read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Я знаю, что ты ответишь на это, Великий. Если, блюдя свою душу, ты
обрекаешь ближних своих на муку и голод, чем ты лучше разбойника, что
грабит убогих? Но разве злоба, растущая в огрубелой душе, не столь же
губительна для ближних наших?
- А разве это не забота Наставника - возделывать наши душ? Разве я
хоть когда-то тебе отказал? Разве я не просил тебя найти достойных людей,
которые помогли бы тебе в нелегкой работе?
- Да, - отвечает он бесстрастно, - ты щедро даешь одной рукой, а
другой - отбираешь. Разве ты не запретил наказывать недостойных?
- А вы с Асагом обходите мой запрет и сеете страх там, где должна
быть вера. Наставник, - говорю я ему, - страх не делает человека
достойней. Только притворство рождает он. Ты так много делаешь добрым
словом, почему же ты не веришь в добро?
- Я верю в добро, - отвечает он, - но добро медлительно, а зло
торопливо.
- Что быстро растет, то скоро и умирает. Наставник, - говорю я ему, -
наша вера мала, потому что мало нас. Нас окружают враги, и, защищаясь, мы
укрепляем злобу в своей душе. Чтобы ее одолеть, нам надо сделать врагов
друзьями. Чем больше людей будет веровать так, как мы, тем больше будет у
нас друзей, и тем лучше будем мы сами.
- Раньше ты не так говорил, - задумчиво отвечал он. - "Веру нельзя
навязать, вера должна прорасти, как семя".
- Там, где она посеяна, Ларг. Видишь же, в Касе она понемногу растет,
у нас не так уж и мало обращенных.
- Но и не так уж много.
- Тут опасно спешить, Наставник. Помнишь сказочку, как некто нашел
кошелек и с воплем кинулся за прохожим, чтобы вернуть ему пропажу?
- А прохожий решил, что это злодей и бросился наутек. Помню, Великий.
Потому и обуздываю доброхотов, хоть душа к тому не лежит.
- Зачем же тогда обуздывать? Отбери тех, что поумнее и отправь туда,
где от рвения будет толк. Надо сеять, чтоб проросло.
Он смотрит мне прямо в глаза, и в его глазах недоверчивая радость.
- Великий, - говорит он чуть слышно, - ты вправду решился?
- Да.
- А ты подумал, что будет с нами, когда Церковь почует угрозу?
- Да.
Встал и ходит по кабинету, и его обвисшая мантия черной тенью летает
за ним.
- Мне ли не радоваться, Великий! Но я боюсь, - говорит он. - Что
будет с тем малым, что мы сотворили здесь? Нас в Касе малая кучка, и если
Церковь возьмется за нас...
Да, думаю я, Церковь возьмется за нас. Это самое опасное из того, на
что я решаюсь. Даже наша война в Приграничье по сравнению с этим пустяк.
- Церковь возьмется за нас, - отвечаю я Ларгу, - но это будет потом.
Скоро грянет раскол церквей, и нам должно использовать это время. Пусть
наша вера укрепится среди бедняков. Когда жизнь страшна и будущее
непроглядно, люди пойдут за всяким, кто им сулит утешенье.
- Утешенье? - он больше не мечется по кабинету. Замер и смотрит
пылающими глазами куда-то мимо и сквозь меня. И я любуюсь его превращением
- сейчас он, пожалуй, красив и даже слегка величав в свое экстазе, и ежусь
от предстоящей тоски. Да, Ларг по-своему очень умен, хоть способ его
мышления не непонятен. Мы словно сосуществуем в двух разных мирах, но эти
слова прошли, упали затравкою в пересыщенный раствор, да, это именно так:
идет кристаллизация, невзрачная мысль обрастает сверкающей плотью,
прорастает единственной правдой, облекается в единственные слова. Но
первый свой опыт Ларг проведен на мне. Вдохновенная проповедь эдак часа на
два...
Господи, как же не хочется поговорить с кем-нибудь на человеческом,
на родном своем языке!

