read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



почему-то глядя вниз:
-Да.
- Что "да"?
- Это...- она подняла глаза, и он увидел, что они красные. - Это... да.
Это... лучше, чем "Девочка и вороны".
У него не было времени, чтобы оценить ее комплимент.
- Кассету!..
- Ее же перегнать... она же...
- Кассету, мне, сейчас.
Оператор, высокий парень по имени, кажется, Сава, удивленно вскинул брови:
- Кассета - собственность телестудии.
- А спектакль - моя собственность! - рявкнул Раман, одновременно стряхивая
с плеча и рукавов чьи-то назойливые, жаждущие общения руки. - Кассету - или я
вам камеру разобью!!
Наверное, на лице Рамана читалась эта его готовность не только камеру, но и
самого Саву размазать по стенке; парень мигнул и недовольно посмотрел на Павлу:
- Отдать? Вы так договаривались?
- Отдай, - сказала Павла быстро. - Мы потом возьмем и перегоним.
Парень пожал плечами.
Они стояли в центре человеческого водоворота, они были центром его, потому
что к Ковичу лезли и перли со всех сторон, протягивали ладони и микрофоны, и
какие-то цветы, и какие-то слова; взяв в руки массивную профессиональную
кассету, Раман как-то сразу понял, что Павла права, что эта кассета не влезет в
обыкновенный магнитофон, что ее нужно срочно размножить, перегнать...
Он судорожно оглянулся, будто боясь увидеть за спиной рассеянное и
благожелательное лицо господина Тритана Тодина.
Его страх был напрасным. На окружавших его лицах были восторг, возмущение,
преклонение, даже страх; ни одного рассеянного вежливого лица.
Вероятно, обладатели таких лиц сейчас рассаживаются по машинам. Чтобы в
офисе Триглавца, в спокойной обстановке, вдоволь посудачить об общественной
нравственности.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
У крыльца охранник, привезший Павлу из театра, передал ее из рук в руки
другому - тому, что присматривал за домом. Павла прошла к себе, на ходу стягивая
одежду, сдувая падающие на глаза пряди; ванна наполнилась в течение пяти минут,
Павла ухнула в воду, безжалостно забрызгав кафельный пол водой и пеной.
Ее тело было горячим и легким. Вся жизнь казалась ярким, безмятежным пятном
посреди пестрой палитры, и, глядя на собственные белые колени, круглыми
островками поднимающиеся над водой, Павла думала о море, пальмах и далеких
берегах.
Потом ей вообще расхотелось думать. Всякие мысли потеряли свой смысл - она
была по уши полна ОЩУЩЕНИЯМИ.
Почему спектакль с трагическим финалом, действо, заставившее ее бояться и
плакать, - почему он оставил по себе такое светлое, счастливое воспоминание?
Летящий по памяти шлейф? Желание любить?
Ей захотелось, чтобы поскорее вернулся Тритан. Ей совершенно искренне этого
захотелось- но с этого момента ее существование потеряло былую безмятежность.
Она вылезла из ванны, досуха вытерлась Тритановым клетчатым полотенцем, накинула
халат и прошла в комнату, к телефону.
В кабинете Ковича никто не брал трубку. На мгновение Павле захотелось
очутиться там - в театре, где по традиции накрыты столы, где празднуют
колоссальный дебют, где все счастливы и шатаются от усталости...
Она набрала рабочий телефон Тритана. Вежливая девушка - интересно, что
девушки все время меняются, - сообщила ей, что господин Тодин на совещании.
Павла позвонила Стефане и взялась подробно рассказывать ей о премьере- но в
этот самый момент где-то на заднем плане заверещал Митика, и Стефана тоже
завопила, обещая отдать сына обезьянам на воспитание, и разговор пришлось
прервать по техническим причинам...
Потом она задремала на диване, поджав под себя босые ноги.
Тритан вернулся в сумерках. Тритан постоял в дверях, не включая света,
Павла проснулась от одного только его присутствия.
- Это ты?
Он наконец-то щелкнул выключателем, и Павла увидела его лицо.
И рывком села на диване.
Раман запретил праздновать генеральный прогон, как премьеру. "Завтра, -
сказал он заведующему труппой, активисту всяческих праздников и отмечавши. -
Торжество будет завтра, сегодня всего лишь рабочий момент..."
Замечаний он делать не стал. Поблагодарил всех, еще раз поцеловал Лицу и
уехал домой.
Потому что сидеть в кабинете и прислушиваться к телефону у него не было
сил. Если он понадобится, - отыщут и дома...
В спальне еле слышно пахло Лицыными духами.
В комнате слоями лежала нетронутая пыль; Раман уселся в кресло и положил на
стол перед собой громоздкую трехчасовую кассету.
Возможно, у него мания преследования? Возможно, ничего не случится, егерь
Тодин вволю натешится его трепыханиями и завтра явится поздравить с премьерой?
