read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Соломон Давидович засмеялся грустно:
- Он не хочет понимать разницу: запорожцы эти самые умели танцевать
гопак до самой смерти, и у них ничего не делалось с сердцем. А вы
назначьте их заведовать производством, и вы увидите, сколько у вас
прибавится пациентов!


30. КРАЖА

Через день после праздника Игоря Чернявин утром сбежал вниз в раздевалку,
чтобы взять свое пальто. Колышек N 205 встретил его неожиданной пустотой:
пальто не было. Рядом натягивал свое пальто Миша Гонтарь.
- Миша, моего пальто нет.
- Как это "нет"?
- Вот мой номер пустой.
- Перепутал кто-нибудь. Ты поищи.
Игорь в обеденный перерыв пересмотрел все пальто: не изнанке воротника
в каждом пальто был вышит номер, но двести пятого не было. Он сказал об
этом дежурному бригадиру Брацану. Дежурный посмотрел на него с досадой:
- Что же, по-твоему, украли или как?
- Я обыскал всю вешалку.
- Надо еще раз посмотреть. Куда оно может деться?
Брацан отвернулся от него недовольный. Но после работы он сам нашел
Игоря и спросил его сумрачно:
- Нет пальто?
- Нет.
- У Новака тоже нет из четвертой бригады.
- Украли?
Брацан ничего не сказал, видно было, что это слово ему не нравилось.
Вечером Игорь пошел на рапорты бригадиров. Брацан рапортовал:
- Товарищ заведующий! Прошлой ночью с вешалки украдено два пальто -
Чернявина и Новака.
Захаров, как всегда, спокойно поднял руку, ответил: "Есть!" И все
присутствующие салютовали рапорту дежурного бригадира "в обычном порядке".
Но что-то такое было особенное в сегодняшней процедуре рапортов: в лицах
не было веселой бодрости, чувствовалось, что последний рапорт не
восстановит дружеской непритязательности отноешний, колония не перейдет к
обычному вечернему настроению, никто не улыбнется и не будет острить.
Действительно, приняв последний рапорт, Захаров быстро опустился на стул,
выдернул из папки какую-то бумажку, подперев голову рукой, стал читать,
читать внимательно, как будто бы один остался в кабинете. А в кабинете
стояли три десятка колонистов и, не шевелясь, молча смотрели на него.
Нестеренко шепотом спросил Брацана:
- Какие у тебя подозрения?
К вопросу Нестеренко прислушались, но все знали, что пальто исчезла и
похититель следов не оставил. Брацан, однако, был дежурным, он обязан был
отвечать за свой день и, следовательно, обязан ответить на вопрос
Нестеренко.
Брацан это понимал, и он ответил громко:
- От двенадцати до восьми дневалило четыре человека, все колонисты,
конечно, из них подозревать никого нельзя. Лобойко, Грачев, Соловьев и
Толенко - все из моей бригады. Я за них ручаюсь: не уйдет, не заснет
никто. А теперь другое: из раздевалки нельзя пройти иначе, как мимо
дневального. Значит, в окно, в форточку. А как? Форточки там очень
маленькие, пальто трудно продвинуть, очень трудно, я сегодня пробовал.
Специалист делал.
- Как ночевали сегодня? - спросил Захаров, не подымая глаз от бумаги.
- Проверял. Ночевали в порядке. И дневальные говорят: никто ночью не
выходил из здания, а последний пришел из города Зырянский, в одиннадцать
часов, был в командировке, по вашему распоряжению. такое дело... если бы
пропало одно пальто, сказали бы... обязательно сказали: забыл где-нибудь.
А то два пальто, из разных бригад, Чернявин Новака мало знает.
- Торский! Секретный совет, сейчас, здесь, у меня.
- Есть.
В кабинете остались только бригадиры. Когда ушел последний колонист,
Захаров откинулся на спинку кресла:
- Так... Говорите, что думаете.
Торский первый развел руками, сидя на диване в гуще других:
- Говорить трудно. И подозревтаь опасно, никаких оснований. Я составил
сегодня список, за кого нельзя еще ручаться. Что ж... выходит
девятнадцать человек... не стоит и обьявлять: два пальто того не стоят.
Один вор, а восемнадцать на всю жизнь обидеть можно. Просто беда... ни
одного вопроса никому нельзя задать. Например, спросить, не выходил ли
куда-нибудь ночью...
- Нельзя никого спрашивать, - подтвердил Захаров недовольно.
- Нельзя, я и говорю.
- Вот я скажу, - зырянский придвинулся на край дивана. - Вот я скажу.
Первое: пальто украдены не ночью, а утром, когда все одевались. Это
человек нахальный сделал. Просто взял и надел чужое пальто, при всех,
может, и Чернявин его встретил, когда в раздевалку входил. А если бы
попался, отговорка легкая: по ошибке надел, ничего такого.
