read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



обратном пути из Энска и встретиться с тобою, а не бродить вокруг твоего
дома, как будто мне восемнадцать лет..."
Я уже забыл о письме. Мне нужно было просто увезти ее - ведь я же
отлично знал, что она не должна оставаться в этом фальшивом и несчастном
доме, с этим страшным и фальшивым Николаем Антонычем, которому она верит.
Вот и горы! Они торчали из облаков, освещенные солнцем, то голые, то
покрытые ослепительным снегом. Я видел в зеркале, как Лури поднял руку,
как будто поздоровался с ними, и что-то закричал доктору, и доктор,
смешной, похожий на какого-то круглого забавного зверя, равнодушно кивнул
головой.
В редких просветах были видны ущелья - прекрасные, очень длинные
ущелья, - верная смерть в случае вынужденной посадки. Я невольно подумал
об этом, а потом снова стал сочинять письмо и сочинял до тех пор, пока мне
не пришлось заняться другими, более срочными делами.
Как будто и ветра не было, когда первые огромные тучи снега стали
срываться с вершин и кружиться, поднимаясь все выше и выше.
Зеркало, в котором я только что видел доктора и Лури, вдруг
потемнело, замерзло, а еще через десять минут уже нельзя было вообразить,
что над нами только что было солнце и небо. Теперь не было ни земли, ни
солнца, ни неба. Все перемешалось. Ветер догнал нас и ударил сперва слева,
потом в лоб, потом снова слева, так что нас сразу унесло куда-то в
сторону, где тоже был туман и шел снег, мелкий, твердый, который очень
больно бил по лицу и сразу вцепился во все петли и щели одежды. Потом
наступила ночь, так что, когда я снова посмотрел в зеркало, я больше уже
ничего не увидел. Ничего не было видно вокруг, и некоторое время я вел
самолет в полной темноте, как будто натыкаясь на стены, потому что всюду
были настоящие стены из снега, со всех сторон подпираемого ветром. То я
пробивал их, то отступал, то снова пробивал, то оказывался далеко под
ними. Это было самое страшное - самолет вдруг падал на полтораста-двести
метров, а я не знал, какой высоты были горы, почему-то не отмеченные на
моей карте. Все, что я мог сделать, - это развернуться на сто восемьдесят
градусов и пойти назад к Енисею. Я увижу берега, пройду над высоким
берегом, и мы обойдем пургу или, в крайнем случае, вернемся назад в
Заполярье.
Легко сказать - развернуться! Самолет почему-то затрясло, когда я дал
левую ногу, и нас снова бросило в сторону, но я продолжал разворачиваться.
Кажется, я что-то сказал машине. Именно в эту минуту я почувствовал, что с
мотором творится что-то неладное, - жаль, потому что внизу были те же
ущелья, которые - я очень на это рассчитывал - остались далеко позади. Они
мелькнули и пропали, потом снова мелькнули - длинные и совершенно
безнадежные, - нас бы не нашли, и никто бы никогда не узнал, как это
случилось. Нужно было уйти от них, и я ушел, хотя самолет был то взвешен в
воздухе, как будто эта проклятая пурга задумывалась на секунду, что бы еще
с нами сделать, то болтался и шел, как хотел. Я ушел, но с мотором
все-таки творилось что-то неладное, и нужно было садиться. Нужно было
садиться очень медленно и следить за указателем поворотов, и не допускать
кренов, и все время думать о земле, которая где-то внизу, и неизвестно,
где она и какая. Что-то стучало у меня в голове, как часы, я громко
разговаривал с самим собой и с машиной. Но я не боялся. Я помню только,
как мне стало на мгновение жарко, когда какая-то масса пронеслась рядом с
самолетом; я бросился в сторону от нее и чуть не царапнул крылом о землю.