"Не ври себе, - сказал трезвый и равнодушный внутренний голос, - Надо было
дать ребятам отпраздновать СЕГОДНЯ..."
Он вдруг понял, что не сидит в кресле, - стоит посреди комнаты, сжимая в
руках кассету, и что руки трясутся.
Он сумел-таки сделать в жизни нечто, заслуживающее чьей-то ненависти и
чьего-то страха. Смог. Потому что сам акт отсмотра спектакля комиссией - признак
неуверенности, слабости и страха.
Они боятся Павлу - потому что она самим фактом своего существования грозит
разрушить устоявшийся мир.
Теперь они ненавидят его, Рамана, - потому что он умеет сделать то же
самое, но только фактом своей работы... своего, красиво говоря, творчества...
"Ерунда, - сказал трезвый внутренний голос. - Ты ничего не хотел разрушать.
Ты никому не желал досаждать. Ты хотел просто громко сказать о том, что тебя
мучит..."
Резко зазвонил телефон. Раман содрогнулся, почти физически ощущая, как
значительная часть его волос теряет цвет, становясь блекло-белой, старческой.
Звонила бывшая жена. В программе новостей передавали о каком-то спектакле-
нельзя ли мальчику сходить в ближайшие выходные? Все лучше, чем мотаться по
улицам либо гонять в подворотне этот самый мяч...
Он сдержался и пообещал ей контрамарочку. Мило закруглил разговор и положил
трубку- рядом с телефоном.
Пусть его номер отвечает короткими гудками. Еще хотя бы полчаса...
"От кого ты прячешься?" - спросил трезвый внутренний голос.
Раман ему не ответил.
Он стоял в дверях так долго, что ей сделалось холодно. Она плотнее
запахнула халат, сказала, глядя в когда-то смуглое, а теперь просто почерневшее,
как туча, лицо:
- Входи...
Тритан не двинулся с места. Павла нерешительно спустила ногу с дивана:
- Что-то случилось?
- Ничего, - ответил он неожиданно спокойно. - Ничего особенного.
- Я спала,- сказала она виновато. - Я... говорят - "счастлива по самые
уши". Потому что, ну ты понимаешь... спектакль...
Уголок его рта дернулся и поехал книзу. Это было так странно, так страшно и
непривычно - у Тритана, вечно чуть рассеянного, спокойного и доброжелательного!
- что Павла подавилась собственными словами.
- Почему ты мне не сказала?! Ей показалось, что ее коснулся егерский хлыст.
Тритан неподвижно стоял в дверях, и лицо у него было таким, будто бы вот сейчас,
сию минуту он сдернет ее с дивана и швырнет головой об пол, так, чтобы хрустнули
шейные позвонки.
- Почему ты не сказала мне, что тебе звонили?! Что с тобой была связь,
почему ТЫ, Павла, МНЕ об этом не сказала?!
Она молчала, забившись в угол, прижавшись спиной к диванной подушке.
- Отвечай!
Она выставила перед собой руки - как будто трясущийся заслон из
растопыренных пальцев мог ее от чего-то защитить:
- Не...
И он наконец-то увидел в ее глазах свое собственное отражение. Медленно
разжал стиснутые кулаки, перевел дыхание; Павла сидела не шевелясь.
- Павла, ты себе не представляешь, какое ты сделала... эта твоя глупость...
забывчивость, я не знаю, что... какую... почему?! Почему ты мне не сказала, ты
можешь объяснить?
- Я не-е знала, что это в-важно, - пролепетала она,заикаясь.
Его губы снова дернулись:
- Не ври. Знала. Почему не сказала? Она скорчилась и заревела. Тритан
по-прежнему стоял в дверном проеме, Павла физически ощущала тяжелый взгляд,
лежащий на ее голой шее. На высвободившемся из-под халата четвертом позвонке...
- Этот его спектакль,- наконец сказал он глухо.- Чушь с маслом. Дерьмо... Я
твержу им о контроле. Обещаю, доказываю... полную безопасность... И получаю
такое вот... от тебя. Почему?..
Он повернулся и вышел, оставив рыдающую Павлу на диване и неподвижную тень
скучающего охранника на белой, белой стене.
Телефон зазвонил в восемь вечера. Не прикасаясь к трубке, Раман уже знал,
кто и зачем звонит.
- Добрый вечер, господин Кович, извините, что беспокоим вас в неурочный
час... Это служба информации Триглавца. Вы не могли бы зайти к нам сейчас, это
недалеко, мы пришлем машину?
- Я занят, - сказал он, вернее, ему показалось, что он сказал, потому что
трубка обеспокоенно переспросила:
- Алло, господин Кович, вы слышите?
- Я занят, - сказал он, собрав в комок всю свою ярость. - Если угодно -
завтра в это же время.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 [ 67 ] 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.