказал я совершенно спокойно.
- То есть как договаривай? - пробормотал Валя. - Я тебе ничего не
сказал. Я просто так думаю, но ведь мало ли что я думаю! Мне иногда
приходят в голову такие мысли, что я сам удивляюсь.
- Валя!
- Да я не знаю! - в отчаянии сказал Валя. - Что ты ко мне пристал,
скотина? Мне это просто кажется, но ведь мне иногда черт знает что
кажется. Ты мне можешь не верить - и баста!
- Тебе кажется, что Ромашов хочет жениться на Кате?
- Нет! Черт! Я тебе говорю, что нет! Ничего подобного! Он стал
одеваться шикарно, вот и все.
- Валя!
- Вот я тебе клянусь, что больше ничего не знаю.
- Он с тобой говорил?
- Ну, говорил. Он, например, рассказывал, что с тринадцати лет копил
деньги, а сейчас взял да все и истратил за полгода - это, по-твоему, тоже
имеет отношение, да?
Я больше не слушал его. Я лежал на полу, смотрел на небо, и мне
казалось, что я лежу где-то в страшной глубине и надо мной шумит и
разговаривает весь мир, а я лежу один, и мне некому сказать ни слова. Небо
было еще темное и звезды видны, но неизвестно откуда уже залетал слабый,
далекий свет, и я подумал, что мы проговорили всю ночь - и вот
договорились!
- Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, - ответил я машинально.
Уж лучше бы я уехал с Володей! Что-то сдавило мне горло, и захотелось
встать и выйти на воздух, но я остался лежать, только повернулся и лег на
живот, упершись в лицо руками. Так, значит, вот как! Это было еще
невероятно, но об этом уже нельзя было забыть ни на одну минуту.
Невероятен был только сам Ромашка, потому что я не мог вообразить его
рядом с Катей. Но почему же я думал, что она до сих пор помнит меня? Ведь
мы столько лет не встречались!
Я лежал и думал, думал - о чем придется, вовсе не только об этом. Я
вспомнил, что Валя не любит, когда на него смотрят ночью, и как Кораблев
однажды подшутил над ним, спросив: "А если смотрят с любовью?" Потом
оказалось, что я думаю снова о Кате, и с какою живостью я вспомнил вдруг -
не ее, а то чудное состояние души, которое я всегда испытывал, когда видел
ее. Больше всего на свете мне хотелось бы в эту минуту заснуть, но я не
мог не только закрыть глаза, но даже оторвать их от неба, которое очень
медленно, но все же начинало светлеть.
Валя спал и, наверное, проснулся бы, если бы я вышел. Но мне не
хотелось больше говорить с ним, и поэтому я лежал и лежал на животе, потом
на спине, потом снова на животе, упершись в лицо руками.
Потом - должно быть, это было часов семь утра - зазвонил телефон, и
Валя вскочил, заспанный, и побежал в соседнюю комнату, волоча за собой
одеяло.
- Слушаю! Это - тебя, - сказал он, вернувшись через минуту.
- Меня?
Я накинул шубу и пошел к телефону.
- Саня! - это говорил доктор. - Куда ты пропал? Я звоню из
окрисполкома. Передаю трубку.
- Да, я слушаю, - сказал я.
- Товарищ Григорьев, - сказал другой голос. Это был уполномоченный
НКВД по Заполярью. - Срочное дело. Вам предстоит полет с доктором Павловым
в становище Ванокан. Вы знаете Ледкова?
Еще бы! Это был член окрисполкома - один из самых уважаемых людей на
Севере. Его все знали.
- Он ранен, требуется срочная помощь. Когда вы можете вылететь?
- Через час, - отвечал я.
- Доктор, а вы?
Я не слышал, что ответил доктор.
- И инструменты все в порядке? Отлично, через час я жду вас на
аэродроме.


