read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Правду я говорю? - спросил Уильям.
- Об чем? - осведомился джентльмен.
- Да об том, что вы разводили суффолкских битюгов целыми табунами?
- Ну еще бы! - сказал джентльмен. - Каких только пород лошадей и собак
я не разводил! Есть такие любители. Ради лошадей да собак я забываю и пищу и
питье... дом, жену, детей... Забываю, как читают, пишут, считают... курят,
нюхают табак... Про сон - и то забываю!
- Разве подобает такому человеку сидеть позади кучера? - шепнул мне
Уильям, встряхивая вожжами.
Из этого вопроса я заключил, что он не прочь был бы отдать мое место
знатоку лошадей; покраснев, я предложил уступить его.
- Вот это будет правильно, если вам все равно, сэр, - сказал Уильям.
Эту уступку я всегда считал первым моим промахом в жизни. Записывая в
конторе наемных карет свое имя в книгу, я просил указать: "Место на козлах"
- и вручил счетоводу полкроны. Я надел парадное пальто и захватил свой
лучший плед для того только, чтобы не осрамить столь почетного места, весьма
гордился им и считал, что являюсь украшением кареты. И вот на первом же
перегоне мое место занял потрепанный косоглазый субъект, который не имел
других достоинств, кроме запаха конюшни, да еще, пожалуй, не человеческой, а
какой-то мушиной ловкости, с которой он переполз через меня на полном скаку.
Неуверенность в своих силах, нередко овладевавшая мною в моих жизненных
перипетиях, когда она являлась только помехой, отнюдь не уменьшилась после
этого эпизода на козлах кентерберийской кареты. Тщетно старался я говорить
внушительным тоном. В течение всего остального путешествия голос мой
исходил, казалось, из самых глубин моего желудка, но я чувствовал, что
совсем осрамился и ужасно молод!
А все-таки было удивительно странно и интересно сидеть наверху, позади
четверки лошадей, странно было мне, хорошо образованному, хорошо одетому
молодому человеку с деньгами в кармане, проезжать по тем местам, где я спал
во время своего мучительного странствования. Все, что попадалось мне на
глаза, пробуждало воспоминания. Когда я глядел вниз на встречавшихся нам
бродяг и видел эти лица, слишком памятные для меня, мне казалось, я чувствую
снова на своей груди грязную руку медника, который хватает меня за рубашку.
Когда мы загромыхали по узкой уличке Четема и мимо нас мелькнул переулок,
где жил чудовищный старик, купивший у меня куртку, я вытянул шею, пытаясь
разглядеть место, где я просидел весь день до сумерек, ожидая своих денег.
Когда мы приблизились к Лондону и проезжали мимо Сэлем-Хауса, которым мистер
Крикл управлял тяжелой рукой, я отдал бы все за то, чтобы мне разрешили
спуститься вниз и отколотить его, а всех его учеников выпустить на волю, как
воробьев из клетки.
Мы подъехали к Чаринг-Кросс, где находилось некое обветшалое заведение
"Золотой Крест" *. Лакей ввел меня в буфетную, а затем горничная проводила
меня в маленький номер, пропахший ароматами конюшни и закрывавшийся наглухо,
как фамильный склеп. Я мучительно сознавал, что еще очень молод, так как
решительно никто не проявлял ко мне уважения: горничная была совершенно
равнодушна ко всему, что бы я ни говорил, а лакей начал со мной
фамильярничать и навязываться со своими советами ввиду моей неопытности.
- Что же мы закажем на обед? - развязно спросил лакей. - Молодые
джентльмены, в общем, любят домашнюю птицу, ну, скажем, курицу.
Я сказал, насколько мог величественно, что к курице не расположен.
- Да что вы? Молодым джентльменам, в общем, надоедает говядина и
баранина. Что вы скажете о рубленых котлетах?
На это предложение я согласился, ибо не мог придумать ничего другого.
- А как насчет картошки? - продолжал лакей, склонив голову набок и
вкрадчиво улыбаясь. - Молодые джентльмены, в общем, по горло сыты картошкой.
Стараясь говорить басом, я распорядился подать мне рубленых котлет с
картофелем и всем, что полагается, а также справиться у буфетчика, нет ли
писем на имя Тротвуда Копперфилда, эсквайра... Никаких писем там не было и
быть не могло, но мне казалось, что мужчине подобает их ожидать.
Лакей скоро вернулся с извещением, что писем нет (я выразил крайнее
изумление), и начал накрывать для меня на стол у камина. Занимаясь этим
делом, он спросил, какое вино подать мне к обеду, а когда я ответил:
"Полпинты хересу", - боюсь, он решил воспользоваться случаем и слить остатки
из разных графинов, чтобы набрать заказанные полпинты. Полагаю я так потому,
что, читая газету, я видел, как он копошится у себя за перегородкой и
возится с вышеозначенными сосудами, подобно химику или аптекарю,
приготовляющему лекарство. Когда же вино появилось на белый свет, оно
показалось мне очень слабым; кроме того, я обнаружил в нем английских
хлебных крошек неизмеримо больше, чем может быть в любом заграничном вине в
натуральном его виде. Но я имел слабость выпить его, не сказав ни слова.
Я находился после обеда в превосходном расположении духа (из чего я
заключаю, что яд отнюдь не всегда причиняет мучения) и решил пойти в театр.
