read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



февраля работают хирургический, терапевтический и зубной кабинеты? Аптека
великолепная, с полным набором лекарств. Для стационара строится отдельное
здание.
- На то он и "Гигант", Татьяна Петровна. Да-с. А теперь вы снова
являетесь ко мне и просите, - да куда там! - настаиваете, чтобы я отобрал
комнату у инженера Маслова на том основании, что эта комната понадобилась
вам для устройства стационара, который, насколько мне известно, никто вас
устраивать не просил!
- Иван Иваныч, ничего Маслову не сделается, если он проведет лето на
одном из участков. Дайте ему комнату на Сухой Балке. В конце концов, не из
Главного же Хутора он будет наблюдать за работой комбайнов!
- Это не ваше дело, Татьяна Петровна, судить о том, откуда ему удобнее
наблюдать за работой комбайнов. И я вас прошу...
- Иван Иваныч, вспомните весну прошлого года! У меня двенадцать
больных, из них четыре тяжелых. Я отвечаю за них. Вот вы, умный человек,
скажите же, что мне делать?
Муравьев встает и медленно подходит к окну. Уже давно я заметила, что
он побледнел, но в эту минуту он кажется мне особенно бледным. Он
распахивает окно. Зачем? Ветер врывается в комнату, бумаги летят со стола на
пол. Он не подбирает их. Растерянно улыбаясь, он составляет стулья, и я с
ужасом смотрю на него. К двум стульям он, тяжело дыша, приставляет третий.
Как будто стараясь вспомнить о чем-то, он проводит рукой по лбу, потом,
негромко охнув, садится - нет, ложится на стулья.
- Иван Иваныч, что с вами?
Директор едва переводит дыхание.
- Боже мой, что я наделала! Я замучила вас!
Он молчит, долго, минут двадцать - все время, пока я прикладываю к
сердцу мокрое полотенце, ищу и нахожу в письменном столе склянку с моей
микстурой, ругаю его за то, что он даже не открыл эту склянку, и себя за то,
что довела его до припадка.
- Что за дура! Вам нужно было просто выгнать меня!
Постепенно бледность проходит, лицо оживает. Директор пытается встать,
я не даю.
- Ну, ну! Нет, Татьяна Петровна, сдаюсь! Поднимаю руки! Будет вам
стационар! Будет!


