read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



достаточного числа единомышленников, но вопрос о вашей судьбе не закрыт-
отложен... У вас появилось время на размышление- короткое время, Павла. Мы в
состоянии дать вам деньги, документы, безопасность, но главное- свободу и жизнь,
такую, какую вы изберете сами... Вам говорят, что человек вне Пещеры похож на
зверя? Что он хищник, убийца, маньяк? Вранье. Человек имеет право быть самим
собой. Собой, а не игрушкой в руках егеря...
Павла вздрогнула. В соседнем отделе громко хлопнула дверь.
- Понятно, вы не хотели бы так круто менять обстановку, - но иначе вас
убьют. Егерь в Пещере убьет вас, Павла, не вы первая, не вы последняя, вы не
знаете всего, вы понятия не имеете, что это за контора- Триглавец... С вами
сложно связываться, но мы найдем способ. Ваше согласие - ваши свобода и жизнь.
Думайте, Павла. Думайте скорее.
Короткие гудки.
Валь, актер-самоубийца, умер ночью, во сне; все прекрасно знали, что так и
случится. Парализованный человек не может жить- Пещера не любит слабых;
Валю и так везло слишком долго. Никому не узнать, чьей добычей стал в ту
ночь ослабевший зеленый схруль; утром у ворот больницы остановилась неприметная
белая машина с эмблемой на дверцах.
Валь умер за день до генерального прогона. За два дня до премьеры, в
которой ему не суждено было участвовать.
Раману позвонили в десять утра.
Минут пятнадцать он сидел, бездумно играя макетом декорации, потрясающим
макетом, где на обороте бархатных портьер княжеского дворца зеленым светящимся
узором мерцали лишайники. Такими, какими их видел в Пещере художник-постановщик,
- тот самый молчаливый тощий очкарик, что в одиночку сделал для спектакля весь
зрительный образ - и идею, и макет, и эти зеленоватые кружева он, кажется, плел
своими руками...
Раман с трудом оторвал взгляд от макета, перевел дыхание, потер
несуществующую рану в боку. Больше всего его злило то, что Валь ухитрился
умереть именно перед премьерой, - не на месяц раньше и не неделей позже; он
понимал, что сожалеть об этом жестоко и цинично, но ничего не мог с собой
поделать.
Еще пару месяцев назад этот парень, не подозревающий о своей судьбе, вошел
в этот самый кабинет и сел вот на ту скамейку... А он, Раман, принес ему в
клеенчатой папочке золотой шанс. Вернее, это Лице он принес шанс, а Валю,
выходит, смерть...
"Все мы под Пещерой ходим, - подумал он угрюмо. - А некоторые еще и под
Триглавцем..."
Его люди должны были узнать о случившемся от него. Не из третьих рук; слухи
летают быстро, следовало торопиться.
В одиннадцать - он уже сидел в зале, и до прогона оставалось несколько
минут- его вызвали к телефону. Будь это рядовой звонок, секретарша ни за что не
решилась бы тревожить, слишком святое это время, за пять минут до прогона;
звонок не был рядовым. Звонил директор Управления.
Соболезнования. Раман принял их сдержанно и с достоинством; нечто в голосе
директора заставляло его крепче сжимать трубку. И коситься на секретаршу,
которая стояла в дверях кабинета, странным образом не догадываясь выйти.
Ax, вот оно, главное.
Вот.
- Дорогой господин Кович, я не хотел бы вас огорчать... тем более
тревожить, я понимаю, какое это горячее время- выпуск спектакля... К сожалению,
гибель этого юноши напрямую связана... во всяком случае ее связывают именно с
тем, что он принимал участие в репетициях "Первой ночи" драматурга Скроя. Эта
пьеса традиционно считается нежелательной для публичного исполнения... То есть,
конечно, вы имеете полное право, вы творческая личность, но гибель юноши да еще
результаты инспекции...
- Короче говоря? - спросил Раман отрывисто. Секретарша в дверях
подпрыгнула. Директор Управления вздохнул:
- Мы вынуждены посетить генеральный прогон, который, как мы знаем, назначен
на завтра. Консультативная комиссия... Надеюсь, вы не будете против?
- Цели посещения? - спросил Раман неприятным голосом; перед глазами у него
понемногу темнело. Директор вздохнул еще тяжелее:
- Анализ на предмет соответствия общественной нравственности.
Ветер втягивал в окно слабый запах табачного дыма. На скамейке внизу
курили. Молча.
- Это нарушение закона о творчестве, - холодно сообщил Раман. Ему было
паршиво. Все сильнее болело сердце. - Закон о творчестве устанавливает четко
определенные нормы: анализировать на предмет нравственности можно только
готовое, законченное произведение, в то время как спектакль на генеральном
прогоне законченным произведением не является.
Директор вздохнул в третий раз, так, что Раман невольно отодвинул трубку от
уха:
- К сожалению, господин Кович... по вопросу "Первой ночи" принято особое
решение Охраняющей главы, утвержденное Администратором... Вряд ли это так
существенно - премьера ли, прогон... Обычно на театре так и делается, на прогон
зовут родственников, друзей... Студентов... "Родственников, - подумал Раман,
удерживаясь за спинку стула. - Друзей. Черт..."
