read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



камер; может быть, Анохин-бис завоюет репутацию братьев Люмьер: в
лаборатории Би-центра ему в два счета сконструируют и камеру и проектор.
С такими мыслями я выложил стопочку захваченных с этажерки книг в
центре стола, сопровождаемый недоуменными взглядами и без того
недоумевающих спутников.
- Это зачем? - не выдержал Толька.
- Кто читал "Люди как боги" Уэллса? - вместо ответа спросил я.
Зернов читал.
- Помнишь цветок, который положил Барнстепл на стык двух миров? Вместо
цветка я кладу книги.
- А ты уверен, что это стык?
Я объяснил.
- Дракула. Бонд. Фантомас. Чушь зеленая! - взъярился Толька. - Мы уже
на Земле. Чудеса кончились. Вы лучше мне втолкуйте, как это три месяца
превратились вдруг в три часа? Я что-то сомневаюсь, хотя хлеб я и сам
надкусил. А он свежий, ничуточки не зачерствел.
- А вдруг это не ты надкусил. Пришли гости к Ирине и ушли гулять.
- Не приехала еще твоя Ирина. Это наш ужин. Ничего не понимаю, -
вздохнул Толька.
Зернов что-то чертил на листке из блокнота.
- Твоя гипотеза. Юрка, кажется единственно верной, - сказал он. -
Спиральное время. Смотри. - Он показал нам вычерченную спираль, похожую на
пружину: витки ее почти касались друг друга. - А вот это - наше
пространство - время. - Он провел касательную к виткам спирали. -
Геометрически - это движущаяся точка, каждый виток спирали касается ее
через определенный промежуток времени, допустим, через час. А каждый
оборот витка - месяц. Вот вам и вся арифметика: три часа = три месяца.
Я вспомнил свой разговор с "дублем" в континууме.
- По этой арифметике их десять лет - это наши пять суток. А у нас три
года прошло. Не получается.
- Предположим иную спираль. Скажем, конусообразную. Чередование
конусов. Основание одного переходит в основание другого,
состыковывающегося вершиной с третьим. И так далее без конца.
- Значит, крупные витки - это их годы, может быть, столетия, а у нас -
часы. Мелкие витки - их часы, а у нас - минуты. На стыках вершин время
течет одинаково. Так?
- Можно предположить и такую возможность.
- Только как же ты проведешь касательную?
Так сбить можно было первокурсника, но не Бориса Аркадьевича.
- А если касательная зигзагообразна, - мгновенно нашелся он, - или
образует синусоиду? Можно допустить даже топологическую поверхность
касания, - мы видели такие допущения в архитектуре Би-центра...
- Снаружи я не разглядел, - вмешался Толька, - а внутри верно. Еще
когда мы с Юркой топали по этим "проходам", я подумал об их топологических
свойствах.
- Вы еще "связок" не видели. Телепортация была выключена.
- А "призраки" лабораторий, вывернутые наизнанку, как носки после
стирки. Уже тогда можно было допустить их "многосвязность"...
Они говорили по-русски, а Мартин заинтересовался:
- О чем они, Юри?
- Высшая математика. Вроде египетской клинописи. Не по нашим зубам, -
отмахнулся я, но в разговор все же включился: - А сюда нас перебросили
тоже по законам топологии? Может быть, объясните простому смертному этот
транспортный вариант.
- Объясни кошке таблицу умножения, - хихикнул Толька Дьячук. - Ты же
гуманитарий, Юрочка. Тебе нужна ветка сирени в космосе.
Зернов только посмотрел на него, и шансонье, кашлянув, мгновенно умолк.
- Топология, друзья, - Зернов перешел на английский специально для
Мартина, - это область геометрии, рассматривающая свойства различных
пространств в их взаимных сочетаниях. Это могут быть свойства и
деформируемых геометрических фигур, вроде архитектуры Би-центра, и взаимно
связанных космических пространств, если их рассматривать как
геометрические фигуры. Рассуждая топологически, можно предположить, что от
покинутой нами Земли-бис нас отделяют не парсеки, а только "связки",
создающие своеобразную поверхность касания. Вероятно, такая поверхность
включает весь земной шар с его биосферой, а уж точку на карте можно
выбрать любую - твоей даче попросту повезло: она собрала всех нас.
- А как они узнали об этом? - хмыкнул Толька. - Опять телепатия? Через
второго Анохина?
- А как они нашли нас в Париже? Как наблюдали за нами во время опытов?
И как вообще они творили свои божеские дела, повергая в смущение всех
служителей Господа Бога на земном шаре? Загадка, Толя, не для наших
умишек. Кстати, чего хочет от нас этот человек у калитки?
Я спустился в сад и узнал почтальона. Он держал запечатанную
телеграмму, но почему-то не отдавал ее. Великое изумление читалось на его
лице.
- Десять минут назад проходил, смотрел, кричал - никого у вас не было.