ИСТОРИЯ ОДНОЙ БОЛЕЗНИ
Механик заболел вечером одиннадцатого июня и, пока я на попутной машине
добиралась до Цыганского участка, чуть не "отдал концы", как сообщила мне
расстроенная повариха. Когда я вошла, он лежал в комнате
опытно-испытательного отдела и ругался. Доброе лицо с большими ушами,
придававшими ему сходство со слоном, побледнело и смялось. Каждые пять минут
он страшным голосом кричал кухарке: "Маша, уходи!" - и, хватаясь за живот,
сползал с койки все по одной и той же весьма серьезной причине.
Я осмотрела его, и мне не понравилось, что у него была холодная кожа.
Это наблюдается при многих желудочных заболеваниях, но у него она была
какая-то очень уж холодная и влажная, как у лягушки. Зрачки были расширены,
пульс замедлен, в икрах, как он утверждал, "стреляло". Я поставила градусник
- тридцать пять и семь.
Это было похоже на пищевое отравление, например отравление колбасой, о
котором я помнила только, что оно чем-то отличается от отравления грибами.
Точность моего диагноза подтверждалась тем обстоятельством, что накануне
болезни Бородулин провожал племянницу и на проводах были поданы как раз
колбаса и грибы. Таким образом, в происхождении болезни можно было, кажется,
не сомневаться.
Была уже ночь, когда, дождавшись обратной машины, я перевезла механика
в Главный Хутор и положила в "больницу" - стационара тогда еще не было, -
состоявшую из двух палаток, каждая на одиннадцать человек. К счастью, в той
палатке, куда я поместила Бородулина, было немного больных - только трое.
По-прежнему он стонал и кряхтел, жаловался, что ему холодно, и время от
времени кричал медсестре страшным голосом: "Уходи, Катя!"
В общем, ему все-таки становилось легче. Температура поднялась до
нормальной, бледное доброе лицо оживилось. Он уже беспокоился, как без него
справятся с ремонтом, ругал какого-то Бесштанько, который был, по его
словам, "мастером простоя", и успел сообщить сестре, что "в жизни был
одинок". Все это были очевидные признаки выздоровления, и, вернувшись к
себе, я даже задумалась: стоит ли ставить анализ? У меня тогда еще не было
термостата, а маленькую кладовку, которую я приспособила под термостатную
комнату, приходилось по меньшей мере часа три согревать керосинкой, чтобы
поднять температуру до 36-37o. Причем поднять температуру - это было еще
полдела. Нужно было поддерживать ее на том же уровне все время, пока не
вырастут микробы - утомительное занятие после дня, полного забот, волнений и
двух поездок - туда и назад - на далекий Цыганский участок! Но все-таки я
сделала посев и всю ночь сонно тыкалась в кладовую, ругая керосинку, которая
ни с того ни с сего начинала коптить. Прошло десять часов - этого было
достаточно, чтобы в питательной среде появились первые колонии микробов.
Главное чувство, с которым я рассматривала появившуюся на пептонной воде
нежную пленку, было любопытство, тем более что механик (как мне сообщила,
заглянув на минуточку, Катя) чувствовал себя значительно лучше. Я сделала
мазок, сунула его под линзу микроскопа, и так же отчетливо, как в эту минуту
бегут перед моими глазами одна за другой черные строчки по белому листу
бумаги, я увидела на предметном стекле короткие "запятые" холерного
вибриона...
Этому невозможно было поверить, и я не поверила, оторвавшись от
микроскопа и взглянув вокруг себя с недоумением: все было на своих местах -
две полки с книгами и лабораторной посудой, аптечный шкаф, койка, покрытая
простыней, на которой я выслушивала больных. Все по-старому, ничего не
переменилось! Но под микроскопом, если верить глазам, были типичные холерные
"запятые".
Дрожащей рукой я сменила препарат - все то же! Снова сменила... В
"лекарне" было тепло, даже жарко, но внезапный холод прохватил меня с головы
до ног, даже застучали зубы. Что же я сделала?
- Что же я сделала? - схватившись за голову, повторила я вслух.
В Главный Хутор я отправила механика на рейсовой машине, какие-то
женщины подсаживались дорогой, было темно, и я не запомнила их одежды и лиц.
Я не спросила, как зовут его племянницу, в каком направлении она уехала, кто
был на проводах. Даже не спросила, - в то время как обязана была телеграфно
потребовать, чтобы ее сняли с поезда и немедленно отправили в изолятор! В
изолятор (которого, кстати сказать, не было в нашем зерносовхозе) полагалось
отправить всех, с кем находился в контакте больной, и прежде всего самого
больного, а я преспокойно положила его в одну палатку с двумя астматиками и
мальчиком, сломавшим ключицу! Я ничего не сделала, чтобы помешать
распространению страшной болезни, которая давно была совершенно
ликвидирована в Советском Союзе. Напротив, все, что я сделала, как нарочно,
было полно таких грубых, преступных ошибок, как будто я сознательно
стремилась лишь к одному - превратить в эпидемию отдельный случай холеры.
...Стараясь справиться с дрожью, время от времени пробегавшей вдоль
спины, я прежде всего отправилась к директору и доложила ему о положении
дел. На этот раз мы говорили минут двадцать, и тем не менее еще через
двадцать на Цыганский участок уже мчалась машина с лизолом, карболкой и т.
д., а в километре от Главного Хутора уже разбивали палатки - изолятор на
тридцать шесть человек. Инструкция по борьбе с холерой, сложенная вчетверо и
лежавшая до сих пор в прошлогоднем "Календаре для врачей", вдруг ожила и
стала главным предметом моих размышлений...
Механик сидел на койке в вязаном лыжном шлеме и рассказывал мальчику со
сломанной ключицей содержание кинофильма "Кастусь Калиновский". На коленях у
него спала кошка - упоминаю об этом потому, что эту кошку после некоторых
колебаний я тоже отправила в изолятор.
Я осмотрела механика очень внимательно и ничего не нашла. Правда, время
от времени он еще отлучался из палатки, но куда реже, чем накануне.
Температура была нормальная. Лекарства, которые я ему прописала, он за ночь
"полностью приел", как он сообщил мне, весело улыбаясь. Бесштанько, как
полагал больной, уже запорол новый трактор, который недавно прислали на
Цыганский участок, и лучше уж сразу везти с Главного Хутора запасные части.
Один тракторист, у которого была подобная история с желудком, выпил двести
пятьдесят граммов, закусил селедкой и поправился - правда ли, доктор, что
современная медицина в отдельных случаях рекомендует сильные средства? Когда
можно приступить к работе? Хорошо бы завтра! Дело в том, что послезавтра
Бесштанько выходной, а ему, Бородулину, непременно нужно застукать его на
простое. "Вы не знаете, что это за человек, доктор! Хитрый, как муха".
Племянница, как он надеялся, уже доехала до Ростова - кстати сказать,
прекрасная девушка, зубной техник, сирота и большая любительница литературы
и театра...
Он был почти здоров, но что это значило в сравнении со страшной
картиной, открывшейся на предметном стеклышке под моим микроскопом?
Очень осторожно я предложила ему перейти в другую палатку. Там ему
будет удобнее, палатка маленькая, сестра будет ухаживать только за ним. Он
почти выздоровел, но мне хочется последить за ним, потому что лабораторный
анализ показал очень редкое заболевание, совершенно безопасное для жизни, но
зато в научном отношении представляющее большой интерес.
Не помню, что еще я сочинила ему, но он вдруг увял, побледнел, лег на
койку и, помолчав, жалобно сказал, что сам чувствует, что заболевание еще
далеко не прошло.
Часа в четыре заведующий Сельским райздравом с целым штатом санитаров и
сестер приехал в "Зерносовхоз-5" и вежливо, но решительно объявил мне, что
берет на себя всю организационную сторону дела.
Это был старый врач, много лет служивший на флоте и под старость



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [ 66 ] 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.