- Неужели вы боитесь, Раман? - удивился вдруг директор. - Лично я ни на
секунду не могу вообразить, чтобы вы поставили нечто, не соответствующее этой
самой нравственности... У вас ведь павианы на сцене не спариваются, правда?
Директор рассмеялся. В одиночестве; Раман молчал.
Неужели он действительно боится? Егерь...
Да нет, ерунда, здесь не Пещера, здесь нет места егерям, здесь никто не
посмеет осудить спектакль, поставленный великим Ковичем...
А скандал... скандал даже на руку. Пусть.
И он с натугой присоединил свой смех к затухающим хихиканьям господина
директора:
- Пусть так. Я попрошу господ инспекторов не опаздывать - ради них
задерживать прогон никто не будет. И вас, - он вдруг расщедрился, - и вас,
господин директор, я буду рад видеть тоже...
Они расстались вполне дружески. Положив трубку, Раман выгнал секретаршу,
добрался до аптечки и выкатил на ладонь сразу две белых, с оранжевой полоской
капсулы.
Прогон прошел плохо - как и положено последней репетиции перед генеральным
прогоном; к тому же, весть о смерти Валя не могла не отложить отпечатка на весь
сегодняшний день. "Ничего, - думал Раман, сцепив зубы. - Завтра они соберутся".
Он сообщил, что на генеральном прогоне будут присутствовать приглашенные
им, Раманом, большие люди- журналисты и театроведы, знатоки и ценители,
государственные чиновники; возможно, появится сам Администратор. В зале ахнули;
Раман возвысил голос: да, спектакль готовится, как готовится взрыв. Им,
вчерашним героям массовых сцен и актерам на выходах, следует привыкать к
общественному вниманию. Следует знать, что послезавтра они проснутся
знаменитыми, причем слава поначалу будет не столько сладостной, сколько
скандальной и неудобной, но это ничего, впереди у спектакля долгая жизнь,
решается вопрос о заграничных гастролях, о кругосветном турне...
И он развернул перед всеми пахнущую типографской краской афишу, где вместо
аморфных "Песен о любви" красным по белому значилось: "Первая ночь". В зале
снова ахнули, на этот раз восторженно. Потом Раман чуть не два часа делал
замечания по прогону - въедливо, подробно, чтобы не сказать - занудливо. Потом
он распустил всех, объявив, что вечерней репетиции не будет.
Потом он поднялся в кабинет и еще раз принял лекарство. Ему страшно
хотелось позвонить господину Тритану Тодину, обругать его страшными словами и
заверить, что ничего у него не получится; вместо этого он позвонил Второму
советнику. Второго не было на месте. То есть он, конечно, был. Но для Рамана
Ковича его не было. Положив трубку, Раман некоторое время пытался уверить себя,
что ничего страшного, просто советник действительно очень занят, ведь он Второй
как-никак, а не какой-нибудь вшивый консультант по культуре...
Раман мог обмануть кого угодно - но не себя. Он слишком тонко чувствовал
подобные вещи. Нюхом.
В воздухе ощутимо пахло жареным.
Он полез было в аптечку за новой порцией лекарства - но передумал. Скверная
вещь - передозировка.
Он снова поднял телефонную трубку - и позвонил на работу Павле Нимробец.
Раздолбеж не врал, утверждая, что билеты раскуплены на полгода вперед. Во
всем городе не было газеты, которая пропустила бы событие и не поместила бы в
разделе "Светская жизнь" сообщения о предстоящей премьере. Уже в день
генерального прогона перед театром стояла плотная толпа, ищущая средства
проникнуть вовнутрь. Двух каких-то студентов сняли с крыши, экзальтированную
дамочку поймали на водосточной трубе, в непосредственной близости от окон
второго этажа; за пятнадцать минут до объявленного начала тесная стоянка перед
театром забита была автомобилями с государственными номерами.
Павла и Сава пришли за час. Вахтеры - по случаю осады их на служебном входе
было трое - были предупреждены и пропустили их: "Это с телевидения, шеф
разрешил".
Штатив поставили в центральном проходе, но Сава заявил, что снимать будет в
основном с рук, в динамике; увидеть Ковича Павле удалось лишь мельком. Парадный
черный костюм сидел на нем, как на цирковом медведе, маленькие глаза
провалились, кажется, в самую середину черепа, оставив на поверхности взгляд -
твердый и холодный, будто стальная спица.
Стальная спица бесцеремонно ощупала Саву, потом уткнулась Павле в лицо:
- ...где хотите. Не бойтесь никому помешать- если даже явится Администратор
и если ему придется из-за вас привстать, - ничего особенного. И, Павла... - он
приблизил свое лицо к ее лицу, она четче рассмотрела красные жилки на носу и
углубившиеся складки вокруг поджатых губ,- кассету- СРАЗУ мне. Не выходя из
зала... Ясно?
Ей сделалось холодно. Его страх- иррациональный, ничем, казалось бы, не
обоснованный - передался и ей тоже.
- Кассету хорошо бы перегнать, - сказала она, не узнавая собственного
голоса. - Она же профессиональная, кассета, ее надо...
Он открыл рот, чтобы ответить- и вдруг переменился в лице.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.