- Так не одно пальто, а два.
- Два. Только моего Новака три дня висело, он его не надевал, в цех без
пальто перебегал, мои пацаны любят так делать. Значит, Новака раньше,
может, еще позавчера украли, а никто и не знал.
- Ты отчасти прав, - начал Нестеренко, но зырянский сурово на него
оглянулся:
- Постой, я не кончил. Второе: пальто это и сейчас в колонии, у
кого-нибудь на квартире или в деревне, только я думаю, что не в деревне, а
здесь, у служащих, а может, из строительных кто-нибудь за Каина работает.
Это не иначе. В город пальто не понесешь: и видно будет, и время
требуется; в рабочий день нельзя, а в выходной день наших много бывает на
дороге в город. Оба пальто здесь и сейчас, на нашей территории.
Все молчали. Зырянский был, пожалуй, совершенно прав. Только Нестеренко
выразил маленькое сомнение:
- Ты отчасти прав, Алексей, а только у Чернявина пальто с правого
фланга, а у Новака, наоборот, с левого. Ты говоришь: надел и вышел, это
может быть: надел и вышел, а возвратился без пальто, у нас много без
пальто бегают, тут не разберешь. А только... как же с размерами?
Одно дело Чернявина надеть пальто, а другое дело - Новака. Выходит так,
что работало двое. - двое не может быть, - сказал тихо Воленко.
- Почему не может быть?
- Не может быть. У нас таких компаний нет. Одиночек можно подозревать,
а таких компаний, чтобы вдвоем крали, у нас нет.
- Воленко правильно говорит, - согласился Торский. - Это один. А как
он вынес, черт его знает, а только безусловно, вроде как Зырянский
говорит. Воленко, как ты думаешь насчет твоего Рыжикова?
Была названа первая фамилия. У бригадиров лица стали внимательнее.
Воленко на минуту задумался:
- Из моей бригады можно кого-нибудь другого подозревать, Горохова, к
примеру, или Левитина. Только Левитин в последнее время другим занят;
Алексей Степанович наложил на него наказание за те записки, помните, в
течение месяца расчищать дорожки в саду. Он этим делом очень увлекается,
хочет, чтобы его простили, старается здорово, он красть не пойдет. Горохов
как будто больше всего думает о своем шипорезном, а теперь план новый
повесили, так у него в голове только и стоит: косой шип, прямой шип, да
еще какое-то приспособление делает, чтобы сразу больше концов запускать в
машину. скажите, разве в таком положении человек может украсть? Не может.
- Горохов не украдет, - сказал просто Торский.
- А Рыжиков? Рыжиков - пожалуйста, у Рыжикова совести, как у воробья.
Но зато Рыжикову не нужно. Он сейчас зарабатывает больше всех в колонии.
Он положил в сберкассу пятьдесят, а книжку мне отдал, чтобы не растратить.
Он только об одном и думает, как бы заработать больше... Для чего ему
красть? Да Рыжиков еще и новый, никого не знает, а без Каина обойтись
невозможно.
- Будь покоен, - сказал Брацан. - Это ты не знаешь, а Рыжиков знает,
что ему нужно.
- Да нет, рано ему знать, - протянул Нестеренко.
- Хорошо, это по первой бригаде. А у тебя, Левка?
Бригадир второй, Поршнев, счастливый был человек, может быть, самый
счастливый в колонии. У него всегда добродушно-красивое настроение, всегда
он доволен жизнью, никогда еще "не парился", и за какое дело ни возьмется,
дело у него в руках тоже начинает улыбаться. И сейчас он только плечами
пошевелил:
- Да... откуда ж у меня? У меня все народ... верный.
- За всех ручаешься?
- Да... чего за них ручаться? Они сами... поручиться за кого угодно...
могут. Вы же знаете.
Поршнева все любили в колонии особой, добродушной, спокойной любовью.
Приятно было на него смотеть и следить за ленивой волной радости, которая
всегда играла в его неторопливом взгляде, в движении чертных, тенистых
бровей, в улыбчивом подрагивании полных, хорошо напряженных губ. А глядя
на Поршнева, вспоминали и вторую бригаду: семнадцать мальчиков, как будто
нарочно собравшихся в бригаде. Им всем по шестнадцать лет, все они одного
роста, все более или менее хороши собой и постоянно заняты делом и делом
этим оживлены.
Почти вся вторая бригада работала в машинном цехе на фуговальных,
рейсмусных и других станках. И производство у них говорливое, задорное,
и вто же время по-настоящему деловому.
- Да, - скзаал Нестеренко. - Во второй бригаде некому.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.