Выбрал я театр Ковент-Гарден и там, из глубины центральной ложи, смотрел
"Юлия Цезаря" и новую пантомиму. Как было для меня необычно и интересно
видеть воочию всех этих благородных римлян, которые сновали передо мной
исключительно для моего удовольствия, совсем не такие строгие, как в школе,
где они поучали меня. Фантазия, смешанная с реальностью, впечатление,
произведенное на меня стихами, музыка, огни, толпа, удивительная смена
великолепных ярких декораций - все это так ошеломило меня и открыло передо
мной такие необозримые просторы для наслаждения, что, когда в полночь я
вышел из театра на улицу, в дождь, мне показалось, будто я, прожив
романтической жизнью целые века, упал с облаков прямо на землю, на
злосчастную землю с ее гомоном и шлепаньем по грязи, тусклым светом фонарей,
с дождевыми зонтами, стуком патен * и толчеей наемных карет.
Я вышел в какую-то дверь и некоторое время стоял на улице, не шевелясь,
словно в самом деле был чужой на этой земле. Но бесцеремонные толчки
прохожих скоро помогли мне очнуться и отыскать дорогу в гостиницу, а пока я
шел, снова и снова возникало в памяти чудесное зрелище; возникало оно и
тогда, когда я, закусив устрицами и выпив портера, сидел далеко за полночь в
буфетной, не отрывая глаз от огня в камине.
Меня так захватил спектакль и так я был погружен в свое прошлое, - ибо
блистательное зрелище было подобно прозрачному транспаранту, за которым
развернулась передо мной прежняя моя жизнь, - что мне трудно сказать, в
какой момент появился красивый стройный молодой человек, одетый со вкусом,
по слегка небрежно. Его-то я не мог бы забыть, и, помнится, продолжая сидеть
в буфетной перед камином и мечтать, я ощущал его присутствие, хотя не видел,
как он вошел.
Наконец я встал, чтобы идти спать, к большой радости сонного лакея,
который, сидя в своем загончике, ощущал, видимо, какое-то томление в ногах,
а потому то клал их одну на другую, то ими постукивал, то подергивал на все
лады. Направляясь к двери и проходя мимо молодого человека, я взглянул на
него. Тут я остановился, вернулся назад и снова взглянул. Он не узнал меня,
но я узнал его мгновенно.
В другое время, быть может, у меня не хватило бы решимости и смелости
заговорить с ним; я мог бы отложить это на следующий день и, следовательно,
мог бы его потерять. Но я все еще слишком был взволнован спектаклем, и
покровительство, которое он некогда мне оказывал, столь заслуживало, как мне
казалось, моей благодарности, и с такой силой пробудилась снова в моей душе
прежняя любовь к нему, что сердце у меня забилось, я подошел к нему и
воскликнул:
- Стирфорт! Вы меня не узнаете? Он посмотрел на меня, точь-в-точь как
бывало иногда у мистера Крикла, но я видел, что он меня не узнает.
- Боюсь, вы меня забыли, - сказал я.
- Боже мой! - воскликнул он. - Юный Копперфилд!
Я схватил его за обе руки и не отпускал их. Если бы я не стыдился и не
опасался, что это ему не понравится, я обнял бы его и расплакался.
- Как я рад, мой дорогой Стирфорт! Я прямо в восторге от того, что вас
вижу!
- И я рад вас видеть, - сказал он, сердечно пожимая мне руку. - Но
зачем так волноваться, старина!
Мне показалось, однако, что он был доволен, увидев, какое сильное
впечатление произвела на меня наша встреча.
Я поспешно смахнул слезы, которые показались помимо моей воли,
попытался улыбнуться, и мы уселись рядом.
- Как вы здесь очутились? - спросил Стирфорт, похлопывая меня по плечу.
- Я приехал сегодня из Кентербери. Меня усыновила двоюродная бабушка,
которая живет в тех краях... Я только что кончил там школу. А как очутились
Здесь вы?
- Я? Видите ли, я учусь в Оксфорде, другими словами - я периодически
умираю там от скуки, а теперь еду к матери. А вы, Копперфилд, чертовски
славный малый! Вот я смотрю на вас и припоминаю - таким вы были и прежде! Ни
капельки не изменились!
- Я вас узнал немедленно. Но вас-то легче запомнить!
Он засмеялся, взъерошил свои кудри и весело сказал:
- Так-так... Стало быть, я еду исполнять свой долг. Моя мать живет за
городом. Дороги ужасные, дома у меня скука, вот я и остался здесь на вечер,
вместо того чтобы ехать дальше. Приехал я только несколько часов назад и
убил это время на то, чтобы подремать и побрюзжать в театре.
- И я был в театре, - сказал я. - В Ковент-Гарден. Какой замечательный
спектакль, Стирфорт!
Стирфорт расхохотался от всей души.
- Мой милый, маленький Дэви, - тут он снова похлопал меня по плечу, -
вы - Маргаритка. Право же, полевая маргаритка утром, на рассвете, кажется не
более невинной, чем вы! Я тоже был в Ковент-Гарден. Ничего более жалкого я
не видел... Эй вы, сэр!
Это было адресовано лакею, который внимательно наблюдал издали за нашей
беседой и теперь приблизился весьма почтительно.
- Куда вы поместили моего друга, мистера Копперфилда? - спросил
Стирфорт.
- Простите, сэр?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [ 66 ] 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.