Уже привычный сценарий обычного года: весной дипломатия, летом -
война, зимою - хозяйство. Зима далека, а лето уже на носу.
В прошлом году мы очищали восток от олоров вокруг от проложенных нами
дорог. В этом году мы сражаемся за железо. Колониальная война. Я давно не
стесняюсь таких вещей и не оправдываюсь стремлением к всеобщему благу. Нет
никакого общего блага. Есть благо моей семьи и моего народа, и только он
интересует меня.
Железо - это власть над Бассотом. То, что мы производим, не имеет
хожденья в лесах, но железные топоры, ножи и посуда...
Железные топоры цивилизуют Бассот. На юге, где железо обильней
проникло в страну, есть племена, перешедшие к земледелию.
Кажется, я уже взялся за оправдания. Железо облагодетельствует
Бассот, и я - благодетель миротворец... Отнюдь. Война уже тлеет в лесах.
Два года потратил Эргис на объединение пиргов и полгода на то, чтобы
сделать талаев и пиргов врагами. Не мелкие стычки, а затяжная война, и
скоро мы вступим в нее - за свои интересы.
Нет общего блага - есть благо моей страны. А какая страна моя? Кеват,
раздираемый смутой, таласаровский Квайр или только Бассот?
Эмоции против логики? Позовем на помощь Баруфа.
- Меня умиляет твоя эластичная совесть, - легко отзывается он. -
Сначала ты затеваешь бойню, а потом принимаешься ужасаться.
- Или наоборот.
- Или наоборот, - соглашается он. - Если ты знаешь, что сделаешь это,
зачем тратить время на сантименты? В конце концов есть одна реальность -
будущее. Прошлое прошло, а настоящее эфемерно. Ты говоришь "есть", а пока
договорил, оно уже было.
Нет, думаю я, высшая ценность - это "сейчас". Вот этот самый уходящий
в прошлое миг.
- Не так уж много у тебя этих самых мигов, - отвечает во мне Баруф. -
Зря ты полез против Церкви. От наемных убийц тебя защитят. А от фанатика?
Церковь найдет убийцу среди самых близких и самых доверенных.
- Нет! - отвечаю я и знаю, что да.
Я боюсь. Я еще не привык к этому страху. Я еще вглядываюсь с тревогой
в лица соратников и друзей. Ты? Или ты? И мне очень хочется думать, что
это будет кто-то другой - тот, кого я не знаю, и кого еще не люблю.

Началось. Мы заложили поселок Ирдис на выкупленных землях, и талаи
напали на нас. И все это провокация чистейшей воды. Мы выкупали спорные
земли, но говорили только с одной стороной. Мы, чужаки, начали строить
поселок, не известив - как полагалось - талайских вождей. Ну что же, у нас
есть убитые, и, значит, есть право на месть. Мы можем теперь принять
сторону пиргов, не настроив против себя все прочие племена. Ирдис стоит
войны. Залежи железной руды, а вокруг неплохие земли. Здесь будет
металлургический центр, и он сможет себя прокормить.
Баруф прав, если дело уже на ходу, пора отложить сантименты. Недавний
Тилам Бэрсар осудил бы меня. Будущий тоже наверняка осудит. Но дело уже на
ходу, и завтра я выезжаю, к сожалению, с Сиблом, а не с Эргисом. Эргис уже
улетел. Пирги - его друзья и родня, и он откровенно не любит талаев. Я,
пожалуй, наоборот. Но пирги - коренные жители этих мест, а талаи - одно из
племен племенного союза хегу, и они лишь два три поколения, как пробились
на север страны. Пиргам некуда уходить, а талаев мы можем прогнать на
исконные земли хегу. Такова справедливость лесов, и удобней ее соблюдать.

Мать приболела, и сейчас я сижу у нее. Матушка стала похварывать с
этой весны, и когда я гляжу на ее исхудалые руки и осунувшееся лицо, новый
страх оживает во мне. Я еще никогда не бывал сиротой. Когда умерли те
чужие люди, которых я звал "отец" и "мать", мне было только немного
грустно. Но если я потеряю ее...
- Сынок! - говорит мне она, и я сжимаю ее исхудалые пальцы. Что я
могу ей сказать, и что она может ответить мне? Нам не о чем говорить.
Только любовью связаны мы, великим чудом безмолвной любви, и пока со мной
остается мать, мир не пуст для меня...

Мне повезло - я вырвался из войны. Месяц я ей служил: дрался,
уговаривал, мирил Эргиса с Сиблом и Сибла с Эргисом, торговался с вождями
и шаманами пиргов, клялся, обманывал, увещевал, но лихорадка свалила меня,
и меня дотащили до Пиртлы - маленькой лесной деревушки, где очень кстати
нет колдуна.
Главное сделано - я уже не боюсь проиграть. Поршень пришел в движение
и толкает талаев на юг. Я не хочу видеть. У меня нет неприязни к талаям, и
если б не время... Я мог бы потратить несколько лет и сделать все без
войны. Но у меня нет этих лет. Пять-шесть лет, если удастся то, что я
начал...
Лихорадке уже надоело меня трепать. Я к ней давно притерпелся, даже
слегка полюбил. Несколько дней кипятка и озноба - и неделю приятной
слабости, когда можно валяться в постели. Почти единственный отдых,
позволенный мне.
Я валяюсь на шкурах в Доме Собраний, и тут нет даже нар, но здесь
достаточно места для пятнадцати человек, и здесь мы не в тягость селенью.
Единственный не упрятанный в землю дом, и в тусклом окошке - Карт варит
мне травяной настой.
Карт теперь мой оруженосец. Оруженосец, телохранитель, немного слуга
- но так лучше для нас обоих. Для меня - потому, что могу я ему доверять,
это глаза и уши Суил - но только Суил. Для него - потому, что так он
избавлен от всех унижений родства с именитой особой, он только оруженосец,
телохранитель и немного слуга. А Кас уверен, что я пригрел родню, и тоже



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.