read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- хаа-ай, Тифон стоглавый...
И братьям, беспокоившимся, не повредилась ли мать рассудком, внезапно
почудился грохот колесницы, несущейся по краю обрыва между морем и небом.
Так ясно, будто они его уже когда-то слышали.

Но живые живут, и время не ухватишь за хвост, как ни старайся.
Упокоился в грандиозном толосе Амфитрион-Изгнанник, за два года вырос
храм, который вслух все называли храмом Зевса, но правый бицепс у статуи
Громовержца был странно надколот, словно плохо сросшись после удара мечом;
неутомимая Мегара, дочь Креонта, родила Алкиду сероглазого Теримаха, потом
крепыша Деикоонта, и наконец - крикливого Креонтиада; Астеропея тоже
принесла Ификлу двух сыновей и дочь, ласково относясь к первенцу мужа,
хрупкому Иолаю...
Впрочем, все - невестки, сыновья, челядь - знали, что Иолай был, есть
и останется бабушкиным любимцем.
Потому что первый.
Потому что слабенький.
Потому что вырос на Алкмениных руках, до четырех лет зовя бабушку
мамой.
Потому что лицом неуловимо похож... только не спрашивайте у Алкмены -
на кого?
Не ответит.
Вот и сейчас, когда шестилетний Иолай пришел в себя после чуть ли не
двухнедельной горячки, Алкмена боялась ответить самой себе: почему так
изменился любимый внук, и что мерещится ей во взгляде маленького ребенка?
Да и не знала она ответа.
Не бывало такого раньше, чтобы Иолайчик избегал обожаемую бабушку,
заменившую ему мать, которой мальчик не знал - а сейчас приласкать себя не
дает, из объятий выворачивается, все норовит стороной обойти, поцелуешь
его чуть ли не насильно, а он мимо глядит и в глазах тоска смертная, будто
и не целуют его, а на части режут. Молоко козье, кипяченое, что всегда
дважды в день пил - наземь вылил. Нянька пробовала сперва уговорить, потом
заставить - так на няньку вызверился, что бедной целую декаду потом
кошмары снились; и велел мяса подать. Жареного, с кровью. Опять же со
сверстниками и до того не больно-то игрался, а теперь и вовсе перестал.
Около взрослых трется. И молчит. Нехорошо молчит, по-стариковски. Телем
Гундосый, караульщик бывший, помер на днях - Иолай как услышал, сразу
велел себя на похороны отвести. Дескать, так и так пойду. Ну кто ему
старый Телем?! Меньше, чем никто. Нет же, стоял у костра, бормотал что-то,
закусив губу, а в глазах...
Боги, за что караете?!
Кому жаловаться? Навсикае? - этой ее дочки столько внуков наплодили,
что не до чужого Иолая ей...
Вот и сейчас - Алкид опять в Трезену уехал, по торговым делам, Ификл
с утра в палестру собрался, к ученикам, а Иолай к отцу и подходит,
вразвалочку.
- Папа, - говорит...


