read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



года вы коснеете в демократической гордости и чахнете на ваших чердаках,
хотя и не все так поступают из ваших. Есть такие искатели приключений, что
даже меня тошнит...
- Я просил бы вас, князь, переменить этот разговор и не возвращаться к
нам на чердаки.
- Ах, боже мой, вот вы и обиделись. Впрочем, сами же вы позволили мне
говорить с вами дружелюбно. Но, виноват, я ничем еще не заслужил вашей
дружбы. Вино порядочное. Попробуйте.
Он налил мне полстакана из своей бутылки.
- Вот видите, мой милый Иван Петрович, я ведь очень хорошо понимаю,
что навязываться на дружбу неприлично. Ведь не все же мы грубы и наглы с
вами, как вы о нас воображаете; ну, я тоже очень хорошо понимаю, что вы
сидите здесь со мной не из расположения ко мне, а оттого, что я обещался с
вами поговорить. Не правда ли?
Он засмеялся.
- А так как вы наблюдаете интересы известной особы, то вам и хочется
послушать, что я буду говорить. Так ли? - прибавил он с злою улыбкою.
- Вы не ошиблись, - прервал я с нетерпением (я видел, что он был из
тех, которые, видя человека хоть капельку в своей власти, сейчас же дают
ему это почувствовать. Я же был в его власти; я не мог уйти, не выслушав
всего, что он намерен был сказать, и он знал это очень хорошо. Его тон
вдруг изменился и все больше и больше переходил в нагло фамильярный и
насмешливый). - Вы не ошиблись, князь: я именно за этим и приехал, иначе,
право, не стал бы сидеть... так поздно.
Мне хотелось сказать: иначе ни за что бы не остался с вами, но я не
сказал и перевернул по-другому, не из боязни, а из проклятой моей слабости
и деликатности. Ну как в самом деле сказать человеку грубость прямо в
глаза, хотя он и стоил того и хотя я именно и хотел сказать ему грубость?
Мне кажется, князь это приметил по моим глазам и с насмешкою смотрел на
меня во все продолжение моей фразы, как бы наслаждаясь моим малодушием и
точно подзадоривая меня своим взглядом: "А что, не посмел, сбрендил, то-то,
брат!" Это наверно так было, потому что он, когда я кончил, расхохотался и
с какой-то протежирующей лаской потрепал меня по колену.
"Смешишь же ты, братец", - прочитал я в его взгляде. "Постой же!" -
подумал я про себя.
- Мне сегодня очень весело! - вскричал он, - и, право, не знаю почему.
Да, да, мой друг, да! Я именно об этой особе и хотел говорить. Надо же
окончательно высказаться, договориться до чего-нибудь, и надеюсь, что в
этот раз вы меня совершенно поймете. Давеча я с вами заговорил об этих
деньгах и об этом колпаке-отце, шестидесятилетнем младенце... Ну! Не стоит
теперь и поминать. Я ведь это так говорил! Ха-ха-ха, ведь вы литератор,
должны же были догадаться...
Я с изумлением смотрел на него. Кажется, он был еще не пьян.
- Ну, а что касается до этой девушки, то, право, я ее уважаю, даже
люблю, уверяю вас; капризна она немножко, но ведь "нет розы без шипов", как
говорили пятьдесят лет назад, и хорошо говорили: шипы колются, но ведь
это-то и заманчиво, и хоть мой Алексей дурак, но я ему отчасти уже простил
- за хороший вкус. Короче, мне эти девицы нравятся, и у меня - он
многознаменательно сжал губы - даже виды особенные... Ну, да это после...
- Князь! Послушайте, князь! - вскричал я, - я не понимаю в вас этой
быстрой перемены, но... перемените разговор, прошу вас!
- Вы опять горячитесь! Ну, хорошо... переменю, переменю! Только вот
что хочу спросить у вас, мой добрый друг: очень вы ее уважаете?
- Разумеется, - отвечал я с грубым нетерпением.
- Ну, ну и любите? - продолжал он, отвратительно скаля зубы и прищурив
глаза.
- Вы забываетесь! - вскричал я.
- Ну, не буду, не буду! Успокойтесь! В удивительнейшем расположении
духа я сегодня. Мне так весело, как давно не бывало. Не выпить ли нам
шампанского! Как думаете, мой поэт?
- Я не буду пить, не хочу!
- И не говорите! Вы непременно должны мне составить сегодня компанию.
