read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ну, не так уж все мрачно,- сказал я. - Русская культура.
например, прошла и через онемечивание, и через офранцуживание - и все
обратила себе на пользу.
В русском брюхе долото сгнило, так у нас говорят. Даже большевики,
думаю, не смогут все затоптать - а это, поверьте, саранча пострашнее
библейской.
- Вообще-то я социалист, Ник,- сказал учитель.
- Когда мне было четырнадцать лет, - сказал я, - я тоже был
социалистом и, начитавшись Маркса, однажды сел на коня и поехал
пропагандировать среди рабочих. В Сибирь меня не сослали, ограничились
увещеванием. А потом дурь прошла, и я с удовольствием сменил Карла
Маркса на Карла Мая.
- Ну, настоящие индейцы далеки от образа Виннету,- сказал Нат.-
Нет, вы не правы, Ник, капиталистов обязательно следует приструнить и
умерить. Они довели страну до сумы. Посмотрите, как скудно мы живем.
Моего недельного учительского жалования хватает на три дня, и если бы
я не подрабатывал хранителем ключа, то просто не знаю, как бы кормил
семью. У многих уже вынуждены работать жены. Куда мы идем?
- В советской России работают практически все женщины. А там
капиталистов уж так приструнили и умерили:
- Я понимаю, что вы хотите сказать. Но ведь все, самую великую
идею, можно довести до абсурда. Бросаться в крайности - это,
согласитесь, в русском обычае.
А мы инстинктивно придерживаемся золотой середины.
- Ну, дай-то вам Бог. Просто я уже видел все это своими глазами и
испытал на своей шкуре, а вы еще нет. Взять, к примеру, вот этот ваш
дом. Представьте, что во имя торжества справедливости вашу семью
загоняют в каморку под лестницей, а в остальных комнатах селятся
человек тридцать:
Он огляделся. Потом посмотрел на меня.
- А: зачем?
- Во имя торжества справедливости,- повторил я.- Чтоб всем.
- Но ведь тогда получается, что те дома и квартиры, в которых эти
люди жили раньше, останутся пустыми?
- А это вы будете объяснять негру-комиссару.
- Дом вообще-то не мой,- на всякий случай отрекся Нат. - Это
наследство жены.
Она у меня, знаете ли, из семьи с традициями. Чуть ли не на
"Мэйфлауэре" приплыл ее пра-пра-пра-кто-то. Знаете, Ник,- он еще раз
огляделся,- мне иногда кажется, что "Мэйфлауэр" был посудиной
покрупнее "Титаника". Жаль вот, айсберга ему не подвернулось под
скулу:
- Вы так не любите свою жену? - удивился я.
- Упаси Бог. Пат - ангел. Но вот ее родня:
- А мне как раз наоборот: страшно везло с родней, но совершенно не
везло с женами. Так вы, Нат, получается. не потомственный хранитель?
- Как сказать: Мой дед был ключарем в Сан-Франциско. Но после
великого землетрясения мы остались как бы не у дел. А у старого
Эбнера, здешнего хранителя, сыновей не было, вот и пришлось ему
смириться с безродным зятем:- он засмеялся. - Впрочем, Пат не в
претензии, а больше мне ничего не надо. Вот и возникает у нас своя
особая знать. Где вы еще найдете семью, в которой сошлись бы вместе
две линии хранителей?
Я подумал и пожал плечами:
- Пожалуй, таких я больше не знаю.
- Дедушка Пат провожал в наш рум самого Эдгара Аллана По! Говорят,
именно тогда он посетил Россию и встретился в вашим Пушкиным. Правда,
что Пушкин тоже крупный поэт?
- М-м: Да. На мой взгляд, он сделал для русской литературы
примерно то же, что Шекспир для английской. Встречался ли с ним Эдгар
Аллан, я не знаю. Но пребывание мистера По в Петербурге отмечено
полицейским протоколом:
- Опять пил,- сокрушенно вздохнул Нат.- Почему все поэты такие
пьяницы, Ник?
- Не все, - сказал я.
- Тогда бабники.
- Негры-комиссары поставят вас к стенке, Нат, за такие слова. Мне
запретили читать лекции матросам Балтфлота, когда я на вопрос: что вам
помогает писать стихи? - честно ответил: хорошее вино и женщины.
- Так вы писали стихи?
- Был грех.
- Прочтите что-нибудь.
- Я не смогу перевести на ходу.
- Жаль. Через пятьдесят лет в Америке никакой поэзии не будет
вовсе:
- Не расстраивайтесь так, Нат. Поэзия неистребима. Это как хороший
ковер: чем больше его топчут, тем ярче узор.
Он посмотрел на меня. Снял очки.
- Теперь я без всяких стихов вижу, что вы поэт, Ник. Янки сказал
бы: неистребима, как триппер. Хотите хорошего виски?
- Американского? - подковырнул я.
- Нет. В нашем погребе водится кое-что поприличнее кукурузного
"Бурбона":
Он оказался прав. Такое виски должен подавать сам мажордом с двумя
лакеями на подхвате. Даже у Честертона виски было помельче калибром:
- Знаете, Ник, - говорил он чуть позже, когда бутылка опустела на
треть,- стало принято считать, что у нас, в Новой Англии, чуть ли не
колыбель мировой культуры. Действительно, снобов хватает. А
по-настоящему поговорить, пожалуй, и не с кем: - он задумался.- Так
вот, Ник. Есть у нас в Провиденсе редкостно образованый человек, но
тревожит меня одно обстоятельство: как раз его образованность. Зовут
его Говард Филлипс Лавкрафт. Живет уединенно, пишет страшные рассказы
для дешевых журнальчиков, целые дни проводит в библиотеках и архивах.
Пишет по ночам. Говорят, он почти не спит. И почти не ест. Об истории
Провиденса он знает все. Понимаете: все. И об истории Старого города в
особености. Вплоть до даты забивания каждого гвоздя в каждом доме.
Все сплетни, все легенды:
- И что? - спросил я.
- Боюсь. что он может докопаться до рума. Если уже не докопался.
Я задумался. Случались не часто, но и не слишком редко среди людей
непосвященных так называемые "автогены", что значит "самородки". Те,
кто своим собственным умом и стечением случайностей приобщались малых,
а иной раз и великих тайн. Судьба их, как правило, была печальна. Ибо
свет наднебесный не озаряет путь, а испепеляет одинокого путника:
- И что вы предлагаете?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [ 66 ] 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.