read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Теперь он просто-напросто гладко выбритый джентльмен в белых брюках и
белом цилиндре, с бронзовым морским загаром на судейской физиономии и со
ссадиной на облупленном солнцем судейском носу, - джентльмен, который по
пути в камеру заходит в устричную лавку и пьет имбирное пиво со льдом!
Адвокатура Англии рассеялась по лицу земли. Как может Англия прожить
четыре долгих летних месяца * {Комментарий сноски пропущен в оригинале.
Прим. OCR} без своей адвокатуры - общепризнанного ее убежища в дни невзгод и
единственной ее законной славы в дни процветания, - об этом вопрос не
поднимается, ибо сей щит и панцирь Британии, очевидно, не входит в состав ее
теперешнего облачения. Ученый джентльмен, который всегда столь страстно
негодует на беспримерные оскорбления, нанесенные его клиенту противной
стороной, что, кажется, не в силах оправиться от них, теперь поправляется -
и гораздо быстрее, чем можно было ожидать - в Швейцарии. Ученый джентльмен,
- великий мастер испепелять противников и губить оппонентов своим мрачным
сарказмом, - теперь прыгает, как кузнечик, и веселится до упаду на
французском курорте. Ученый джентльмен, который по малейшему поводу льет
слезы целыми ведрами, вот уже шесть недель не пролил ни одной слезинки.
Высокоученый джентльмен, который охлаждал природный жар своего пылкого
темперамента в омутах и фонтанах юриспруденции, пока не достиг великого
уменья заготовлять впрок неопровержимые аргументы в предвидении судебной
сессии, а на сессии ставить в тупик дремлющих судей своими юридическими
остротами, непонятными непосвященным, равно как и большинству посвященных, -
этот высокоученый джентльмен бродит теперь, привычно наслаждаясь сухостью и
пылью, по Константинополю. Прочие рассеянные обломки того же великого
Палладиума встречаются на каналах Венеции, на втором пороге Нила, на
германских водах, а также рассыпаны по всем песчаным пляжам побережья
Англии. Но трудно увидеть хоть один из них на опустевшей Канцлерской улице и
по соседству с нею. Если же иной раз и бывает, что какой-нибудь член
адвокатской корпорации, одиноко проносясь по этой пустыне, завидит истца,
который здесь блуждает, как призрак, бессильный покинуть арену своих
страданий, оба они пугаются один другого и жмутся к стенам противоположных
домов.
Никто не запомнит такой жары, какая стоит в эти долгие каникулы. Все
молодые клерки безумно влюблены и соответственно своим различным рангам
мечтают о блаженстве с предметом своей страсти в Маргете *, Рамсгете * или
Грейвзенде *. Все пожилые клерки находят, что семьи их слишком велики. Все
бродячие собаки, которые блуждают по Судебным Иннам и задыхаются на
лестницах и в прочих душных закоулках, ищут воды и отрывисто воют в
исступлении. Все собаки, что водят слепых на улицах, тянут своих хозяев к
каждому встречному колодцу или, бросившись к ведру с водой, сбивают их с
ног. Лавка с тентом для защиты от солнца, перед входом в которую тротуар
полит водой и где в витрине стоит банка с золотыми и серебряными рыбками,
кажется каким-то святилищем. Ворота Тэмпл-Бар, к которым примыкают Стрэнд и
Флит-стрит *, накаляются до того, что служат для этих двух улиц чем-то вроде
нагревателя внутри кипятильника и всю ночь заставляют их кипеть.
В Судебных Иннах есть конторы, где можно было бы посидеть в прохладе,
если бы стоило покупать прохладу ценой невыносимой скуки; зато в узких
уличках, непосредственно прилегающих к этим укромным местам, настоящее
пекло. В переулке мистера Крука так жарко, что обыватели распахивают настежь
окна и двери и, чуть ли не вывернув свои дома наизнанку, выносят наружу
стулья и сидят на тротуаре, а среди них - сам мистер Крук, предающийся
учебным занятиям в обществе своей кошки, которой никогда не бывает жарко.
"Солнечный герб" прекратил на лето созыв Гармонических собраний, а Маленький
Суиллс, получив ангажемент в "Пасторальные сады", расположенные ниже по
течению Темзы, выступает там совершенно безобидным образом и поет комические
песенки самого невинного содержания, которые, как гласит афиша, ни в
малейшей степени не могут задеть самолюбие самых строгих и придирчивых особ.
Над всем этим юридическим миром, покрытым ржавчиной, безделье и сонная
одурь долгих каникул нависли как гигантская паутина. Мистер Снегсби,
владелец писчебумажной лавки в Куке-Корте, выходящем на Карситор-стрит,
чувствует, что общее безделье и одурь влияют не только на его душу, - душу
человека, чувствительного и склонного к созерцанию, - но и на его торговлю,
- как уже было сказано, торговлю канцелярскими принадлежностями. Во время
долгих каникул у него больше досуга прогуливаться по Степл-Инну и Ролc-Ярду,
чем в другие времена года, и он говорит обоим своим подмастерьям о том, как
приятно в такую жару сознавать, что живешь на острове и что море плещет и
волнуется вокруг тебя!
