read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Константин Дмитриевич. И просчитано не любителями, а профессионалами
суперкласса.
- Как же на тебя смогут повесить убийство губернатора, если ты не будешь
его убивать?
- Вы ребят Егорова видели? Ну, такого, в кожаной куртке, со шрамом на
брови и губе? - поинтересовался Пастухов.
- Видел.
- Обратили вы на них внимание?
- Ну, посмотрел.
- А я видел их в деле. И в довольно горячем. Я им игру, конечно, немного
попортил, но боюсь, что до конца проблему мне не решить.
- Убийство этого историка Комарова - на тебе? - прямо спросил Голубков.
- 12 октября, в вечер убийства, я был где-то между Владивостоком и
Хабаровском - возвращался из поездки в Японию за машиной. Но они уже обо
всем позаботились, создали мне как бы алиби наоборот: подготовили фальшивые
документы, из которых явствует, что 12 октября я был здесь, в К.
- Кто-нибудь сможет подтвердить, что ты был не здесь, а там?
- Могли бы подтвердить "рефы", с которыми я ехал. Но они по счастливой
случайности разбились на машине вскоре после возвращения из этой поездки.
Есть еще один человек, который может подтвердить, что видел меня вечером 12
октября в Хабаровске. Но я назову его разве что перед самым расстрелом. Да и
этого делать не придется. Меня прикончат на месте. Уничтожили террориста - и
дело с концом. Я бы не назвал эту схему слишком изысканной, но отдадим
должное - она надежна. Кто там в панике будет разбираться, кто в кого
стрелял и каким образом в моей руке оказался пистолет, из которого был убит
губернатор Хомутов. И все. А уж для профессионалов перебросить пушчонку из
одного места в другое...
- Похоже, Серега, ты попал в плохую историю, - подумав, обобщил Голубков.
- Да что вы говорите? - удивился Пастухов. - А я думал: в хорошую.
Задание-то у меня - проще не бывает: охрана Антонюка. Правда, заплатили мне
за это пятьдесят штук баксов.
- Сколько?! - поразился Голубков.
- Сколько слышали. И выдали наличными и вперед. Плюс, естественно,
расходы по факту: гостиницы, машины, самолеты. Еще кофе хотите?
- И коньяку, - буркнул Голубков.
- Вы только не стесняйтесь, Константин Дмитриевич, - уверил Пастухов. -
Счет я представлю к оплате - представительские расходы. Все законно. Ну,
понятно, если у меня будет возможность представить его к оплате...
- Не нравится мне твое настроение. Понял? - рявкнул Голубков, опрокинув в
себя очередную порцию коньяка. - И вообще мне все это не нравится!
- Слово "вообще" - не из нашего лексикона, - уточнил Пастухов.
- Ладно, не вообще. Давай конкретно. Как они заставят тебя стрелять в
Хомутова?
- А я и не буду стрелять. Думаю, что будет стрелять кто-то из егоровских
ребят. Есть у них там такой Миня - самый маленький и незаметный. После этого
кто-то из ребят, скорее всего сам Егоров, пристрелит меня - как нападавшего.
После этого в моей руке окажется ствол, из которого прикончили Хомутова.
Баллистика, отпечатки пальцев - все на месте. И дело сделано. А уж должность
мою каждая собака к этому моменту знать будет: начальник охраны Антонюка.
- А историк Комаров? - поинтересовался Голубков.
- С ним у них ничего не выйдет. Ствол, из которого его убили, оказался у
меня. Так что им придется что-то придумывать. Если я первый чего-то не
изобрету. Они теряют сильную, конечно, позицию. Красный террор оказывается
несколько ослабленным. Но они сейчас не в том положении, чтобы выбирать. Они
пойдут до конца и на любой риск, чтобы привести к власти представителя НДР.
Больно уж большие деньги здесь задействованы.
- Зачем ты рассказал о Профессоре каким-то уголовным авторитетам?
- Они мне мешали. Я хотел, чтобы люди Егорова их убрали.
- Они убрали?
- Нет, их убрал совсем другой человек.
- Какой?
- По второму кругу пошли, Константин Дмитриевич. Я ведь уже предупредил
вас: этого я вам не скажу. Скажу только одно: этот человек знает Профессора
около тридцати лет. Можете передать это Профессору. Он его действительно
знает. Я провел небольшую проверку, и все сошлось. До мельчайших деталей, до
формы носа и жилистой шеи.
- Помолчи, - попросил Голубков. - Помолчи пять минут, мне нужно подумать.
Он неспешно выкурил сигарету, ткнул ее в керамическую пепельницу и
произнес:
- Ты хорошо разглядел ребят Егорова?
- Достаточно.
- Ты понимаешь, что у тебя нет против них ни единого шанса?