Я чувствую себя прекрасно, и так как я добр до сентиментальности, то и не
могу быть счастливым один. Кто знает, мы, может быть, еще дойдем до того,
что выпьем на ты, ха, ха, ха! Нет, молодой мой друг, вы меня еще не знаете!
Я уверен, что вы меня полюбите. Я хочу, чтоб вы разделили сегодня со мною и
горе и радость, и веселье и слезы, хотя, надеюсь, что я-то, по крайней
мере, не заплачу. Ну как же, Иван Петрович? Ведь вы сообразите только, что
если не будет того, что мне хочется, то все мое вдохновение пройдет,
пропадет, улетучится, и вы ничего не услышите; ну, а ведь вы здесь
единственно для того, чтоб что-нибудь услышать. Не правда ли? - прибавил
он, опять нагло мне подмигивая, - ну так и выбирайте.
Угроза была важная. Я согласился. "Уж не хочет ли он меня напоить
пьяным?" - подумал я. Кстати, здесь место упомянуть об одном слухе про
князя, слухе, который уже давно дошел до меня. Говорили про него, что он -
всегда такой приличный и изящный в обществе - любит иногда по ночам
пьянствовать, напиваться как стелька и потаенно развратничать, гадко и
таинственно развратничать... Я слыхал о нем ужасные слухи... Говорят, Алеша
знал о том, что отец иногда пьет, и старался скрывать это перед всеми и
особенно перед Наташей. Однажды было он мне проговорился, но тотчас же
замял разговор и не отвечал на мои расспросы. Впрочем, я не от него и
слышал и, признаюсь, прежде не верил; теперь же ждал, что будет.
Подали вино; князь налил два бокала, себе и мне.
- Милая, милая девочка, хоть и побранила меня! - продолжал он, с
наслаждением смакуя вино, - но эти милые существа именно тут-то и милы, в
такие именно моменты... А ведь она, наверно, думала, что меня пристыдила,
помните в тот вечер, разбила в прах! Ха, ха, ха! И как к ней идет румянец!
Знаток вы в женщинах? Иногда внезапный румянец ужасно идет к бледным щекам,
заметили вы это? Ах, боже мой! Да вы, кажется, опять сердитесь?
- Да, сержусь! - вскричал я, уже не сдерживая себя, - я не хочу, чтоб
вы говорили теперь о Наталье Николаевне... то есть говорили в таком тоне.
Я... я не позволю вам этого!
- Ого! Ну, извольте, сделаю вам удовольствие, переменю тему. Я ведь
уступчив и мягок, как тесто. Будем говорить об вас. Я вас люблю, Иван
Петрович, если б вы знали, какое дружеское, какое искреннее я беру в вас
участие...
- Князь, не лучше ли говорить о деле, - прервал я его.
- То есть о нашем деле, хотите вы сказать. Я вас понимаю с полуслова,
mon ami, но вы и не подозреваете, как близко мы коснемся к делу, если
заговорим теперь об вас и если, разумеется, вы меня не прервете. Итак,
продолжаю: я хотел вам сказать, мой бесценный Иван Петрович, что жить так,
как вы живете, значит просто губить себя. Уж вы позвольте мне коснуться
этой деликатной материи; я из дружбы. Вы бедны, вы берете у вашего
антрепренера вперед, платите свои должишки, на остальное питаетесь полгода
одним чаем и дрожите на своем чердаке в ожидании, когда напишется ваш роман
в журнал вашего антрепренера; ведь так?
- Хоть и так, но все же это...
- Почетнее, чем воровать, низкопоклонничать, брать взятки,
интриговать, ну и прочее и прочее. Знаю, знаю, что вы хотите сказать; все
это давно напечатано.
- А следственно, вам нечего и говорить о моих делах. Неужели я вас
должен, князь, учить деликатности.
- Ну, уж конечно, не вы. Только что же делать, если мы именно касаемся
этой деликатной струны. Ведь не обходить же ее. Ну, да впрочем, оставим
чердаки в покое. Я и сам до них не охотник, разве в известных случаях (и он
отвратительно захохотал). А вот что меня удивляет: что за охота вам играть
роль второго лица? Конечно, один ваш писатель даже, помнится, сказал
где-то: что, может быть, самый великий подвиг человека в том, если он
сумеет ограничиться в жизни ролью второго лица... Кажется, что-то эдакое!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.