Сегодня, в один из этих каникулярных дней, Гуся хлопочет в маленькой
гостиной, так как мистер и миссис Снегсби собираются принимать гостей. Гости
будут скорее избранные, нежели многочисленные, - только мистер и миссис
Чедбенд. Мистер Чедбенд очень любит называть себя и устно и письменно
"сосудом" *, но иные непосвященные, спутав это наименование со словом
"судно", порой ошибочно принимают его за человека, имеющего какое-то
отношение к мореплаванию, хоть он и выдает себя за "священнослужителя". На
самом деле мистер Чедбенд не имеет никакого духовного сана, - впрочем,
хулители его находят, что он не способен сказать ничего выдающегося на
величайшую из тем, а значит подобное самозванство не может лежать тяжелым
грузом на его совести, - однако у него есть последователи, и миссис Снегсби
в их числе. Миссис Снегсби лишь с недавнего времени поплыла вверх по течению
на буксире у Чедбенда, - это первоклассное судно привлекло ее внимание,
когда ей от летнего зноя кровь слегка бросилась в голову.
- Моя крошечка, - говорит мистер Снегсби воробьям в Степл-Инне, - уж
очень, знаете ли, привержена к своей религии!
Поэтому Гуся, потрясенная тем, что ей предстоит сделаться временной
прислужницей Чедбенда, который, как ей известно, обладает даром
проповедовать часа по четыре кряду, убирает маленькую гостиную к вечернему
чаю. Вся мебель уже выколочена и очищена от пыли, портреты мистера и миссис
Снегсби протерты мокрой тряпкой, лучший чайный сервиз стоит на столе, и
готовится великолепное угощение: вкусный, еще теплый хлеб, поджаристые
крендельки, холодное свежее масло, нарезанная тонкими ломтиками ветчина,
язык, сосиски и нежные анчоусы, уложенные рядами в гнездышке из петрушки, не
говоря уже о яйцах только что из-под кур - яйца сварят и подадут в салфетке,
чтобы не успели остыть, - и о горячих поджаренных ломтиках хлеба, намазанных
сливочным маслом. Ибо Чедбенд - это судно, требующее много топлива, -
хулители даже считают, что оно обжирается топливом, - и отлично умеет
орудовать не только духовным оружием, но и такими материальными орудиями,
как нож и вилка.
Когда все приготовления закончены, мистер Снегсби, облачившись в свой
лучший сюртук, осматривает накрытый стол и, почтительно покашливая из-под
руки, спрашивает миссис Снегсби:
- К какому часу ты пригласила мистера и миссис Чедбенд, душечка?
- К шести, - отвечает миссис Снегсби. Кротко и как бы мимоходом мистер
Снегсби отмечает, что "шесть уже пробило".
- Тебе, чего доброго, хочется начать без них? - язвительно
осведомляется миссис Снегсби.
Мистеру Снегсби этого, по-видимому, очень хочется, но, кротко
покашливая, он отвечает:
- Нет, дорогая, нет. Просто я сказал, который теперь час, только и
всего.
- Что значит час по сравнению с вечностью?! - изрекает миссис Снегсби.
- Сущие пустяки, душечка, - соглашается мистер Снегсби. - Но когда
готовишь угощение к чаю, то готовишь... его, так сказать... к известному
часу. А когда час для чаепития назначен, лучше его соблюдать.
- Соблюдать! - повторяет миссис Снегсби строгим тоном. - Соблюдать!
Можно подумать, что мистер Чедбенд идет драться на дуэли.
- Вовсе нет, душечка, - говорит мистер Снегсби.
Но вот Гуся, которую поставили сторожить приход гостей у окна спальни,
шурша юбками и шаркая шлепанцами, мчится вниз по маленькой лестнице, как те
призраки, что, по народным поверьям, бродят в домах, затем влетает в
гостиную и с пылающими щеками докладывает, что мистер и миссис Чедбенд
показались в переулке. Тотчас же после этого раздается звон колокольчика на
внутренней двери в коридоре, и миссис Снегсби строго внушает Гусе, под
страхом немедленного водворения ее в Тутинг к благодетелю, доложить о
прибытии гостей по всем правилам - ни в коем случае не пропустить этой
церемонии. Угрозы хозяйки расстраивают Гусе нервы (до этой минуты бывшие в
полном порядке), и она самым ужасным образом нарушает этикет, объявляя:
- Мистер и миссис Чизминг... то есть как их... дай бог памяти! - после
чего скрывается, терзаемая угрызениями совести.
Мистер Чедбенд - здоровенный мужчина с желтым лицом, расплывшимся в
елейной улыбке, и такой тучный, что кажется налитым ворванью. Миссис Чедбенд
- строгая, суровая на вид, молчаливая женщина. Мистер Чедбенд ступает мягко
и неуклюже, как медведь, обученный ходить на задних лапах. Он не знает, куда
девать руки, - кажется, будто они всегда мешают ему и он предпочел бы
ползать, - голова у него покрыта обильным потом, и перед тем как заговорить,
он неизменно поднимает огромную длань, делая знак слушателям, что собирается
их поучать.
- Друзья мои, - начинает мистер Чедбенд, - мир дому сему! Хозяину его,
хозяйке его, отрокам и отроковицам! Друзья мои, почему я жажду мира? Что
есть мир? Есть ли это война? Нет. Есть ли это борьба? Нет. Есть ли это
состояние прелестное и тихое, и прекрасное и приятное, и безмятежное и
радостное? О да! Посему, друзья мои, я желаю мира и вам и сродникам вашим.
У миссис Снегсби такое выражение лица, словно она до дна души впитала в
себя это назидательное поучение, поэтому мистер Снегсби находит
своевременным произнести "аминь", что вызывает явное одобрение собравшихся.
- А теперь, друзья мои, - продолжает мистер Чедбенд, - поелику я
коснулся этого предмета...
Появляется Гуся. Миссис Снегсби, замогильным басом и не отрывая глаз от
Чедбенда, произносит с устрашающей отчетливостью:
- Пошла вон!
- А теперь, друзья мои, - повторяет Чедбенд, - поелику я коснулся этого



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.