- Я никогда не переоцениваю своих возможностей. Лучше недооценить. Но
сейчас у меня просто нет выбора. А насчет шансов... Ну, мы это еще
посмотрим. На полигоне в училище на соревнованиях рейнджеров подполковник
Егоров не произвел на меня потрясающего впечатления. Не забывайте,
Константин Дмитриевич, что на площади кроме меня будут Боцман, Муха и
Артист. Причем Артист - втемную. Четверо против шести. Не такие уж они и
нулевые, мои шансы.
- Помолчи, - еще раз попросил Голубков. Немного подумал и решительно
произнес: - Ближайшим рейсом я возвращаюсь в Москву. Я потребую встречи с
Профессором. Я докажу ему, что тратить таких людей, как вы, на решение
мелких проблем - глупо, нерационально и вообще преступно.
- Он вас не примет. Вы для него слишком мелкая сошка.
- Примет Нифонтова.
- Спасибо, как говорится, на добром слове, но у вас ничего не выйдет.
Полмиллиарда долларов - это мелкая проблема? Это крупная проблема,
Константин Дмитриевич. Поезд уже разогнался до предельной скорости. Его не в
силах остановить и сам Профессор. Поэтому возвращайтесь домой и забудьте обо
всей этой истории. Вы были только в одном правы: я поговорил с вами и сам во
всем лучше разобрался. И поэтому думаю, сделал правильно, что столько вам
рассказал. А теперь пошли.
У меня еще много дел. Должность начальника охраны довольно хлопотная,
должен признаться.
На выходе из кафе Пастухов неловко столкнулся с пожилым плешивым
человеком в сером плаще и приплюснутой кепочке. Тот долго и приниженно
извинялся за неловкость, потом спросил у Голубкова, который час, очень
вежливо и словно бы тоже униженно поблагодарил и исчез. Голубков только
плечами пожал ему вслед. Пастухов - нет. Оказавшись в машине и прервав
какой-то посторонний и пустой разговор, он вынул из кармана глянцевый листок
визитной карточки на немецком языке, долго и внимательно рассматривал, потом
протянул Голубкову со словами:
- Это вам. И даже не совсем вам.
- А кому?
- Прочитайте.
На глянцевой стороне визитки значилось золотом на веленевой бумаге:
"Коммерческий аналитический центр. Президент Аарон Блюмберг". Тут же стоял
гамбургский адрес и какие-то телефоны и факсы. На другой стороне было
написано от руки мелким четким почерком, по-русски:
"Уважаемый господин Профессор. Жду Вас завтра в полдень возле памятника
воинам-освободителям на площади Победы города К. Чтобы тема нашей беседы не
выглядела для вас неожиданной, могу сообщить, что намерен пересмотреть
условия нашего очень давнего и много раз вашей стороной нарушаемого
соглашения. Цель этой встречи - убедить Вас отказаться от акции, которая
должна быть проведена в городе К.
А. Б."
- Что это за херня? - спросил полковник Голубков, оглядев визитку с обеих
сторон.
- Это не херня, Константин Дмитриевич, - ответил Пастухов. - Это как раз
тот человек, который знает Профессора тридцать лет. И это означает, что вы
должны немедленно мчаться в аэропорт, садиться на первый военно-транспортный
борт и сегодня же доставить эту херню Профессору.
- Как я объясню, что делал в городе К?
- Это уже не имеет никакого значения.
- Думаешь, он приедет?
- Нет. Он не приедет. Он прилетит. И не будет дожидаться попутного борта.
Он прилетит на специально для этой цели заказанном самолете.
Голубков на минуту задумался и спросил:
- Кто он?
-Этого я не знаю, - признался Пастухов. - Ясно только одно: этот человек
слишком много знает. Больше, чем вы и я, вместе взятые.
III
Профессор прилетел спецрейсом в город К., выслушал доклад подполковника
Егорова и без двух минут двенадцать прохаживался на площади Победы возле
памятника воинам-освободителям, изображавшим двух наших солдат на высоком
гранитном постаменте. Один был с автоматом, другой - со знаменем.
Такого рода памятники, как и уже забытые многими лозунги, некогда
висевшие где только можно, имеют странное свойство выветриваться из памяти
как раз в тот самый момент, когда ты от этого плаката, лозунга или памятника
отворачиваешься. Зная, вероятно, об этом свойстве. Профессор обошел памятник
со всех сторон, внимательно его осмотрел с очевидной целью запомнить и ровно
в полдень взглянул на часы. И тут же возле памятника притормозили
полуразбитые, дребезжащие "Жигули". Смотритель маяка Столяров высунулся из
них и гостеприимно пригласил:
- Садитесь, Профессор.
Профессор помедлил. В операции прикрытия было задействовано пять машин и
больше десяти человек. И ему не улыбалось остаться один на один с
Блюмбергом.
Но Блюмберг лишь усмехнулся:
- Вашей безопасности ничто не угрожает. Неужели вам мало моего слова? Так



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.