4
- Папа, - это слово далось Амфитриону с немалым трудом, - я с тобой
пойду.
Ификл посмотрел на сына - худенького белобрысого мальчугана,
уставившегося в пол.
- Куда это? - с нарочитой строгостью спросил он.
Мальчишка вдруг поднял голову и твердо посмотрел в лицо Ификлу.
- В палестру, - буркнул Амфитрион и подумал про себя: "Паршивый из
тебя родитель, сынок! Я-то вас с братом гонял да выгонял... оболтусов!
Сам, небось, с шести лет по палестрам!"
Ификл недоверчиво хмыкнул, помассировал затекшую со сна шею, и вдруг
засмеялся, ухватив сына под мышки и подбросив к потолку.
- Что, герой, надоело с женщинами сидеть?! - крикнул он. - Кровь
заиграла? Ну что ж, это правильно, у нас с тобой кровь звонкая, хорошая...
Собирайся, пойдем!
"Тяжелый он какой-то стал, Иолай мой!" - краем мелькнула мысль.
- Если обижать кто станет - отцу жалуйся! - всполошилась Алкмена. - И
не бегай много, тебе нельзя!
- Правильно, мама! - Ификл опустил сына и поцеловал мать в щеку. -
Бегать нельзя, прыгать нельзя, молоко кипятить надо... Не повезло тебе -
хотела девочку, а вышел мальчик! Эй, мальчик Иолайчик, что делать надо,
когда обижать станут?
- Кричать, - угрюмо ответил Амфитрион.
- Что кричать? - удивился Ификл, ожидавший иного ответа. - Что
кричать-то?! Папа, на помощь?
- Тебя, папа, дождешься на помощь, как же! - на мальчишеском
скуластом лице обнаружилась кривая ухмылка. - То у тебя река разлилась, то
стрелы кончились... нет уж, мы, Персеиды, другое кричим!
И, пока Ификл стоял столбом, не веря собственному слуху, маленький
Иолай подпрыгнул, уцепился за шею отца и мигом вскарабкался ему на плечи.
- Маленьких обижают! - прогремел старинный боевой клич, и две тощие
ноги на удивление цепко охватили Ификлову шею, а две узкие ладошки на
удивление хлестко ударили по Ификловым ушам.
Спрыгивая, мальчишка по дороге лягнул отца в грудь - и приземлился не
самым удачным образом, ободрав левую коленку.
- Ну вот, - расстроенно бросил Амфитрион, - куда это годится? Нет, в
палестру, в палестру, срочно! - а то скиснешь тут от молока и любви вашей!
Догоняй, папаша!
И выскочил за дверь.
- А что? - неожиданно заявил Ификл. - Молодец! Весь в меня. Или в
деда.
Алкмена замахала на сына руками.
- Типун тебе на язык, сынок! Вот уж чего внуку не пожелаю, так это
дедовой судьбы! Сам знаешь - герои долго не живут. Да и жизнь у них...
никому не в радость. Вон Тиресий - слепой, а живет себе и живет...
- Ладно, мама, - оборвал ее Ификл. - Не будем об этом. Алкид клятву
давал, я тебе обещал - вон, в Иолк, приглашали, "Арго" строить, так мы не
поехали...
И дверь хлопнула еще раз.
Алкмена вздохнула и пошла в гинекей, откуда доносился младенческий
плач и еле слышный голос Астеропеи, баюкавшей девочку.
Впервые она почувствовала себя совсем старой.

...а палестра шумела так же, как всегда. На появление Ификлова сына
никто не обратил внимания - что Амфитриона вполне устроило. Единственное,
за чем приходилось следить - так это расписание занятий: когда ученики шли
в крытый гимнасий, он бегал на стадионе, когда подростки метали диски и
копья, он шел в гимнасий, когда работали с оружием, он направлялся в
сектор для прыжков.
К вечеру он твердо знал, что ему нужна только сила - прежние навыки
сохранились полностью, что было неудивительно, юное тело быстро училось
всему, чему надо, и это с одной стороны радовало, а с другой грозило
разрывом неподготовленных связок или вывихом по-детски гибких, но еще
слабых суставов.
Принесшая обед рабыня позже осчастливила Алкмену известием о том, что
любимый внук ест за троих с геройским аппетитом, чего раньше никогда не
случалось.
Так с этого дня и повелось: палестра, обильная пища и никакого
кипяченого молока.
Одно оставил Амфитрион от прежнего Иолая - спать ложился рано и
просыпался от того, что около полуночи заботливая бабушка на цыпочках
входила в покои внука, поправляла на нем покрывало, прислушивалась к
дыханию и удалялась.
А маленький мальчик, сцепив зубы, ждал, пока затихнут ее шаги, после
чего вскакивал, выскальзывал из покоев и, никем не замеченный, еще на
два-три часа убегал в ночную палестру.
Ему надо было спешить.
Через месяц из Трезен вернулся Алкид. К этому времени Амфитрион сто
раз успел насладиться историей первой поездки сына (дяди?) к трезенскому
басилею Питфею Мудрому, когда при виде сброшенной на кресло шкуры
Киферонского льва всех Питфеевых внуков объял страх, кроме юного Тезея,
кинувшегося на зверя с топором.
После чего Алкид якобы предрек Тезею блестящее будущее.
Сам Амфитрион всерьез сомневался в особом блеске будущего Тезея, если
тот в двенадцать лет кидается на шкуру с топором.
Впрочем, когда вся семья собралась в мегароне, чтобы послушать
рассказ Алкида о его нынешней и весьма удачной поездке - сам Алкид очень
не понравился Амфитриону, наблюдавшему за ним из укромного угла.
Нездоровое возбуждение захлестывало старшего сына, щеки его то резко
бледнели, то покрывались пунцовыми пятнами, разговаривал Алкид чрезмерно
громко и размахивал при разговоре руками, чего раньше за ним не водилось;
и во всем его поведении сквозила странная истеричность, не свойственная
мужчинам его возраста и телосложения.
После трехдневной слежки за Алкидом в палестре Амфитрион уверился в
полном физическом здоровье сына - чего не мог сказать о здоровье духовном.
Алкид часто кричал на жену Мегару (правда, при ее характере это было не
особо удивительно), был с детьми или подчеркнуто ласков, или неоправданно



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.