Глава одиннадцатая
ПОЛЕТ

Вот кто был на самолете утром пятого марта, когда мы поднялись в
Заполярье и взяли курс на северо-восток: доктор, очень озабоченный, в
темных очках, которые удивительно его изменили, мой бортмеханик Лури, один
из самых популярных людей в Заполярье или в любом другом месте, где он
появлялся хотя бы на три-четыре дня, и я.
Это был мой пятнадцатый полет на Севере, но впервые я летел в район,
где еще не видели самолета. Становище Ванокан - это очень глухое место в
районе одного из притоков Пясины. Впрочем, доктор бывал на Пясине и
говорил, что найти Ванокан нетрудно.
Член окрисполкома был ранен. Это произошло на охоте, а может быть - и
не на охоте. Во всяком случае, уполномоченный НКВД просил нас, то есть
меня и доктора, выяснить, при каких обстоятельствах это произошло. В
Ванокан мы должны были прилететь приблизительно в третьем часу, еще
засветло. Но на всякий случай мы взяли с собой: продовольствие - из
расчета на трех человек - на тридцать суток, примус, ракетницу с ракетами,
ружье с патронами, лопаты, палатку, топор.
Насчет погоды я знал только одно: что в Заполярье прекрасная погода.
Но какова она по маршруту - этого я не знал. "Заказывать" ее было и
некогда и некому.
Итак, все было в порядке, когда мы поднялись в Заполярье и взяли курс
на северо-восток. Все в порядке - и я не думал больше о том, что накануне
ночью услышал от Вали. Внизу был виден Енисей - широкая белая лента среди
белых берегов, вдоль которых шел лес, то приближаясь, то удаляясь. Голова
у меня немного болела после бессонной ночи, и иногда начинало звенеть в
ушах, но именно в ушах, а мотор работал превосходно.
Потом я ушел от реки, и началась тундра - ровная, бесконечная,
снежная, ни одной черной точки, не за что уцепиться глазу...
Почему я был так уверен, что этого не может случиться? Мне следовало
написать ей, когда она прислала мне привет через Саню. Но я не хотел
уступать ей ни в чем до тех пор, пока не докажу, что я ни в чем не виноват
перед нею. Но никогда нельзя быть слишком уверенным в том, что тебя любят.
Что тебя любят, несмотря ни на что. Что может пройти еще пять или десять
лет, и тебя не разлюбят.
Снег, снег, снег - куда ни взглянешь. Впереди были облака, и я набрал
высоту и вошел в них: лучше идти вслепую, чем над этим бесконечным,
унылым, белым, искажающим перспективу фоном...
У меня не было никакой особенной злобы к Ромашке, хотя, если бы он
был сейчас здесь, вероятно, я бы убил его. Я не чувствовал к нему злобы,
потому что это было невозможно - вообразить этого человека с кошачьими
космами на голове, с пылающими ушами, этого, человека, который в
тринадцать лет решил разбогатеть и все копил и считал свои деньги,
вообразить его рядом с Катей! Это было так же бессмысленно, что он смеет
желать этого, как если бы он пожелал стать другим - не самим собою, а
таким, как Катя, с ее прямотой и красотой.
Мы прошли эту облачность и вошли в другую за которой шел снег и
только где-то внизу начинал сверкать под солнцем, которое было закрыто от
нас облаками.
У меня стали мерзнуть ноги, и я пожалел, что надел эти унты, которые
были мне малы, а не другую, более просторную пару.
Значит, решено - я еду в Москву. Нужно только предупредить ее о моем
приезде. Я должен написать ей письмо - такое письмо, чтобы она прочитала и
не забыла.
Мы вышли из слоя темных облаков, и солнце, как всегда, когда
выходишь, показалось особенно ярким, - а я все никак не мог решить, начать
ли свое письмо просто "Катя" или "Дорогая Катя".
"Мы давно не переписывались, Катя, и ты, вероятно, будешь удивлена,
взглянув на эту подпись. Как ты живешь? Я не писал тебе так долго потому,
что думал, что ты сердишься на меня. Конечно, ты права, я виноват в том,
что мы так долго не встречались. Мне нужно было заехать в Москву на



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.