Обратно по той стороне шел. Остановился у акимовского забора, глянул к вам
- опять никого. Ну, передал заказное, расписались. Минуты не прошло. А у
вас на терраске полный парад. Ни машин, ни людей кругом не было. Со
станции не время - поездов сейчас нет. Откуда же вы взялись? С неба, что
ли?
- Съемку ведем, - мрачно придумал я: не рассказывать же ему обо всем. -
Видишь, мундир на мне? А отсвет зеркал создает невидимость.
- А где ж аппарат? - все еще сомневался он.
- Скрытой камерой снимаем, - отрезал я. - Давай телеграмму.
Ирина телеграфировала, что возвращается из командировки вместе с
академиком.
- Ну что? - хором спросили меня на веранде.
- Приезжают.
Но поджидавших меня интересовало другое.
- Что ты сказал этому типу?
- Соврал что-то.
- Вот и придется врать, - угрюмо заметил Толька. - Кто ж поверит? Липа.
В институте меня засмеют или выгонят.
- В газету, пожалуй, дать можно, - задумался Мартин: думал он, конечно,
об американской газете и оценивал перспективы возможной сенсации. -
Возьмут и напечатают. Даже с аншлагом. А поверить - нет, не поверят.
Говорили мы трое, Зернов молчал.
- А все-таки жаль было расставаться с этой планеткой, - вдруг произнес
он с совсем не свойственной ему лирически-грустной ноткой. - Ведь они нас
обгонят. С такими перспективами, как в Би-центре...
- Нефти у них нет, - пренебрежительно заметил Мартин.
- И кино, - сказал я.
- Кино - чепуха. С безлинзовой оптикой они создадут нечто более
совершенное. И нефть найдут. Ведь они моря не видели. Сейчас у них
начнется эпоха открытий. Возрождение в современном его преломлении и
промышленная революция. Время Колумбов и Резерфордов.
- А я бы совсем там остался, - сказал Толька. - Лишь бы не песни петь.
Для настоящего дела. Метеослужбе бы научил для начала. А там, смотри, до
прогнозов бы дотянулись.
Он рассчитывал на поддержку Зернова, но именно Зернов его и добил:
- Нет, Толя. Долго бы вы там не прожили. Ни вы, ни мы. Не такого мы
рода-племени. Похожие, но другие.
- Что вы меня разыгрываете, Борис Аркадьевич, - обиделся Толька. - Три
месяца бок о бок с ними прожили. Из одной миски, как говорится, щи
хлебали. Что мы, что они. Такие же люди.
- Не такие, Толя. Другие. Я уже говорил как-то, что, моделируя высшую
форму белковой жизни, эти так и не разгаданные нами экспериментаторы,
грубо говоря, подправляли природу, генетический код. Выделяли главное в
человеке, его духовную сущность, остальное отсеивали. Но потом мне пришла
в голову мысль, что они вносили поправки даже в анатомию и физиологию
человека. Однажды я наблюдал, как брился Томпсон. Брился, как в
парикмахерской, опасной бритвой. Брился и порезался, да так, что кровь
полщеки залила. Спрашиваю: "Йод есть?" А он: "Зачем?" Вытер кровь
полотенцем, и конец - никакого кровотечения. Мгновенная сворачиваемость
крови. Я удивился. "Только у вас?" - говорю. "Почему у меня - у всех. У
нас даже тяжелые раны почти не кровоточат". А вы обратили внимание, что
тамошний Томпсон моложе земного? И морщин меньше, и не сутулится. А потом
подметил, что у них вообще нет ни морщинистых, ни лысых. Я специально
бродил по улицам, разыскивая стариков и старух. Я встречал их, конечно, но
не видел среди них дряхлых, согнутых, обезображенных старостью. Ни одному
из них ни по цвету лица, ни по ритму походки нельзя было дать больше
пятидесяти. Полностью побежденная старость? Не думаю. Но их багровый газ,
как первичная материя жизни, вероятно, таит в себе какие-то возможности
самообновления организма или задерживает старческое перерождение тканей. И
еще: я говорил с детским врачом. У них нет специфически детских болезней.
Он даже не знал, что такое корь или скарлатина. Только простудные формы,
последствия переохлаждения организма или желудочные заболевания: питаются
ведь там хоть и моделированными, но земными продуктами - вот и весь объем
тамошней терапии. Возможно, что и рак побежден: проникнув в тайны живой
клетки, не так уж трудно устранить злокачественные ее изменения, но гадать
не буду - не узнал. А может быть, у них вообще другой сорт молекул.
- Хватил, - сказал я.
- Ничуть. Человек больше чем на две трети состоит из воды. А недавно в
одной из наших лабораторий как раз и обнаружили воду с другим молекулярным
составом. При низких температурах не замерзает, а в обычной воде не
растворяется. Вода и вода. Человек и человек. Химический состав один, а
физика разная. Так что, Толя, ни я, ни вы рядом с ними не выживем. А то
как бы на старости лет не отправили нас в какой-нибудь атомный переплав.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [ 66 ] 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.