Глава двенадцатая
ПУРГА

Не стану рассказывать о тех трех сутках, которые мы провели в тундре,
недалеко от берегов Пясины. Это одно из самых тяжелых воспоминаний в моей
жизни и - главное - это однообразное воспоминание. Один час был похож на
другой, другой - на третий, и только первые минуты, когда нам нужно было
как-то укрепить самолет, потому что иначе его унесло бы пургою, уже не
повторялись.
Попробуйте сделать это в тундре без всякой растительности, при ветре,
достигающем десяти баллов! Не выключая мотора, мы поставили самолет
хвостом к ветру. Пожалуй, нам удалось бы закопать его, - но стоило только
поддеть снег лопатой, как его уносило ветром. Самолет продолжало швырять,
и нужно было придумать что-то безошибочное, потому что ветер все
усиливался и через полчаса было бы уже поздно. Тогда мы сделали одну
простую вещь - рекомендую всем полярным пилотам: мы привязали к плоскостям
веревки, а к ним, в свою очередь, лыжи, чемоданчики, небольшой ящик с
грузом, даже воронку, - словом, все, что могло бы помочь быстрому
завихрению снега. Через пятнадцать минут вокруг этих вещей уже намело
сугробы, а в других местах под самолетом снег по-прежнему выдувало ветром.
Теперь нам больше ничего не оставалось, как ждать. Это было не очень
весело, но это было единственное, что нам оставалось. Ждать и ждать, а
долго ли - кто знает!
Я уже упоминал о том, что у нас было все для вынужденной посадки, но
что станешь делать, скажем, с палаткой, если просто вылезть из кабины -
это сложное, мучительное дело, на которое можно решиться только один раз в
день и то только потому, что один-то раз в день необходимо вылезать из
кабины!
Пальцы начинали болеть, прежде чем удавалось развязать шнурки на
чехлах, и приходилось развязывать шнурки в три приема. Снег с первого шага
сбивал с ног, так что нам пришлось выработать особый способ ходьбы - с
наклоном в сорок пять градусов против ветра.
Так прошел первый день. Немного меньше тепла. Немного больше хочется
спать, и, чтобы не уснуть, я придумываю разные штуки, которые берут очень
много времени, но от которых очень мало толку. Я пробую, например, разжечь
примус, а Лури приказываю разжечь паяльную лампу. Трудная задача! Трудно
разжечь примус, когда ежеминутно чувствуешь с ног до головы собственную
кожу, когда вдруг становится холодно где-то глубоко в ушах, как будто
мерзнет барабанная перепонка, когда снег мигом залепляет лицо и
превращается в ледяную маску. Лури пытается шутить, но шутки мерзнут на
пятидесятиградусном морозе, и ему ничего не остается, как шутить над своей
способностью шутить при любых обстоятельствах и в любое время.
Так кончается первая ночь. Еще немного меньше тепла. Еще немного
больше хочется спать. А снег по-прежнему несется мимо нас, и, наконец,
начинает казаться, что мимо нас пролетает весь снег, который только есть
на земле...
Я снова оценил доктора Ивана Иваныча в эти дни, когда мы "куропачили"
- так это называется - у берегов Пясины.
Сознание полной бездеятельности, полной невозможности выйти из
безнадежного положения - вот что было тяжелее всего! Кажется, было бы
легче, если бы я не был так здоров и крепок. Это чувство перемешивается с
другим невеселым чувством: я не выполнил ответственного поручения, - а это
еще и с третьим, которое никого не касается, с чувством оскорбленной
гордости и обиды, - вот настроение, при котором нет аппетита и, в сущности
говоря, не так уж страшно замерзнуть.
И доктор все понимал, все видел! Никогда в жизни я не находился под
таким тщательным наблюдением. Для каждого из этих чувств у него был свой
рецепт и даже, кажется, для того чувства, которое никого не касалось.
Третий день. Очень хочется спать. Все меньше тепла. Все больше сыреют
малицы, и уже какой-то нервный холод заранее пробирает до костей, как
подумаешь, что эта сырость может замерзнуть.
Но это даже лучше, может быть, что время от времени приходится
выбирать из-под малицы лед, потому что просто сидеть и думать, думать без
конца очень тоскливо. Потом еще поменьше тепла - ничего не поделаешь,
ветер выдувает тепло, - и я надеваю на ноги под пимы летные рукавицы.
Главное - не спать. Главное - не давать уснуть бортмеханику, который
оказался самым слабым из нас, а на вид был самым сильным. Доктор время от
времени бьет его и встряхивает. Потом начинает дремать и доктор, и теперь
уже мне приходится время от времени встряхивать его - вежливо, но упрямо.
- Саня, да ничего подобного, я и не думаю спать, - бормочет он и с
усилием открывает глаза.
А мне уже больше не хочется спать. Снег свистит в ушах и когда
минутами наступает тишина, кажется, что вибрирующая тишина еще громче
этого мрачного, мучительного, пустого свиста. Где-то далеко, на Диксоне, в
Заполярье, радисты разговаривают о нас:
- Где они? Не пролетали ли там-то?
- Не пролетали.
Это было очень скучно - сидеть и ждать, когда же окончится эта пурга,
- и я вспомнил наконец, что у меня есть книжка. Я перевязал малицу немного
выше колен и влез в нее с головой и руками. Тесноватый домик, но если в
левой руке над ухом держать карманный фонарик, а в правой книжку, - можно
читать! У меня был фонарик с динамкой, и нужно было все время работать
пальцами, чтобы он горел; но все время работать невозможно, и я разжимал
пальцы, - тогда сразу становилось холодно, и все возвращалось на свои
места, и я начинал чувствовать снег, который заносил меня сквозь щели
кабины.
Через несколько лет я прочитал "Гостеприимную Арктику" Стифансона и
понял, что это была ошибка - так долго не спать. Но тогда я был неопытный
полярник, и мне казалось, что уснуть в таком положении и умереть - это
одно и то же.
Должно быть, я все-таки уснул или наяву вообразил себя в очень
маленьком узком ящике, глубоко под землей, потому что наверху был ясно
слышен уличный шум и звон и грохот трамвая. Это было не очень страшно, но
все-таки я был огорчен, что лежу здесь один и не могу пошевелить ни рукой,
ни ногой, а между тем мне нужно лететь куда-то и нет ни одной свободной



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.